ЛитМир - Электронная Библиотека

Не лицо, а застывшая маска. Глаза с красными белками, не мигая, вперились в Смагу, ноздри трепетали.

– Эй, Букварь, ты чего? – с опаской спросил Смага и невольно отступил на шаг. – А ну, стой, где стоишь!

Он передернул затвор автомата.

Губы Коробова дрогнули, приоткрылись, но не по-человечески, растягиваясь, а по-звериному, выпячиваясь и обнажая крупные неровные зубы в хищном оскале. Из горла донесся глухой, клокочущий рык.

– Ты, мудак, я те чо сказал?! – сорвался на истерический визг Смага. – Стой!

Растопырив руки, Коробов шагнул к нему. Смага вновь отступил на шаг, оступился и, зажмурив глаза, полоснул из автомата. В его спекшихся на жаре мозгах представлялась страшная, мистическая картина, что Коробов, с дырками от пуль в груди, продолжает на него надвигаться.

Однако вокруг стояла тишина, и когда Смага рискнул открыть глаза, изрешеченный пулями труп Коробова неподвижно лежал от него метрах в пяти. Откуда было знать Смаге, что беспричинный страх и параноидные галлюцинации являются первичными симптомами «болезни Лаврика»?

Долго еще Смага боялся подходить к трупу, опасаясь, что тот вдруг «оживет» и набросится на него. Но, когда все-таки убедился, что Коробов мертв «бесповоротно», впал в депрессию. Надо было возвращаться в поселок – но куда идти, в какую сторону?

На заброшенной базе Смага провел два дня. В рюкзаке Коробова он обнаружил консервы десятилетней давности – к удивлению, вполне доброкачественные.

По следам Коробова в подземелье нашел и воду. Но все равно, даже с запасом пищи и воды выходить в степь в поисках дороги домой он не решался. И лишь на третий день, когда в результате заболевания его мозг полностью деградировал и, словно пораженный компьютерным вирусом, начал давать команды на перестройку скелета, Смага сожрал труп Коробова и побрел в степь. Что поразительно, но безусловные рефлексы на уровне инстинкта «болезнь Лаврика» не только не затрагивала, но даже обостряла, поэтому Смага легко нашел дорогу домой. Консервы как пища его уже не удовлетворяли – пошедший «в разнос» организм требовал сырого мяса и особенно костей для перестройки скелета.

Почему больное, лишенное разума существо, в которое мутировал Смага, до сих пор было живо, когда все остальные инфицированные давно умерли, трудно сказать. Возможно, потому, что болезнь в его организме протекала в замедленной, вялой форме – медленно росли зубы, медленно утолщались ногти. А возможно, по какой-то другой причине – никто симптоматику болезни не изучал. Так или иначе, но мутант Смага остался единственным живым обитателем в поселке Пионер-5. Изредка в сумерках он подкрадывался к окопам, голодным взглядом следя за снующими там фигурками людей, но животный страх перед ярким светом зажигавшихся прожекторов отгонял его прочь.

Может быть, он так и умер бы от голода, если бы однажды после сильной грозы в поселке не появился солдатик. Шлепая по лужам, солдатик прошел по улице поселка, зашел в здание шахтоуправления, некоторое время побыл там, а затем, выйдя на улицу, направился в степь к заброшенной базе. Мутант неотступно следовал за солдатиком. Как ему ни хотелось есть, но инстинкт хищника подсказывал, что «дичь» сильнее и так просто с ней не справиться.

Мутант преследовал солдатика до самой базы и даже спустился за ним в подземелье.

Смага долго бродил следом за солдатиком, пока тот не споткнулся о какую-то железяку вроде куска арматуры. Тогда Смага прыгнул – ему не терпелось скорее отведать человеческой свежатинки. Но солдатик обернулся к нему и успел выставить вперед руку с зажатым в ней пистолетом. Смага укусил его за палец, солдатик заорал от боли, но тут мутанту не повезло – предполагаемая жертва выхватила из-под ног арматурину и врезала ею по деформированной голове нападавшего. Смага схватился за разбитую голову обеими руками – а солдатик, не теряя времени, несколько раз подряд выстрелил в него. Смага тяжело рухнул на пол, а солдатик подбежал к нему и сделал контрольный выстрел в голову. Тогда агонизирующее тело мутанта вытянулось и замерло. А солдатик принялся, тряся укушенной рукой, бегать по комнатам заброшенной базы, пока не разыскал помещение, где хранился тротил. Спустя десять минут солдатик покинул базу, после прочь от этого места – бежал, пока хватало сил. Потом упал и больше не поднимался. Позже рядом с ним опустился вертолет, из него выскочил чернявый парень в камуфляже и с усилием погрузил в кабину тело солдатика, потерявшего сознание. Вертолет сразу взлетел – и скрылся.

* * *

…Никита медленно приходил в себя. Постепенно до него дошло, что он находился в больнице. И сразу усомнился в этом – на него с улыбкой глядела… Леночка Фокина?! Но ведь она же погибла! Что же, он – в раю? Тут все его сомнения развеял знакомый голос – и принадлежал он Алексею:

– Ну вот, молодчина! Давай-давай, возвращайся в этот мир, уже заждались мы тебя. Я верил, что ты обязательно пойдешь на поправку.

– Алексей? – все еще не веря в свое спасение, прошептал Никита. – Ты? А это – Лена? Ничего не понимаю… Я же был обречен…

– Меня зовут не Лена, – поправила его девушка, действительно очень похожая на Фокину, – а Марина. А вы так не волнуйтесь, вам – вредно.

– Девушка, – мягко попросил ее Алексей, одетый сегодня в деловой костюм, – можно мне побеседовать с пациентом наедине? Очень прошу.

Марина надула и без того пухлые губки, после чего вышла из палаты и тихо закрыла за собою дверь Алексей поправил подушку под головой Никиты и начал рассказывать ему, как он все-таки спасся:

– Повезло тебе, старина. Если вкратце – разумеется, я и не думал тебя бросать одного в Каменной степи. Даже после нашего последнего разговора. Я посоветовался с Веретеновым, и мы пришли к выводу, что заберем тебя оттуда в любом случае. Я вылетел за тобой на вертолете. Прибыл как раз после учиненного тобой взрыва базы. Так ты очутился здесь, в одной из лучших московских больниц. Впрочем, наверняка тебя больше всего интересует, почему ты не загнулся от этих болезней? Отвечаю. Можешь удивляться, но это – факт. Ты на самом деле заразился в Африке «тофити». Да-да, ты поверил версии доктора Киллигру, но буквально на днях мы перехватили очередное секретное послание агента ЦРУ Джона Киллигру, из которого окончательно следует, что разносчиками эпидемии «тофити» являются не гориллы, а мутанты нематоды. Почему пиявки стали мутантами? Да та же ситуация, что в Каменной степи – только в Африке мутация пиявок была больше связана с радиацией, чем с секретными экспериментами. А уж откуда там взялась радиация, мы пока не знаем. Киллигру в своем донесении пишет про упавший в леса Африки метеорит, но он сам не уверен в своей версии. Короче, ты заразился и прибыл в Россию – а оттуда и в Каменную степь – больным. Когда тебя укусил мутант – а мы уже исследовали твою кровь и знаем об этом происшествии – ты заразился еще и так называемой «болезнью Лаврика». А дальше – самое интересное!

111
{"b":"30792","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В игре. Партизан
Афера
Синяя кровь
В глубине ноября
Цвет Тиффани
Мир Карика. Доспехи бога
Научись искусству убеждения за 7 дней
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Перевал