ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Представьте 6 девочек
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Тетушка с угрозой для жизни
За них, без меня, против всех
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Скажи маркизу «да»

Глава 1

– И занесла же меня к вам нелегкая, Сан Саныч, – привычно ворча, Никита вошел в бунгало, на ходу сбрасывая с плеч полиэтиленовую накидку. На джунгли сплошной стеной низвергался тропический ливень.

Старый доктор ничего не ответил – возился с пациентом. Маленький тщедушный негр – кожа да кости, да цветастая набедренная повязка – сидел на табурете и стоически переносил операцию без наркоза на своем плече.

Никита бросил взгляд на стол. Там, в лотке, лежали окровавленные корнцанг, скальпель и сплющенная пуля. Сан Саныч как раз заканчивал операцию, зашивая рану обыкновенной суровой ниткой.

– Вот и все, – удовлетворенно сказал он, обильно присыпал шов стрептоцидом, и наклеил сверху суконную нашлепку. Бинтов в единственном на всю Центральную Африку российском отделении Красного Креста отродясь не было. Как и антибиотиков, и антисептиков. Как и всех других лекарств, кроме аспирина, анальгина, стрептоцида и йода. Впрочем, месяц назад не было и этого.

Негр никак не отреагировал. Сидел, безучастно уставившись куда-то в угол, и по его остановившемуся мутному взгляду легко угадывалось, что он вот-вот свалится с табурета на пол. Сан Саныч открыл пузырек с раствором аммиака, поводил им у носа пациента. Негр дернулся, отчаянно замотал головой, замахал здоровой рукой. Попытался вскочить с табурета, но Сан Саныч его удержал.

– Кто этот пигмей? – спросил Никита. – Партизан?

Старый доктор только покачал головой.

– Неужели из правительственных войск? – не поверил Никита. – С каких это пор там в одних набедренных повязках щеголяют?

– Почему если раненый, то обязательно вояка? – возмутился Сан Саныч. – Обыкновенный мирный житель из местного племени. Шальная пуля…

Он наклонился к пигмею и что-то спросил его на местном наречии. Негр защебетал в ответ, отрицательно мотая головой. Тогда Сан Саныч протянул ему конволюту аспирина и принялся втолковывать, что с ней надо делать. Негр внимательно слушал и кивал.

Никита подошел поближе и известным международным жестом потер в воздухе пальцами перед лицом пациента.

– Money-money? – встрял он в объяснения Сан Саныча.

– Отстаньте от него, Никита! – возмутился доктор. – Какие деньги? Мы – российский Красный Крест! А потом, он не из поселка, а из джунглей. Не понимает он, что вы хотите.

– Thank you, sir, – неожиданно проговорил пигмей, настороженно заглядывая в глаза Никиты.

Никита расхохотался.

– А вы говорите, не понимает! Хватит вам «за спасибо» лечить, а то сами скоро ноги протянете. Учитесь у американцев, они за такую операцию три шкуры с пациента сдирают. Ваш точно бы без набедренной повязки в джунгли вернулся.

Метрах в ста от бунгало Сяна-Сяна, как называли в поселке Сан Саныча местные жители, находился палаточный госпиталь американского Красного Креста.

В отличие от российского Красного Креста, чье отделение существовало здесь еще со времен Советского Союза, американцы развернули свой госпиталь два месяца назад в связи с эпидемией «тофити» – новым, неизвестным доселе заболеванием, вспышка которого неожиданно разразилась в Центральной Африке и унесла уже около двухсот жизней. После охватившего Соединенные Штаты СПИДа американское здравоохранение тщательно отслеживало вспышки как известных, так и неизвестных болезней по всему земному шару и реагировало мгновенно, направляя в эпицентр эпидемий исследовательские группы. Так было несколько лет назад с эпидемией лихорадки Эбола, так было и сейчас с «тофити». Рациональные до мозга костей американские медики были согласны бесплатно лечить зараженных «тофити», поскольку одновременно проводили на них исследования по созданию антивирусной вакцины. Всех же остальных пациентов, страдающих другими заболеваниями, они обслуживали исключительно за деньги. И немалые.

– Стыдитесь, Никита! – перешел на менторский тон Сан Саныч. – У американцев какое оборудование, какие препараты! А вы мне что доставили с новой родины? Аспирин да анальгин с просроченными датами использования? И это – впервые за десять лет!

– Я же вам говорил, что остальные лекарства находятся на складе в консульстве, – отводя взгляд, пробормотал Никита. – Скоро их доставят…

– Месяц уже прошел, как вы здесь, – и где они? – досадливо махнул рукой Сан Саныч. – Знаю я вашего консула как облупленного! Все на сторону пойдет.

– Привезет, никуда не денется… – неуверенно пообещал Никита.

Он уже и сам сомневался, что сопровождаемые им из России медикаменты попадут по прямому назначению. Небольшую часть он привез сразу, а основной груз консул уговорил оставить пока на складе, аргументируя свое предложение плохими дорогами, отсутствием у него транспорта и военным положением в стране, когда такой груз могут конфисковать как правительственные войска, так и мятежники. Насчет дорог и транспорта консул оказался прав – двенадцать часов старый, разбитый «Лендровер» вице-консула, буксуя, натужно ревя, то и дело застревая в грязи размытой тропическими ливнями грунтовой дороги, добирался к месту назначения. А вот в отношении возможной конфискации груза консул врал безбожно. Военные патрули противоборствующих сторон, увидев документы Красного Креста, беспрепятственно пропускали груз, даже не досматривая его на предмет провоза оружия. Наивные люди, дети джунглей.

Похоже, и война для них была чем-то вроде развлечения.

– Как Же, привезет, – продолжал бурчать Сан Саныч. – От него дождешься… Он ведь из новых, как вы. Ничего, кроме денег, для него не существует. Все продаст.

В это время пигмей тихонько встал с табурета и быстренько вышмыгнул из бунгало.

– Стой! – закричал ему в спину Сан Саныч. – Куда?!

– Да пусть идет, – махнул рукой Никита. – Когда вы, наконец, поймете, что как платят, так и лечить надо.

– Что значит – пусть идет? – сурово нахмурил брови старый доктор. – Я его просил, чтобы ливень переждал. Теперь его через пару дней соплеменники на носилках с гнойной раной принесут. Хорошо, если не гангренозной… А потом, что значит – не платят?

Едите вы здесь за чей счет? От вашего нового правительства я за десять лет и гроша ломаного не получил.

12
{"b":"30792","o":1}