ЛитМир - Электронная Библиотека

Алексей с милиционером захлопнули багажники, направились к домику, и Полынов отступил в глубь комнаты. Первым, на правах хозяина, вошел Алексей.

Ориентировался он в темноте прекрасно – когда включил настольную лампу, на ней уже было наброшено полотенце, отчего освещенным остался только стол, а вся комната по-прежнему продолжала тонуть во мраке.

Мент, топтавшийся на пороге, прикрыл за собой дверь и шагнул к столу. Никита тотчас тенью скользнул за его спиной и повернул ключ в замочной скважине. Замок щелкнул, мент от неожиданности отпрянул к стене и вжался в нее спиной.

– Мать вашу… – сдавленно пробормотал он, бегая глазами между Алексеем и Никитой. – Вас двое…

– Садись, – индифферентно предложил Алексей, не вдаваясь в объяснения и не представляя Никиту.

Милиционер опустился на стул, снял фуражку и принялся обстоятельно вытирать платком обильный пот, выступивший на обнажившейся лысине.

– Предупреждать надо… – хмуро выдавил он. – Чуть кондрашка не хватил…

– Предупреждаю, – спокойно сказал Алексей, тоже садясь на стул у стола, – снаружи у нас еще двое в кустах сидят. Так что имей в виду.

Никита, оценив ситуацию, сел в тени на кровать, многозначительно водрузив руку с пистолетом на колени.

– Да что вы, прямо… – пробубнил мент. – Я ведь на вас работаю…

– Береженого и бог бережет, – отрубил излишние вопросы Алексей.

Капитан наконец перевел бегающий взгляд на стол и увидел открытую бутылку коньяка. Глаза у него загорелись.

– М-можно.., выпить? – пересохшим горлом выдавил он.

– Можно.

Мент налил почти полный пластиковый стаканчик и опрокинул в себя. Руки у него дрожали.

– Еще можно?

– А свою машину не угробишь? – с иронией поинтересовался Алексей.

– Не… – переведя дух и немного оттаивая от испуга, сказал мент. – Все нормально. Руки дрожать не будут…

Он взялся за бутылку, будто получил разрешение.

– Не наглей! – осадил его Алексей и отобрал бутылку. Однако наткнувшись на сожалеющий взгляд мента, смилостивился и налил еще полстакана.

– И все! – твердо сказал он, отставляя бутылку в сторону.

– Все, все… – согласился мент и залпом осушил стакан. На этот раз он позволил себе крякнуть, занюхал спиртное тыльной стороной руки и взял с тарелки бутерброд. Он было совсем расслабился, по всей видимости, приготовившись основательно поесть, но, наткнувшись на пристальный взгляд Алексея, поперхнулся и быстро прожевал бутерброд.

– Закусил? – мрачно спросил Алексей, сверля его глазами.

– Да.

– Где микропленки?

– Вот… – засуетился гость, извлекая из кармана две коробочки и опять сильно потея – так, что на форменной рубашке в самых неожиданных местах Проступили пятна. – Эта – сегодняшняя, проявить успел, а распечатать – нет… А эту три дня назад получил… Вот и фотографии. – Он привстал и вытащил из заднего кармана брюк черный пакет. – Когда печатал, старался не смотреть, что там…

– Что ж так? – насмешливо заломил бровь Алексеи.

– Да… Связался я с вами на свою голову… – внезапно разоткровенничался мент, косясь на пистолет в руке Полынова. – Лучше лишнего не знать.

– Неужели торговля оружием безопаснее? – хмыкнул Алексей.

– Так там же другая статья, – тяжело вздохнул мент, отводя взгляд в сторону. – А тут – измена Родине…

Алексей тихо рассмеялся.

– Дурашка! Сколько тебе объяснять, что мы не иностранные агенты, а наши, доморощенные. Если тебя возьмут или, паче чаяния, сам каяться в ФСБ побежишь, там тебе статью об измене Родине клеить не будут. Почки отобьют, все выведают, а затем – контрольный выстрел в голову, и всех делов.

Мент застыл на стуле, как изваяние.

– Потому и не буду говорить тебе банальности, – наигранно равнодушным тоном продолжил Алексей, – что руки у нас длинные и мы тебя везде найдем. Если предашь, нечего искать будет, а труп нам твой ни к чему. Пусть вороны его на свалке клюют.

Капитан сидел ни жив ни мертв. Лицо у него посерело, и он уже был не в состоянии вытирать с лица обильно катившийся пот.

– Держи, – Алексей выложил на стол пачку долларов. – Это и за пленки, и за оружие. И не трясись так – закончатся учения, и ты нас больше не увидишь. Иди.

Мент замедленным движением, будто находясь в трансе, взял со стола деньги и уже намеривался встать, как Никита остановил его.

– Погоди, капитан. Есть пара вопросов.

Мент, не успев спрятать с карман пачку, опять замер, очумело таращась на Полынова. Просто удивительно, как такой трус мог оказаться на работе в органах внутренних дел и, мало того, дослужиться до капитанских погон. Интендант он, что ли, как полумифический отставной капитан Додик?

– Кто такой Митяй-Бугай? – задал Никита отвлекающий вопрос, чтобы затем перейти к главному.

– Кто? – переспросил капитан. Видно мозги после «прочистки» у него работали плохо.

– Бармен «Минутки», – подсказал Полынов.

– Как – кто? Митяй…

Мент непонимающе перевел взгляд с Никиты на Алексея и обратно.

– Я спрашиваю, на кого он работает. Кто хозяин кафе? – досадливо поморщился Полынов.

– Он и есть хозяин. – Капитан постепенно стал приходить в себя. – Но все мы здесь под богом ходим… – Он попытался улыбнуться. Улыбка получилась жалкой. – Бог – это Богаченко. Наш мэр.

– Ага, – кивнул Никита. – А парень такой… Он сегодня в кафе воду «Серебряный ключ» привозил…

Он кто?

– На пикапе?

– Да.

– Игорь Антипов. – Капитан наконец оправился.

Вероятно, когда-то был участковым и теперь попал в свою стихию. Положено участковому знать всю подноготную каждого жителя Каменки. – У них с тестем в Куроедовке небольшой заводик по производству этой воды.

– А он под кем ходит?

– Он? Под Бесом… Бессоновым то есть, – поправился капитан. – Ну… Главой администрации Пионера-5. Ходил под ним, точнее. С тех пор как, по слухам, ФСБ Беса… Бессонова грохнула, Антипов сам себе хозяин. Но это ненадолго. – Мент почему-то злорадно ухмыльнулся. – Вот вернется Бог… Богаченко то есть, он этого Игоря под себя точно подомнет!

– А где ваш мэр сейчас? – вроде бы равнодушно поинтересовался Никита.

83
{"b":"30792","o":1}