ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Над головой громыхнуло. Заметался раскатистый, многоголосый грохот от стены к стене, множась в ограниченном пространстве. Натужно застонал вырванный из дремы камень древней кладки, словно побитый кариесом зуб от удара стоматологического молоточка. Брр…

Подняв над головой метлы, закружились вокруг своей оси стражники. Все быстрее и быстрее… Словно маленькие танцовщицы из бабушкиной музыкальной шкатулки, у которой лопнула пружина завода. Мелодия оборвалась, а они все кружатся и кружатся, понимая, что это их последний и одновременно самый нелепый танец.

Отбрасываемые медальоном блики приобрели нестерпимо болезненную для глаз яркость, словно нарочно укрывая от посторонних взоров происходящее на троне действо.

Карлик больше не читал заклинание, а монотонно, на одной ноте тянул протяжный то ли стон, то ли вой, порождая неприятный холодок в желудке, которому и без того сегодня досталось… или, если говорить о пище, вернее будет сказать — не досталось и крохи.

Странно, но даже в этот момент мысли о еде, посетившие меня, с легкостью отвлекли на себя львиную долю внимания.

— Единороги — они лишь внешне как лошади, — задумчиво пробормотала темная половина моего второго «я» (согласно некоторым религиозным течениям именуемая дьяволом-искусителем), — или в махане <Махана — здесь: колбаса из конины. — Примеч. автора.> тоже одинаковы?

— О чем ты?! — ужаснулась светлая половина второго «я» (из тех же источников — ангел-хранитель). — Она девушка, будущая императрица.

— Да так… ни о чем. И, кстати, я сторонник всеобщего равенства.

— Отдай меч! — выкрикнул карлик, вернув мое сознание из астральных сфер в реальный мир.

Под сводами залы раскатисто громыхнуло. Со стен и потолка посыпалась вековая пыль.

Струящиеся вокруг парящего трона потоки воздуха потемнели, наполняясь мутной серостью. Несколько мгновений — и карлика укутала непроницаемая мгла, из которой с мерной периодичностью вырываются кроваво-красные сполохи, со смачным хрустом отпечатывавшиеся на стенах и начинавшие самостоятельное существование блуждающими огоньками. Их движения упорядоченны, но непонятны — словно лазерные эффекты современных дискотек. Из тех — ну, вы знаете, — под которые переоснастили конверсионные ООТы — орбитальные огневые точки. Километровая окружность, накрытая сферическим силовым куполом, по поверхности которого бегают лазеры самонаведения, меняя цвет и интенсивность свечения в зависимости от угла соприкосновения с защитным полем. Боевого вооружения на ООТах нет. Впрочем, в кухонных разговорах иногда всплывает идея сохранения их боеспособности на случай непредвиденных ситуаций. Дескать, военные, как всегда, играют в секретность и перестраховываются, и вооружение на самом-то деле не демонтировано, а просто спрятано в напичканных электроникой недрах.

— Отдай-ии… — Крик Дурика переходит в свист.

Настойчивость, с какой висящий в воздухе МММ пытается убедить меня расстаться с мечом, начинает раздражать. И, что уж тут греха таить, пугать.

Нервно сглотнув, я озираюсь по сторонам и нащупываю пальцами золоченую поверхность перемещающего из дворца на площадь и обратно медальона. Лишь тот факт, что оставленный на площади тролль может ожидать нашего возвращения, удерживает от ухода из дворца по-английски — не прощаясь.

Не выдержав выпавших на его долю испытаний, раскололся и разлетелся мелкими осколками трон. Последние, отлетев на незначительное удаление, включились в общий хоровод. Воздушный столб, обтекающий карлика, начал стремительно менять форму, поглощая танцующих вокруг него стражников и за счет их энергии ускоряя свое вращение. Несколько пронзительно коротких мгновений, и вот… в центре тронной залы, завывая, как стая саранчи в день Страшного суда, крутится-вертится, выписывая восьмерки сузившимся до толщины заточенного карандаша основанием, воронкообразный смерч. Как и его прародитель, он незначительного размера, но непомерно раздутого самомнения о величии своих трех «М».

Со свистом, в котором при большом желании можно услышать отзвуки требования провести смену владельца зажатого в моем протезе меча, смерч-карлик начинает движение в моем направлении, кривляясь в ломаном танце.

В ответ на мое нажатие крышка медальона с легким, щелчком открылась. Яркая вспышка слепящего белого света. Но я ожидал ее и успел не только зажмуриться, но и прикрыть глаза лезвием меча.

Мягко толкнувшаяся в пятки каменная плита оповестила о прибытии.

Уходя из-под возможного обстрела — кто знает предел терпения тролля? — я, не успев даже открыть глаза, бросился бежать влево, вопреки здравому смыслу оглашая окрестности призывами:

— Тихон! Вики! Ко мне! Быст…

Бум! Я налетел на колонну, противоестественным образом возникшую у меня на пути. Она оставалась незамеченной до столкновения из-за того, что голова была повернута назад в желании убедиться, что демон и единорог последовали моему призыву. В результате я оказался на земле. Оп!

Гневно зарычал демон, заржал единорог.

Потирая ушибленное плечо, я со злостью испепелил взглядом корявую, волосатую поверхность колонны, прервавшей мой стремительный бег. Странная она какая-то… Рядом еще одна. Такая же… корявая и волосатая. Нехорошее предчувствие холодит сердце. Медленно, словно при покадровом просмотре, поднял голову вверх.

Застывший взгляд выпученных глаз, в которых отражается предрассветный багрянец, и занесенный надо мной каменный валун. Судя по выщербленным бороздам на его поверхности, тот самый, который давеча едва не вкатал меня и моих четвероногих спутников в площадные плиты. Теперь у него все шансы исправить упущение… став могильной плитой.

«Сожми медальон!!!» — пронзительная, словно электрический разряд, мысль.

Дрогнувшие пальцы соскользнули с гладкой металлической поверхности, золоченый диск упал вниз и, подпрыгивая и звеня, покатился прочь. Мелодичный звон подобен прощальной песне.

Губы тролля со скрипом растянулись в гримасе, и из-за них донесся весьма громкий шепот:

— Плати или умри. — Ответить ему я не успел.

Страшный грохот сотрясает землю. Сквозь разверзшийся в монолите дворцового свода проем среди летящих во все стороны обломков появился карлик-смерч, несколько подросший за последнее время…

— Ооотдааайии… — слышится сквозь свист.

— Вауррр! — расправив крылья, ощерил клыки Тихон.

— Иго… — начала было рогатая кобылица, но оборвав ноту протеста в самом начале, в благородном обмороке завалилась на бок, разметав во все стороны густую гриву и изогнув длинную шею.

Не только на меня произвело потрясающее впечатление появление Дурика, хотя я и не исключал такой возможности; тролль от неожиданности едва не выронил камень, занесенный над моей головой дамокловым мечом, что означало бы конец моей жизни. Пока он пребывал в растерянности, вызванной появлением неучтенного фактора, смерч, не тратя времени понапрасну, ринулся ко мне.

Вздохнув, я расправил плечи и поднял меч.

— Сначала заплати, — с непонятной интонацией произнес тролль.

Можно подумать, мне сейчас до него! Лучше бы пошел и свой булыжник в белую полоску выкрасил…

До сегодняшнего дня смерч мне доводилось видеть лишь в программе новостей, а уж о возможности превращения в него человека я и предположить не мог, так что методов борьбы с ним не знаю даже теоретически. На всякий случай ударил поочередно «экзорцизмом» и «стрелой Перуна». Развеять вертящиеся вокруг карлика магические силы не удалось, смерч лишь на миг задержался, чтобы громко и раскатисто чихнуть. После столь начхательского отношения к базовому заклинанию на магическом противостоянии можно поставить крест. В том смысле, что лишь праведник с крестом имеет шанс добиться иного — положительного результата. По непонятным мне причинам заклинания не срабатывают. Ну в самом деле: нельзя же считать удавшимся бросок «стрелы», если вместо молнии, которая должна сорваться с кончиков прижатых друг к дружке указательного и среднего пальцев в направлении завывающего смерча полетела раскручивающаяся спираль ядовито-зеленого серпантина. Словно массовик-затейник какой-то, а не серьезный маг-косморазведчик.

25
{"b":"30799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жизнь и смерть в ее руках
Академия магических близнецов. Отражение
Земное притяжение
Фатальное колесо. Третий не лишний
64
Одна история
Земля лишних. Коммерсант
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Слишком красивая, слишком своя