ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Забытые
Секреты красоты девушки онлайн
Долгое падение
Башня у моря
Calendar Girl. Долго и счастливо!
С правом на месть
Статистика и котики
Мои живописцы
Мужчины как они есть
Содержание  
A
A

Приблизившийся смерч изогнулся знаком вопроса, нависая надо мной:

— Ооотдааайии…

Воздушные потоки взъерошили кудри на моей голове, уши заложило от резко возросшего давления.

— На! — Я протянул меч карлику, обратившемуся смерчем.

Но мой пораженческий выкрик кибернетическая конечность превратила в боевой клич, одним движением кисти заставив стальной клинок со свистом выписать в воздухе восьмерку. От неожиданности покачнувшись, я невольно ткнул острием меча в землю. Сталь обиженно зазвенела. Громыхнула молния, и в клубах дыма на каменные плиты рухнул карлик.

— Не понял! — простонал он, ощупывая себя.

Если это наконец-то сработало изгоняющее заклинание «экзорцизм», то последующие полчаса мне лучше держать руку отставленной и с направленными в противоположном от меня направлении пальцами. Кто его знает, когда шандарахнет молнией?

Со стороны наклонной башни раздался торжествующий хохот:

— Ха-ха! Попаись!!! Ууу… Волье…

И беззубый призрак в меховых шкурах, размахивая топором, гигантскими скачками устремился к нам.

— Давненько слышно не было, — пробормотал я, в который раз поднимая меч.

Викториния осторожно приоткрыла один глаз и, придя к определенному решению, сознательно осталась лежать в глубоком обмороке.

Тролль похрустел позвонками и почесал шишковатый лоб о поверхность удерживаемого валуна. Это ж какая силища?!

Карлик, истерически взвизгнув при виде спешащего ко мне призрака, подпрыгнул, превращаясь в смерч.

— Убью! — Призрак, размахивая топором, приближался неумолимо, словно рок.

«За что, спрашивается? Что им всем от меня нужно?»

ГЛАВА 11

Ухожу не попрощавшись

«Памперсы» воюют против «хаггисов», а им бы объединиться против производителей презервативов…

Совет зрителя

В одной группе три существа и в другой — тоже три. С арифметической точки зрения между группами можно и более того — нужно поставить знак равенства. Ага, сейчас… Огромный тролль, пусть карликовый, но все же смерч и неправильное привидение без зубов, зато с огромным и временами даже очень материальным топором — это с одной стороны. С другой же — обморочная принцесса в облике единорога, Тихон и я. Если и есть здесь равенство, то лишь согласно переписи населения и перед Богом. Они превосходят нас силой даже больше, чем я их в умении работать с компьютером, а это не только включить-выключить его и запустить тетрис…

Увернувшись от стремительно рванувшего на меня смерча, я мечом попытался блокировать размашистый удар привидения. Беспрепятственно сверкнувшее лезвие увлекло меня за собой, и я непроизвольно шагнул сквозь призрака, почувствовав на миг неприятный холодок. Даже не почувствовал — почуял. К тому моменту когда я, восстановив равновесие, обернулся, призрак со смерчем вовсю мутузили друг дружку, не обращая ни малейшего внимания на совершеннейшую бессмысленность данного занятия. Топор летал из стороны в сторону призрачной тенью, неспособный потревожить воздушные струи, но упертый в своем желании сделать сказку былью призрак упорно продолжал им размахивать. Порывы ветра — руки беснующегося смерча — треплют беззубое привидение, деформируя его тело, но отбросить или раздуть не могут — они имеют ограниченный радиус действия.

— Ваур! — взревел Тихон, спущенной пружиной бросаясь на тролля. Он целил ему в горло, как того требовали врожденные бойцовские инстинкты, но силы земного притяжения никто не отменял, и он ухватил за то, до чего допрыгнул.

Тролль взревел и замахнулся своим пролетарским оружием.

Оставшегося времени мне хватило лишь на то, чтобы вскинуть на него взгляд.

Выглянувшее из-за горизонта солнышко пылающим сиянием отразилось в выпученных глазах тролля, заставив меня попятиться от жара бушующей в них ярости.

Нога запнулась за предательский неровный стык каменных плит, и я упал, копчиком ощутив их твердость.

А удар все не нанесен…

С недоуменным ворчанием ваурийский демон тоже упал на землю, вертя по сторонам рогатой башкой и сплевывая набившийся в пасть мех.

Валун, поднятый над головой тролля, был неподвижен.

Расширившимися глазами я смотрел на отражающиеся в зрачках гиганта кроваво-красные серповидные полукружья солнца. Зрение периферийно улавливало сошедшихся в поединке не за страх, а за совесть призрака и карлика, но пока их внимание было направлено не на мою особу, я просто игнорировал их, надеясь, что они поступят так же… и чем дольше, тем лучше.

Тролль по-прежнему удерживал камень над головой. Что несказанно радовало. Может, он, как динозавры, не различает неподвижные предметы?

Затаив дыхание, я неподвижно сидел на холодных плитах, надеясь, что у тролля не устанут руки и он не упустит свое оружие на землю, просто чтобы передохнуть. И что с того, что он не увидит меня? После того как камень упадет, меня не смогут увидеть и другие.

Медленно текли мгновения в борьбе с собственным страхом, все настойчивее щекочущим пятки.

«Так дольше продолжаться не может», — понял я спустя час. И, вскочив на ноги, бросился бежать вправо.

Огромный булыжник с прежней неумолимостью нависал над тем местом, где я до этого находился. Если тролль и заметил мои маневры, то никак этого не показал.

Боясь поверить удаче, я подбежал к развалившейся вверх копытами Викторинии и привел ее в чувство бесцеремонным шлепком по крупу, с укором произнеся:

— Нашла время прохлаждаться, лежебока!

Она протестующее заржала, но вскочила как ошпаренная, всем своим скорбным видом являя старание смириться с моим неджентльменским поведением, но отнюдь не готовность его простить.

— Вай-вай-вай! — высунувшись из кувшина и осмотревшись, всплеснул руками джинн. — Зачем ты всех их разозлил?

— Я?!

— Ну не я же…

— Они сами, — искренне признался я.

— Бедная тетя, — вздохнул эфемерный дух.

— Какая тетя? При чем тут тетя?

— Здравствуйте. Неужели все позабыл?.. Ваша тетя.

— Почему бедная? — спросил я с дрожью в голосе, боясь поверить своей догадке, чтобы не спугнуть очень редко за последнее время посещавшую меня госпожу Удачу.

— Теперь мне понятно, — пояснил джинн, — ее желание убить племянничка. Не удивлюсь даже, если собственными руками. У тебя к этому призвание.

— К чему? — Склонившись над сверкающим кругляшом, я осторожно поднял его.

— О человеческая простота! Ты еще спрашиваешь… Кого тут пытаются убить все подряд через несколько минут знакомства?

— Ты-то не пытался.

— Пока нет.

— Вот оставлю тебя здесь…

— Мы уходим?! — совершенно другим тоном воскликнул джинн. — Но ведь вернемся?

— Зачем?

— За золотом!!!

— Может быть… Тихон!

Демон вопросительно вауркнул и подбежал ко мне за разъяснениями. Странное поведение противника смутило его, повергнув в столбняк.

— Лучше спрячься в свой кувшин, — посоветовал я джинну и добавил для остальных: — Закройте глаза

— Это еще за… — начал джинн. — Ой!

Опустив выполнивший свою миссию медальон в карман, откуда доносятся стенания временно ослепшего джинна (а я предупреждал…), я обозрел разрушения, причиненные смерчем опустевшей тронной зале. Один за другим появились демон и единорог.

— За мной!

Демон тотчас прижался твердым боком ко мне слева, а единорог, продолжая кривить губы, пристроился по правую руку.

В сопровождении звонкого хлопка в центре залы возник неподвижный тролль.

Не задерживаясь более, мы плечом к плечу и почти нога в ногу вышли из дворца через пролом в стене, оставленный спешившим карликом, временно принявшим облик стихийного бедствия. Наикратчайший путь из замка, со всеми его строениями-ловушками, агрессивными обитателями и отсутствием даже крохи съестного, пролегает через площадь — мимо сошедшихся в яростном противоборстве призрака и смерча, на которых сработавший медальон почему-то не оказал никакого воздействия. Может, из-за разделяющего нас расстояния, может, из-за иллюзорности их тел. Беззубое привидение и Дурик, не зная страха и не ведая усталости, обмениваются ударами и не обращают ни малейшего внимания на их безрезультатность. Видимо, они так давно грезили об этом мгновении, что уже важен не конечный результат, а сам процесс.

26
{"b":"30799","o":1}