ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я не могу, — признался джинн, тяжело вздохнув.

— Почему? — потрясенно опустившись на пыльную траву, спросил я.

— Я крови боюсь.

— Но ты же убийца?

— Нет.

— Не шути. За семь тысяч лет ты должен был ухлопать, в смысле завалить, или закиллерить, как ныне говорят, массу народа.

— Я никогда в своей жизни никого не убивал и убивать не буду. Я натура утонченная, ценитель поэзии и музыки, мыслитель.

— Да на кой черт мне сдался мыслитель?! — В негодовании я схватил кувшин и принялся трясти его.

— Перестань! — взмолился джинн. — Меня укачивает…

— Но как? Почему?

— Потому что трясешь.

— Почему не убивал?

Ответ оказался очень прост. Джинн просидел последнюю пару-тройку тысячелетий в сосуде безвылазно. Потеряли его, такое бывает… Потом какой-то археолог откопал-таки его кувшин, использовал законное право на одно желание, которое оказалось логичным в тридцатилетнем возрасте после полугода одиночной экспедиции, и продал за ненадобностью, поимев на сделке приличный навар. Придав сосуду товарный вид, его выставили на продажу. А тут как раз подвернулся я. «Везение», одним словом.

Дослушав рассказ джинна до конца, я заткнул кувшин пробкой, отыскавшейся среди пожухлой травы, куда она закатилась после показушного появления эфемерного духа, скроенного из клубов ультрамаринового дыма, и, сунув бракованный товар в карман, направился требовать справедливости.

Пухлого продавца на месте не оказалось, зато вежливый администратор внимательно выслушал меня, изучил сосуд с джинном и со вздохом сообщил:

— К сожалению, мы не можем принять вскрытый кувшин. Однако вы можете самостоятельно попытаться перепродать право на желание. Или сдать на реализацию. Определенную сумму, процентов девяносто, вы на этом, конечно, потеряете…

— Как это вы не возьмете назад?! Ведь вы продали бракованную вещь?

— Отнюдь. Вещь вполне пригодна к употреблению. Джинн ведь не отказывается выполнить ваше желание совсем? Загадайте другое, и он его выполнит.

— Мне не нужно другое!

— Купите другого джинна.

— Я потратил все деньги.

— Ну если так, то ничем не могу помочь… Эй, охрана! Проводите этого господина до дверей и проследите, чтобы он впредь не появлялся в этих стенах без денег. До свидания!

Меня аккуратно вынесли вон и, сунув сосуд с бесполезным джинном мне в карман, помахали ручкой. А один наиболее рьяный охранник и ножкой, если судить по отпечатку подошвы сорок шестого размера несколько ниже моей спины.

В полнейшем отчаянии бредя по городу, совершенно не различая дороги перед собой, я едва не угодил под проезжавший автомобиль. Водитель высунулся в окно и сообщил мне всю мою родословную. Излишне критично, но насчет тети он был совершенно прав.

И тогда я решил с горя напиться. Это удалось мне в полной мере, судя по тому, что я не знаю, где, собственно, нахожусь и как меня сюда занесло.

Попытаемся сориентироваться на местности.

— Ваур! — Крылатый с золотистыми искорками в оранжевых глазах демон выскочил из ближайших кустов и бросился ко мне, радостно скаля пятисантиметровые клыки.

— А ты как здесь оказался? — спросил я его, морщась от каждого звука.

— Ваур? — Демон вопросительно заглянул мне в глаза.

Это единственное, что он мог сказать, ведь он маленький — для демона с Ваурии, разумеется, — ему минуло всего двадцать пять годков. Вот лет через… никто не знает сколько, в период полового созревания, его словарь обогатится еще одним словом: «фрук». Всего одним, но уж по частоте его произношения… А всего одним, потому что он самец, самки же более развиты в этом плане, они осваивают два слова-эквиваленты наших «да» и «нет», которыми и отвечают на предложение самца заняться этим самым «фрук». Но пока гормоны дремлют, он вполне обходится одним словом. Что в полной мере позволяет ему безнаказанно шалить. Дети…

Погладив роговой нарост у него на лбу, я поинтересовался:

— Где мы? — Он, глядя на меня умными не по-детски глазами, покачал головой. — Ну да ладно… Пошли. Куда-нибудь да выйдем. — Но когда миновал почти час ходьбы, пускай и не очень спешной, а мы все шли по тому же саду, только груши сменились какими-то низкорослыми деревцами, увитыми малинового цвета лианами, а затем нормальными яблонями с темно-красными плодами, я забеспокоился.

— Где мы, черт побери?! И что это за ботанический сад?

В ответ лишь шелест ветра в кронах да щебет пестрых птиц, снующих в листве.

Прошел еще час, и мною овладело недоумение. Где на матушке Земле найдется такое место, чтобы на протяжении двух часов над головой не пролетело ни одного самолета, да и… ого! Надо мной чистое изумрудное небо с белыми барашками облаков, и все. Куда подевались орбитальные космопорты, где они? Их видно с любой точки нашей маленькой и в последнее время как-то уж очень голубой планеты. Предположить, что они исчезли за одну ночь, можно, но это предположение совершенно абстрактно, поскольку не может иметь под собой реальной почвы. Единственным объяснением происшедшему может быть то, что это не они исчезли, а я. Но каким образом?

— Тихон, ущипни меня. Я, кажется, еще сплю. — Демон радостно взвизгнул и выполнил просьбу, подойдя к этому делу слишком уж старательно.

— Ай! — Потирая место укуса, я погрозил ему пальцем. — Больно же…

Значит, я не сплю и это не Земля. Действительно потрясаюшая новость.

Я мало что помню из вчерашнего, но пробраться зайцем на космический челнок? Это из области приключенческой фантастики. И все же я не на Земле. Хотя оставшихся у меня денег не хватило бы даже на билет до марсианской колонии секты Пустынников, не говоря уже о том, что там сплошные камни и пыль, без скафандра из купола не высунешься. Про кислородные миры можно и не вспоминать — до ближайшего из них полтора месяца полета, и это не учитывая задержек с предоставлением входа в стационарные ворота портала. Остается вариант с прохождением в наземный портал, но… пьяного «зайца» не пропустит охрана.

— Тихон, ты почему меня не остановил?! Видел же, что я пьян.

Демон обиженно оскалил зубы и лег на землю, повернувшись ко мне хвостом и накрыв голову крыльями.

— И что теперь делать?

Опустившись на землю и приняв позу мыслителя, как ее себе представлял Опост Роден, я задумался над своей жизнью: «Может, это и хорошо, что я убежал, сюда-то перевертыши нескоро доберутся… Знать бы еще, куда это — сюда?»

— Тихон, извини.

Он повернул голову и смерил меня холодным взглядом.

— Ну пожалуйста!

— Ваур?

— Правда, больше не буду. Мир?

Демон взвизгнул и лизнул меня в нос, показывая, что прощение дано. Достав из кармана кувшин, я потер его и поставил на землю. Тихон лег рядом и тоже выжидающе уставился на серебряный сосуд.

Прошло несколько минут, но джинн и не думал показываться.

— Эй, джинн! — Я настойчиво постучал в выпуклый бок сосуда.

Пробка немного приподнялась, из-под нее выглянуло крохотное ультрамариновое личико.

— Чего тебе?

— Скажи мне, где мы?

— Не-а… — скривился он, некультурно ковыряя обкусанным ногтем в носу. А еще мыслитель!

— Я приказываю! — прикрикнул я. И схватился за голову, в которой словно вакуумная бомба разорвалась.

— Чего?

— У меня есть право на желание, так что я желаю знать, где нахожусь.

— Желай себе на здоровье…

Шокированный подобной наглостью, я чуть не потерял дар речи.

— А… а как же желание?

— Ты использовал право на него.

— Когда? — Нехорошие предчувствия появились в моей душе.

— Вчера.

Джинн неодобрительно посмотрел на меня и начал исчезать в кувшине.

— Постой!

— Вай, какой настырный…

— Скажи, пожалуйста, что я пожелал?

— Пожелал оказаться там, где тебя не достанет своими руками тетка с хищным именем.

— И?

— Я выполнил твое пожелание. А теперь оставь меня наконец-то в покое, я хочу отдохнуть.

— Не уходи, — взмолился я. — Скажи, где мы?

— Понятия не имею.

3
{"b":"30799","o":1}