ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Бум! Не оценив своего везения, разбойник не успел воспользоваться им и вновь оказался на земле.

Да… счастье к нему сегодня и близко не подходило. Не убился, и то хорошо.

Да и Викториния обиделась на неблагодарного разбойника, которого она подсадила на дерево, а он возьми и сверзнись оттуда.

Уступив им дорогу, я помог демону вскарабкаться на довольно низко растущую ветвь (дерево нужно правильно подбирать), а сам вернулся за отпрыском атаманского рода. Он уже почти не кричал, то ли сорвав голос, то ли его крик просто сливался с широкодиапазонным многоголосьем.

Подхватив хлипкого паренька на руки, я донес его до дерева и, приподняв, позволил Тихону ухватить за шиворот куртки.

— Держи! — скомандовал я и принялся карабкаться вверх. Единорог промчался рядом, гоня перед собой шар из двух переплетенных тел, по ходу движения изрыгающих проклятия.

Взобравшись на дерево, я перехватил у Тихона раненого и осторожно пристроил его на развилке разлапистой ветки. Так оно спокойнее. И не затопчут в суете, и, что немаловажно, у меня под рукой гарантия безопасности. На тот случай, если, оказавшись всем составом на дереве, бандиты решат забросать нас разными режущими и колющими предметами.

Не успел я устроиться поудобнее, как высунувший из кармана свое ультрамариновое лицо с закрывающей нос и губы марлевой повязкой джинн зачастил скороговоркой:

— Вай-вай-вай! Живой и здоровый, храни тебя Всемогущий и Всемилостивейший. А убийцы и насильники где?.. Что это они там делают? Какой странный обычай: лазать по деревьям наперегонки.

Тяжело вздохнув, я возвел глаза к небу.

— Что это? — Протянув руку, я снял с сучка холщовую сумку и заглянул внутрь. Есть еще в этом мире справедливость! Запуская в сумку обе руки одновременно, я в восторге воскликнул: — Глазам своим не верю!

— Ваур?

— Держи.

Зубы демона, словно зубья капкана, защелкнулись на немного подгоревшем окороке.

— И запить есть, — сообщил я, встряхнув бурдюк и почувствовав колыхание жидкости.

Попробовал — вино. Кислятина!

— Брр… — Сделав еще пару больших глотков и преломив заплесневевший круг сыра, вонзил в него зубы. — Викториния, девочка! Закругляйся там поскорее, — окликнул я кобылу, гоняющую бандитов вокруг да около соседнего дерева. — Пора кушать.

Но она слишком увлеклась воздаянием за нанесенное оскорбление и проигнорировала мой призыв.

Спустя полчаса единственным двуногим, оставшимся стоять на земле, был разбойничий атаман. Каким-то чудом Викториния ни разу его не задела. Не столкнись я с проявлением его интеллекта, решил бы, что он втихую напился, вот ему и везет…

ГЛАВА 13

Ожидание неприятностей

Даже самая замечательная женщина может оказаться чьей-то тещей…

Житейские курьезы

Слушая сбивчивый рассказ начинающего охотника за легкими деньгами, временами перекрываемый пронзительным, преисполненным негодования ржанием кобылицы, нарезающей круги вокруг дерева, чьи ветви гнулись под весом разбойников, я деловито просматривал торбы, взимая компенсацию за моральный ущерб, причиненный оскорблениями достоинству личности в моем лице и мордах моих спутников.

— …на смолу древесную прикрепил, словно так и росла. Сам в кустах спрятался, в засаде, значит, жду терпеливо. Орехи грызу, время коротаю. Приходит. Весь жирный такой, рыжий. Прыг на ветку, а она как… — Хрусть! — Он шмяк в крапиву! Смеху-то было… А еще я из дерева зверушек ножом вырезаю. Только остальные не узнают их, «вошками» кличут. Видать, потому что мелкие дюже.

— Что ж ты в разбойники подался? Сидел бы дома, резьбой по дереву занимался или еще чем! А то связался с грабителями…

— Так мы не грабители…

— Как не грабители? А меня кто ограбить пытался?

— Так это приработок, — косясь на урчащего над изгрызенным мослом Тихона, поясняет отрок. — Вообще-то мы исследователи.

— Чего-чего? — Я закашлялся, поперхнувшись хлебными крошками.

— Исследователи, — охотно повторяет атаманов отпрыск. — По пустошам экспедициями ходим, старости разные выискиваем.

— Что за старости?

— Вещицу всякую, что давно в пустошах затеряна.

— Древности, что ли?

— Они самые. Древними позабытые.

— И где вы их ищете?

— А тебе зачем? — подозрительно сощурился начинающий Индиана Джонс — Тоже решил экспедануть? Так одному опасно.

— Экспе… как там ты говоришь, я не собираюсь. Просто интересно.

— А… Так в замках брошенных ищем, в поселениях покинутых, да мало ли…

— Понятно. Значит, вы профессиональные расхитители гробниц, а путников грабите между делом.

— Не… В гробницы пускай сумасшедшие лазают, разбуженные мертвецы дюже злые. Управы на них никакой нет.

— Тю… — Невольно перенимая стиль его речи, я развожу руками. — Да с этими-то легче легкого справиться. Они ведь все сплошь заторможённые, двигаются едва-едва.

— Если повезет из гробницы выбраться, тогда, конечно, убежать можно. А иначе как?

— Как-как! Кадилом по морде и напалмом его, напалмом…

— А…

— Да. — Глотнув вина, я пожимаю плечами. — Противопожарная сигнализация может сработать. Ну промокнешь немного, так и что?

Парнишка захлопывает рот и пытается отвернуться, решив, что я принимаю его за дурака и горожу несусветную чушь. Честно говоря, он недалек от истины в своем предположении, вот только я говорил ему правду, и ничего кроме правды. Нет лучшего средства против различной нежити — всяких упырей, вурдалаков, вампиров и прочих неживых, но в то же время существующих, — чем задать им жару при помощи напалма. Еще ни один не выжил.

Пока атаманов отпрыск с надутыми губами и предобморочно закатившимися глазами пытается поправить повязку, я достаю из разбойничьей сумки не новый, но, по крайней мере, чистый комплект сменного белья: коротковатые штаны и рубаху с рукавами по локоть. Проворно надеваю их, сетуя на отсутствие обувки. Поверх натягиваю пиджак, «слюнявчик» и повязываю пояс, закрепив меч в кольце.

— Не трогай! — одергиваю я паренька, пока тот не разбередил рану окончательно. А то либо инфекцию занесет, либо сознание потеряет от вида крови и с дерева свалится. Сама рана не очень опасная: кость цела, а следы прокуса от зубов заживут. Ему повезло: закрепленные на руке ножны из резной кости, стянутой бронзовыми ободками, приняли на себя основной удар клыков. Вот от них мало что уцелело… от ножен, я имею в виду.

— Вот папаня тебе… — начал было угрожать отрок, но близость Тихона и погруженность родителя в нирвану с некоторым запозданием, но навели его таки на мысль о неуместности угроз в сложившейся обстановке.

Не считая нужным отвечать на его выходку, я завязал заплечную сумку и свистнул Викторинию:

— Эгей! Ваше высочество!

Кобыла пофыркала, потрясла рогом и неспешно направилась ко мне, брезгливо переступая через разбросанное по траве оружие.

Со стороны рассевшихся на ветвях грабителей донесся вздох облегчения.

— Есть будешь? — напрямую спросил я у кобылицы единорога. И, приняв усиленное качание рогом вверх-вниз за положительный ответ, спрыгнул на землю и протянул ей самодельный бутерброд, сделанный с учетом человеческой всеядности и возросших из-за принятия облика кобылы потребностей. Оторвав у цельного хлебца горбушку, я засунул под нее пласт сыра и ломоть вяленого мяса. Найденный в той же сумке банан оставлен на десерт.

Попробовав угощение, принцесса, игнорируя светские правила относительно частой смены блюд, довольно быстро доела бутерброд и потребовала добавки.

— Ваур! — Расправив крылья, Тихон спланировал на землю, логично предположив, что занятая едой кобыла уже не опасна. Ведь он не претендует на ее долю.

Пока Викториния насыщалась, я надел шлем, собрал остальные найденные в замке доспехи и, уложив их в заплечный мешок, забросил его на спину. Следует поторопиться с отбытием, пока местные «археологи» не предприняли попытку отомстить.

30
{"b":"30799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Семья в огне
Бури над Реналлоном
Тени прошлого
Мужчины как они есть
Lifestyle. Секреты Бобби Браун
Как купить или продать бизнес
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Опыт «социального экстремиста»
Богиня по выбору