ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дед Маздай с этим живет, и ничего.

Посмотрев на Тихона, я с удивлением обнаружил отсутствие видимых изменений в его облике. Видимо, компьютер нашел его внешний вид и без того достаточно необычным, экзотическим.

Как и говорил Маздай, Агата выглядит тигрицей, настороженно рыщущей из стороны в сторону, так что ее черно-оранжевая спина мелькает то тут, то там.

За моей спиной, почти прикасаясь ко мне пальцами протянутой вперед руки, неспешно шагает Викториния, которая выглядит так, будто вновь превратилась в человека, а одежды под рукой не оказалось. Нужно будет присоветовать валькириям: пускай запасутся на случай ее неожиданного превращения каким-нибудь одеянием. Или это необратимый процесс и можно не волноваться по пустякам?

«Вот бы на себя со стороны посмотреть», — подумал я и тут же озвучил эту идею для компьютера. Если даже изображение пойдет не сбоку, а сверху, то и это ничего — так дракон должен выглядеть еще лучше.

Изображение изменилось, но совсем не так, как я ожидал. Словно кто-то перенес камеру на Землю в юрский период, но почему-то в подозрительно бедный на растительность уголок, где лишь мхи под ногами да колючки за спиной. Мою команду электронный мозг проигнорировал, сославшись на временную глухоту, вызванную попаданием влаги на контакты.

Передо мной, гордо неся украшенную рогом голову и неспешно переступая ногами, идет небольшой цератозавр, чья спина волнообразно изгибается при каждом шаге. Даже в этом обличье Оля умудряется выглядеть привлекательно. Поразительно!

Тихон по-прежнему выглядит как ваурийский демон. Без всяких там графических наворотов и стилизаций под соответствующую эпоху.

Агата преобразилась в трехрогого трицератопса с роскошным костяным воротничком вокруг шеи и колоннообразными ногами, поддерживающими массивное тело и оснащенный шипами хвост, а Викториния — в прямоходящего тираннозавра, возможно, даже рекса, что больше подошло бы принцессе.

— Кх-кх… — залетев вперед меня, нарочито громко откашлялся джинн, представший в образе крылатого птеранодона. На его небольшой голове кумачовая пилотка, из-под которой торчат: вперед — длинный широкий клюв с множеством острых мраморно-белых зубов, назад — костяной гребень, изогнутый к спине, словно кривой турецкий ятаган.

— Что?

— Уже можно?

— А… — На мгновение я растерялся. — Ах да! Конечно. Приступай.

— Притча, — оповестил дружно шагающую аудиторию призрачный поэт-философ, — про караван и злобного погонщика. «Кто шагает дружно в ряд? Пионе…»

— Вах! — испуганно всплеснул руками джинн. — Слезно прошу простить меня — перепутал. Это не тот стих. — И, сменив пилотку на тюбетейку, продолжил: — Слушайте же притчу.

Через пески шел караван, Его погонщик вечно пьян.

В том караване верблюды, Уж день какой все без воды.

Томятся жаждою, страдают, Чрез силу ноги переставляют.

Ярится погонщик, слюною брызжа, Им в морды своим перегаром дыша.

Он выпил вина, он дерзок и пьян. «Оазис уж скоро, там пери, кальян, —

Погонщик нахально верблюдам сказал, — А вас же — на мясо». И всех оплевал.

На спину тому и на горб, второму же в носи на очи,

А этому под ноги плюнул — не сталось на большее мочи…

Вздохнули верблюды, обиду покорно снеся.

«На пери твою и кальян, тяжелую ношу неся, —

Сказали они, — горбом своим заработали мы».

Но нашелся один, он возроптал: «Мы не рабы, рабы не мы».

И вспенилась кровь, распрямились горбы,

И стал полон рот горькой от жажды слюны,

Плюнули дружно — все как один. Так и погиб их злой господин.

А древней сей притчи суть такова: Не плюй на того — в горбах чьих вода.

Читая свой стих, джинн раз за разом сбивался с торжественной декламации на напевный речитатив, в его исполнении более похожий на вой страдающего острой зубной болью волка. Вот почему, когда на последнем протяжном звуке «а» из его клюва вырвался надсадный вопль: «…а-а-а!!!», я сперва не придал этому значения, приняв это за финальный штрих его своеобразной манеры исполнения. Но тут до моих ушей дошел стремительно нарастающий гул, я обернулся и…

Кажется, мне удалось даже заглушить джинна.

— А-а-а!!!

ГЛАВА 24

Конкурент

Все в конце концов говорят мне «Привет», но еще никто не сказал «Прощай».

Костлявая старуха в саване и с косой

Олимпийские рекорды — величина столь непостоянная, что вспомнить время, которое удалось показать лучшему из лучших бегунов на стометровой дистанции, мне не удалось. Но в одном я уверен на сто процентов: окажись он рядом, с секундомером в руках, ему осталось бы лишь застрелиться с горя.

Но это касается лишь первой стометровки, поскольку вторую я преодолеть не успел. Хотя и очень к этому стремился… Нога зацепилась за невидимую преграду, которую виртуальный дизайнер из компьютера не соизволил оцифровать в какой-либо объект, и я стремительно перешел из бегунов в гимнасты, почти незаметно миновав стадию летуна. Кувырок, еще кувырок…

— Брр… — Удержав раскинувшуюся вокруг степь от попытки поменяться местами с небесной твердью, я обернулся лицом к опасности.

— Ваур-р-р! — Перекрыв мне большую часть обзора, Тихон, растопырив крылья и размахивая хвостом у самого моего носа, повернулся к лесу передом, а ко мне задом. Совсем как в сказке, но с уклоном в жестокую реальность, во всей своей неотвратимости надвигающуюся на нас в образе оживших деревьев, потягивающихся с артритным треском в покрытых заскорузлой корой телах, то бишь стволах, размахивающих корявыми руками-ветвями, завывающих подобно колонне древних танков на военном параде.

Изображение на экране моргнуло и, пойдя разноцветной рябью, погасло. Я погрузился во мрак, окруженный морем внезапно прорезавшихся звуков: угрожающим рычанием моего демона и прорывающимся сквозь мое пыхтение взволнованным фырканьем Викторинии, треском древесины и едва слышимыми, но полными неприкрытой угрозы протяжными стонами извлекаемых из ножен клинков.

— Да включайся же ты! — воскликнул я, прибегая к самому действенному в общении с любой техникой способу починить ее. От удара загудело в ушах, но внезапно прорезавшийся голос из динамика сообщил:

— Неполадки в системе визуального контроля.

— Можно подумать, я не знаю, — проворчал я, тупо пялясь в темноту, отсвечивающую едва различимыми бликами проникающего сквозь звенья кольчуги света.

После второй попытки настроить сбоящую систему динамики разразились жесткими гитарными рифами и яростным боем пары-тройки барабанов, а лицевой щиток подскочил вверх, открыв мое лицо запаху пыльных трав.

Вновь обретя возможность зрительно воспринимать окружающую действительность, я с удивлением обнаружил, что оживший клочок леса, затерявшийся среди холмистой равнины, остается на месте. Выглядит он крайне агрессивно, но попытки настичь нас не предпринимает.

Отдыхавшие на крайнем к степи дереве вороны с протестующими криками поднялись в небо, ругаясь на своем птичьем языке. Вложенная в мой мозг матрица не позволяет мне понимать речь птиц и зверей — это пока невозможно, но и без того ясно, что они крайне возмущены и в выражениях не стесняются. Что и понятно. Я бы тоже вышел из себя, если бы однажды мой удобный, несмотря на просевшие пружины, диван принялся прыгать по комнате и трясти подлокотниками.

— Кажется, они не двигаются, — заметил я, поднимаясь на ноги.

В ответ на мои слова дерево, поспешно оставленное воронами, качнуло плешивой кроной и с треском упало.

Я сглотнул ставшую горькой слюну и медленно потянул из кольца меч.

Вауркнул Тихон.

Отшвырнув в сторону поваленное дерево, из леса выскочило огромное существо, похожее на волосатого носорога. Словно на поросшем травой валуне нарисовали красной краской две почти соприкасающиеся точки — глаза. Затем к утопленной в тело голове приделали длинные, почти до самой земли, уши и две пары рогов: одну за височными впадинами, ветвистую как у оленя, вторую — сросшуюся в короткий и толстый гребень на самом кончике вытянутого, как и положено носорогу, носа. И в довершение прилепили короткие ножки. А прилепив, отпустили на свободу, но забыли снабдить тормозами.

55
{"b":"30799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Секреты вечной молодости
Стеклянная магия
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Как не попасть на крючок
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
#INSTADRUG
Сколько живут донжуаны
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка