ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Назад к тебе
Моя строгая Госпожа
Смотри в лицо ветру
Мод. Откровенная история одной семьи
Думай медленно… Решай быстро
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Содержание  
A
A

— Раздевайся! — резко бросила Агата.

Это она мне?

— Быстро!!! — Оленька проворно задрала мне рубаху, обнажив живот, и ухватилась за шнуровку штанов.

В общем-то об этом я давно мечтал, вот только на свидетелей не рассчитывал, да и обстановка не располагает.

— Знак Великого дракона, — прошелестело по рядам рыцарей.

Из-за приоткрытых ставен донеслись смешки и неразборчивый шепот. Надеюсь, что поводом к смеху послужила растерянность самоуверенных имперцев, а не… ну, вы понимаете.

— Ты Сокрушитель? — буравя меня взглядом, спросил имперский князь Торригон Багрон, нервно сжимая рукоять меча.

Вот и настал конец моим радужным надеждам бросить все к чертовой бабушке и остаться в соборе с Оленькой, учить детишек математике, квантовой физике и вести кружок «Умелые руки». Джинна на полставки учителем литературы устроил бы… Но реальность своим тупорылым ботинком — бум! Дзинь! Как хрупки все-таки хрустальные замки, возводимые несбыточными мечтами и радужным самообманом.

— Да!

Вот и все. Назад хода нет. Теперь мой путь лежит к сердцу Яичницы — в гнездо Великого дракона, ныне ставшего обителью его расплодившихся сверх всякой меры паразитов, совершенно утративших к тому же страх.

— Если ты истинный Сокрушитель…

— Истинный я! — заявил Улюлюм, но его замечание проигнорировали. Хотя, с моей точки зрения, это вполне может быть правдой.

— …если истинный, то не мне судить твои поступки, на все воля Великого. Но если самозванец… все казни, применяемые в империи, милосерднее того, что ждет тебя в гнезде.

— Звучит многообещающе, — с беспечностью висельника усмехнулся я. Получилось натянуто. Надеюсь, присутствующие подумали, что у меня просто резкий приступ зубной боли…

ГЛАВА 28

Что посеешь — то и вылезет

Знать бы, где упаду, в другую сторону пошел бы.

Соломенный бычок

И снова в путь.

Покой мне только снится.

Звучит словно в старой песне, но соответствует истине и моменту.

Этой ночью мне снился рай всего из четырех составляющих: теплое море, горячий песок, холодное пиво и соответственно случаю облаченная Оленька. Намекну — купальников в этом мире пока не изобрели. И надеюсь, изобретут не скоро.

Разбуженный спозаранку, я впихнул в себя скромный завтрак и снова в путь-дорожку. Сегодняшний день обещает мало чем отличаться от вчерашнего. А весь вчерашний день я провел в седле вороного. Викториния несколько ревниво косилась, но попытку оседлать ее князь Торригон вряд ли воспринял бы положительно. Его либо кондратий хватил бы, либо он сам хватил бы меня первым подвернувшимся под руку тяжелым рубящим предметом. В этом плане валькирии более демократичны. Да и ехать верхом на оседланном коне оказалось много приятнее, нежели елозить по спине кобылы единорога. Сидишь себе, ноги в стременах, в руках уздечка…

— Неси, неси меня-а-а, мой вороно-о-ой, да по степи широкой-и-и, — затянул я.

Валькирии дружно вздохнули, имперский князь попридержал своего единорога, поспешно увеличив разделяющую нас дистанцию. Летящий на бреющем полете джинн резко заложил мертвую петлю и со свистом нырнул в свой кувшин. Оборвав сольный концерт, я сделал вид, что просто прочищал горло. Зато теперь я знаю способ загнать джинна в кувшин. А про то, что талант певца у меня зарыт, я знал и раньше, просто не догадывался, что так глубоко…

Вернулся из разведки Улюлюм и сообщил малоприятные для нашей спасательной экспедиции сведения:

— Прямо по курсу брошенное селение. Но там кто-то есть.

— Люди? — уточнил я.

— Возможно, когда-то они ими и были…

— Может, обойдем стороной? — без особой надежды на торжество здравого смысла предложил я, уже сожалея о поспешности нашего выезда. Ну что стоило обождать недельку-другую, пока соберется дружина витязя Триединого дракона, в которую войдут лучшие бойцы всех соборов. Со слов Оленьки, это два десятка отборных ратоборцев, специально обученных вести бой с превосходящими силами противника. Так нет же, решили выехать самостоятельно, пересечь зону отчуждения и Дикие пустоши, а затем подыскать наименее опасный проход в само логово паразитов. К этому времени и витязи подтянутся, дабы мы все вместе ударили по врагу, пробились к яйцу и избранник (хотелось бы верить, что я, да сомнения гложут) расколол скорлупу драконьего яйца и вернул в этот мир улетевшего творца Яичницы.

— Ты же Сокрушитель, — ехидно напомнил мне князь Торригон. — Вот и потряси нечисть. Разомнись перед настоящим делом.

— Я Сокрушитель! — заявил Улюлюм. — Я, а не он.

— Ты тоже можешь посокрушать. А мы тут обождем. — Наивный! Чтобы удержать Викторинию на расстоянии от меня, ее надо накачать по самые ноздри снотворным как это делали валькирии в храме дня Великого дракона и храме ночи Великого дракона. Так что в брошенное поселение мы въехали всей компанией. Два претендента на звание Сокрушителя, две валькирии, принцесса в образе единорога, имперский князь и возбужденно вауркающий Тихон. Ах да, совсем позабыл про джинна. Но он так сладко сопит у себя в кувшине, что будить его рука не поднимается. Сами справимся.

Пара десятков деревянных срубов обнесены высоким частоколом, в котором виднеются распахнутые настежь ворота.

— Гостеприимно, — заметил я, остановив коня. Поселение словно вымерло, нигде ни признака нечисти, которую заметил Улюлюм.

— Заманивают доверчивых путников, а потом… — сопровождая рассказ распутными телодвижениями, принялся стращать меня конкурент на доблестном поприще спасения этого мира.

— Не потом, — оборвал я его, — а сейчас.

— В каком смысле?

— В прямом. Будем считать, что они нас пригласили… вернее, заманили, — направляя коня в гостеприимно распахнутые ворота, пояснил я.

Стуча копытами по деревянному настилу площади, вороной вынес меня к сухому дереву, некогда росшему, а теперь памятником самому себе стоявшему в центре площади, раскинувшейся почти сразу за воротами. Приподнявшись в стременах, я осмотрелся:

— А вот и встречающая делегация.

Навстречу нам, не особо таясь, вышел рахитичного склада старик, держащий голову руками. В самом прямом смысле. Он держал ее вытянутыми перед собой руками, крепко ухватившись за лопушистые уши и как можно дальше отстранившись. Создается впечатление, что он брезгает коснуться грязных, взлохмаченных волос, в которых почти наверняка нашла приют не одна сотня прыгучих и прочих паразитов. Лучше держаться от него подальше — бритый череп мне не к лицу.

— Обнимемся же, братья, — предложил он. — И облобызаемся приветственно.

— В следующий раз, дедушка.

— Я настаиваю.

Вот же настырный… Так и голову потерять недолго. Всего-то дел — разжал на миг пальцы, она и закатится невесть куда. Ищи-свиши ее потом.

— А ты зубы чистил, объект мечтаний тимуровцев?! — проорал я, надеясь пробиться до столь отстраненного от телесного существования мозга если не доводами, то хотя бы интонацией.

Если летописцы нам не врут — а кому тогда еще верить? — то были случаи, когда голодных тигров смиряли мощью обращенного к ним слова. Но единственное слово, с которым возникает желание обратиться к дедку, при всей его эмоциональности и краткости, граничащей с талантом, в присутствии дам произносить неприлично. Так что меч из кольца я на всякий случай вытащил. Отполированное волнообразное лезвие грозно сверкнуло в солнечных лучах. На дедка это особого впечатления не произвело.

Улюлюм ограничился приведением в боевое положение бревна, раскрашенного в бело-черную полоску и заменяющего ему копье. То есть из положения перпендикулярно вверх в положение, близкое к горизонтальному, с легким креном острия, украшенного шелковыми вымпелами «а-ля передовик героического фронта» в сторону земли. Откашлившись, он прямолинейно спросил:

— А че, дед, странные вещи в вашем городишке случаются?

65
{"b":"30799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Тараканы
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Говорю от имени мёртвых
Поток: Психология оптимального переживания
Поющая для дракона. Между двух огней
Отчаянные
Инстаграм: хочу likes и followers