ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Теперь мы с ними быстро справимся, — самоуверенно заявил я.

И, словно по мановению волшебной палочки, опьянение победой над врагом вдруг ушло, оставив подступающую исподволь усталость и растущее недоумение: «Откуда их столько?» Метателей всего-навсего сотня, а голов мы по самым скромным подсчетам сожгли едва ли меньше полусотни. Но ряды противников не редеют, хотя из их строя один за другим уходят ставшие в полной мере безголовыми существа. Им на смену спешат свежие головометатели.

— Чертовщина какая-то, — пробурчал я.

Их ряды непрерывно пополняются, но… почему тогда они не набросились все скопом? Странно это как-то. Не может же подкрепление идти с той же скоростью, что и убывание выбывших из схватки бойцов?

— Кажется, этого старика мы уже видели, — растерянно произнес Улюлюм, совмещая ловлю и нанизывание голов на острие копья с нанизыванием же, но без промежуточной стадии.

Сфокусировав взгляд на указанном рыцарем старике, я был вынужден признать, что таки да, тот самый. Вот только голова несколько отличается от предыдущей. И не в лучшую сторону.

— Что же это происходит?! — возмутился я. И, сунув руку в карман, потер крутой бок серебряного кувшина.

Высунувший было голову джинн поспешно нырнул обратно.

— Гидрометцентр выпадение голов не передавал, — донеслось оттуда.

— Может, слетаешь на разведку? — попросил я джинна. — Разузнаешь, откуда они берутся!

— Э-э-э не… Это без меня.

— Так, может, хотя бы защитный купол создашь?

— Если хорошо попросишь…

— Хорошо прошу.

— Ладно, создам. Но на это потребуется время.

— Сколько времени?

— Месяц. Если повезет, то, может, и недели в три управлюсь.

— Сколько?!

— А сколько ты думал? Нужно собрать генератор, а это совсем не просто. И источник питания мощный нужен. Пока отыщу урановые залежи, пока обогащу добытую руду…

— Можешь не продолжать… Извините, мадам. — Ухватив клацающую зубами голову за косу, я сморщился от обилия хлынувших на меня обвинений в дискриминации по половому признаку и, отстаивая мужское эго, насадил крикливую феминистку на сук. — Еще раз извиняюсь… А чем ты можешь помочь?

— Могу дух боевой поднять, — предложил джинн.

— Лучше подними камень побольше и припечатай одного из безголовых. Поглядим, что из сего выйдет?

— И не стыдно тебе над инвалидами насмехаться?

— А я над тобой и не насмехаюсь.

— Они голову на каждом шагу теря… Что ты сказал?

— Ничего.

— Но я же слышал?

— Тебе показалось.

Изображающая из себя бюст Котовского голова нагло проскользнула у меня между пальцами, пролетела сквозь джинна и укусила моего вороного за холку. Конь ощерился и попытался достать наглого спиногрыза зубами. Но тот пристроился так, что до него не дотянуться. Как любят говорить вампиры: «Глаз видит, а зуб неймет». Наклонившись, я сумел ухватить лысую голову, за ухо и, не слушая визга, нанизал на опаленный и местами дымящийся сук.

— Слышишь? — подняв указательный палец, поинтересовался джинн, во время всей возни с лысой головой сохранявший показательно невозмутимый вид.

Я прислушался. Посторонних звуков не наблюдается. Все так же засоряют эфир не классифицируемыми шумами летающие головы, пыхтит Улюлюм, сопит Торригон, рычит мой демон, фыркают кони и единороги…

— Ничего не слышу. А что?

— Это гудок к концу моего рабочего дня. Я иду отдыхать.

— Но…

— Попрошу не тревожить, — безапелляционно заявила фигура, сотканная из ультрамаринового дыма, и стремительно, словно шмаль в легкие наркомана, втянулась в кувшин. Извлечь его обратно будет не легче, чем выдавить тот же дым из кайфолова. Разве что при помощи асфальтоукладочного катка. Обиделся, что ли? В любом случае от джинна теперь помощи не дождешься — нечего и надеяться. Придется обойтись своими силами. Или, по крайней мере, силой Улюлюма. А вот мозгами работать придется мне. Да мне и не привыкать — я же не рыцарь.

— Ребятки, вы продержитесь немного без меня?

— По нужде отойти решил? — полюбопытствовала Агата, вогнав меня в краску. Хорошо, за лицевым щитком этого не видно. — Можно. Но поторопись… Ай! А то нас скоро съедят…

— Не съедят, — поспешил я успокоить ее и конкретизировал: — Хотя понадкусывать могут.

— Меньше слов, — попросила Оленька.

— Уже бегу, — спрыгнув со спины вороного, ответил я. На коне, конечно, быстрее, но едва ли метатели собственных голов — а я не видел, чтобы они бросались чужими, — так вот, метатели голов навряд ли позволили бы мне свободно разъезжать среди них. Стоит только выйти из-под прикрытия круговой обороны отряда, как они разом набросятся на меня. И некому будет спину прикрыть… Они и набросились. Но поскольку я, в отличие от моего вороного скакуна, надежно защищен доспехами, то и вреда особого мне причинить не могут. Тут как в футболе при пробитии штрафного сквозь стенку. Главное — защитить «ахиллесову пяту» любого защитника, поскольку если мяч попадет в нее, то этого не простит жена, а если же просто пропустить мяч в ворота, то этого не простят всего лишь болельщики. Их пускай и много, но они далеко, а жена… она ведь и маму припрячь к разборкам может. А кому это нужно?

Прикрываясь свободной от меча рукой, я настойчиво продвигаюсь вперед, время от времени зафутболивая летящую низко пародию на мяч ударом ноги за пределы игровой площадки.

— Эй! Размахнись, рука… — кричу я, стараясь психологически давить на обрушившихся на меня со всех сторон врагов. — Получи, гад, в ухо!

Рубить мечом опасно — вспыхивающие головы заживо испекут в кольчуге — поэтому бью плашмя. Волнообразное лезвие меча не ракетка для игры в бадминтон, ну так и головы не воланы, зато отлетают будь здоров…

— Уимблдонский турнир устроили? Сейчас поучаствуем… — Добравшись до первого ряда метателей голов, я, не прекращая наносить удары, лишь немного развернул лезвие.

Ближайший ко мне бомбардир развалился на две части.

— Сейчас я вам устрою…

Определиться с тем, как благозвучно назвать бойню, которую я на правах борцов за торжество человечества над паразитирующими формами жизни собирался устроить, мне не удалось. Корчившиеся на земле половинки метателя головы замерли и неожиданно взорвались, огненной волной сбив меня с ног.

Сквозь оглушенное и опаленное сознание прорезался девичий крик.

Попытавшись успокоить ее, я подавился кашлем и поэтому ограничился взмахом меча.

— Ай! — Какой-то гад наступил мне на ногу. Еще один пнул по ребрам. Я возмутился: — Бить лежачего?!

На противника мои укоры не произвели впечатления.

Откатившись в сторону, я поднялся на ноги и с неистовым криком врезался в строй головометателей, пройдя сквозь него, словно боевой таран через фанерную декорацию замковых ворот. С шумом, с треском, но почти без сопротивления. Если кто-то и попытался встать на пути, то закопченный лицевой щиток и навернувшиеся на глаза слезы не позволили мне различить этого смельчака. Но, кажется, под ногами что-то дергалось…

Продолжая движение, я чудом проскочил между двумя отстоящими на расстоянии немногим больше метра домами и, взбежав на возвышающийся за ними холм, остановился. Крушение плана «А» поставило меня перед необходимостью задействовать план «Б». Но на ум ничего не приходит, кроме пары-тройки выражений, начинающихся на эту букву.

Одно из них я и озвучил, когда земля под ногами с треском просела и разверзлась.

— Блин горелый!

Полет был коротким, а приземление мягким. С чавканьем погрузившись по пояс в слизкую массу, я невольно вдохнул.

— А… Фу…

Падение оказалось много милосерднее запаха, обрушившегося на мое обоняние. Лишь одна мысль посетила мой поникший разум: «Вляпался!»

То ли от резкого запаха, прочистившего мозги не хуже нашатыря, то ли из-за вернувшейся в результате высыхания слез способности видеть, но я смог осмотреться по сторонам.

Не видно ни зги. Наверное, дыру, в которую я провалился, засыпало. Не смертельно. Пока у меня есть меч и мозг. Задействуем разум. Не мой, а искусственный — компьютерный.

67
{"b":"30799","o":1}