ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стеклянное сердце
Стигмалион
Взлет и падение ДОДО
Технологии Четвертой промышленной революции
Level Up 3. Испытание
Как избавиться от демона
Смерть Ахиллеса
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Телепорт
Содержание  
A
A

— Включи подсветку.

Что-то в динамиках хрюкнуло, пискнуло… Перед глазами замелькали зеленые и оранжевые разводы… Когда меня от них начало немного подташнивать — или в этом виноват запах? — картинка нормализовалась.

— Так-то лучше, — пробормотал я, старательно кося глазами вправо. При взрыве левую сторону забрала закоптило сильнее, почти до полной непрозрачности, вот и приходится смотреть на мир в несколько необычном ракурсе.

В метре перед моим носом дверь с огромным металлическим кольцом и толстым-толстым (Совсем как в рекламе, правда?) слоем мха. Ширина помещения метра два с небольшим, длина несколько больше, а высота меньше — я едва не касаюсь головой свода, увитого белесыми червями корневищ. Этакий уютный погребок, безусловно знававший лучшие времена. Заполняющая его на треть зловонная жижа, если судить по торчащим из однородной массы черным, но вполне еще узнаваемым кочерыжкам, не что иное, как остатки некогда огромного запаса капусты. Просто-таки пейзаж ада заячьего племени. И ни одной агрессивной головы. Правду говорят: с глаз долой — из сердца вон.

Дотянувшись до ручки, я ухватился за кольцо и потянул на себя.

Дверь даже не шелохнулась, зато насквозь проржавевший металл распался у меня в руке.

Не хотите по-хорошему?!

Переложив меч из руки в руку, я ударил бронированным кибернетическим кулаком по замшелой доске. Она с хрустом распалась на куски. В образовавшееся отверстие сперва проникла земля, а после повторного удара, расширившего отверстие и прорвавшего дерн — солнечный свет.

Выбравшись из подвала, я с облегчением заметил, что бой продолжается в прежнем стиле и составе. Головы летают, пытаются кусаться, а затем сгорают на одном из двух суков. Все без изменений. Вот разве что дерево местами начало дымиться весьма сильно, того и гляди вспыхнет. Нужно поспешить.

Чувствуя себя по пояс защищенным: толстый слой капустной гнили должен удержать головы от желания кусаться, я направился вслед обезглавленным врагам. Почему-то мне кажется, что, узнав тайну их отлучек, я найду способ победить…

Завернув за угол, я споткнулся и едва не упал.

— Бред! Такого не бывает…

Но глаза утверждают обратное: еще как бывает!

Квадратный участок земли в несколько соток, зажатый с трех сторон рядами домов, а с четвертой высоким островерхим забором, тщательно очищен от сорняков, разбит на ровные грядки и засажен… головами! Я же говорил — бред!

Подошедшие безголовые агрессоры, осторожно двигаясь по проложенным между грядок тропинкам, то и дело замирают у очередной торчащей из земли волосатой макушки. Опустившись на корточки, они принимаются ощупывать и выстукивать ее. Совсем как мы, выбирая арбуз, дыню или капусту. Наконец, отыскав удовлетворяющий их требованиям кочан, то бишь подходящую голову, они, решительно ухватив ее за ухо, переходящим из рук в руки серпом срезают и, отряхнув от земли, направляются прочь — воевать с моими друзьями.

«Это сколько же времени понадобится, чтобы их все взорвать?!» — потрясенно задумался я.

Сейчас прикинем на глаз. Поле метров двадцать на тридцать — итого шесть соток. На сотке приблизительно два десятка рядков по сорок голов в каждом. Выходит восемьсот огнеопасных кочанов на сотке. На шести получается, за вычетом уже собранных, больше четырех с половиной тысяч. Ой мамочки! При наших темпах — сотня в час, и это со свежими силами, — здесь работы на двое суток.

Возможно, окончи я не академию космической разведки и освоения новых территорий имени Белки и Стрелки, а какой-нибудь сельскохозяйственный институт, я бы и придумал, как загубить урожай голов на корню при помощи удобрений или пестицидов. Но… времени перековывать меч на орало у меня нет, поэтому воспользуемся тем, что есть. И как можно быстрее, пока идущие вереницей головометатели не обнаружили меня и не помешали моей партизанской деятельности.

Осторожно пробравшись в покосившийся сарай сквозь щель между приоткрытыми створами ворот, чтобы скрипом давно не смазанных петель не выдать себя, я быстренько провел ревизию. Выстроенные в ряд косы… Нет, против зарывшихся в землю по самые брови голов это изобретение человеческого гения малопригодно. А вот подвешенная под крышу борона: деревянный каркас с множеством острых металлических колышков с рабочей стороны и парой деревянных колес для транспортировки — это то, что агроном прописал. Надо только проредить зубья, а то потянуть ее силенок у меня не хватит.

Мы ведь, потенциальные спасатели Яичницы, народ какой? Решительный. Раз решили — сделаем непременно… если не передумаем. Но я передумывать не намерен.

— Урра-а-а!!! — От моего крика головы испуганно попытались зарыться обратно в землю, усиленно загребая ушами, но поздно.

Безголовые и те опешили. Не знаю уж, за какое стихийное бедствие они меня приняли, ведь рассмотреть не могли, но тоже поняли, что в этот мир пришла новая сила — сила интеллекта. И она не позволит разбрасываться головами направо и налево.

Мой план удался, так что свидетелей моего подвига не осталось.

Придется поведать все самому.

Значит, так…

Впереди словно ошпаренный несусь я, с легкостью заменяя тройку лошадок. И слышно меня издали, причем не только на слух, но и на запах. За мной, громыхая, словно тачанкаЧапая, с Петькой и Анкой у «максима», и подпрыгивая на кочках, несется борона. У края поля я отпустил веревку, удерживающую ее в приподнятом состоянии, в котором земли она касалась лишь колесами, и ринулся в бой.

Так и просится на бумагу фраза: «Закипел бой кровавый», но кровавого боя не получилось из-за специфики строения голов, которые при сильных повреждениях сгорают в огненной вспышке. Магия, наверное.

Я бегу, спотыкаясь и зарываясь пятками в обильно унавоженную землю, за спиной ухает, словно при артобстреле: в спину барабанят комья земли, пышет жаром, а вокруг такое слаженное многоголосье, что и Пятницкому не снилось. Вот только они все дружно держат одну-единственную ноту, но зато с таким воодушевлением:

— А-а-а!!!

На помощь головам бросились находящиеся рядом безголовые уроды. И спасибо Создателю за то, что они такие безголовые. Догадайся они сперва обзавестись головами, а уж затем бросаться всем скопом ловить меня, то мне пришел бы каюк раньше, чем я первую полосу пробороздил. А так, двигаясь исключительно между рядками, словно боясь наступить на голову, буде уцелела какая счастливица, они гуськом идут за мной, протягивая свои немытые руки и единственный серп.

Заложив на повороте резкий вираж, при этом едва не задев бороной забор, я помчался дальше, миновав нелепо пытающихся двигаться нога в ногу безмозглых преследователей. Наличие спинного мозга не считается, поскольку не он нам строить и жить помогает.

Может, заматерелым дачникам мой личный рекорд боронования шести соток за десять минут и покажется детской забавой, но я старался как мог. Поэтому, когда зубья, закончив последний ряд, загрузли в земле, у меня не осталось сил даже на то, чтобы сбросить опоясывающие меня крест-накрест лямки. Я просто перерезал их мечом и повернулся лицом к преследователям. Последних набралась уже приличная толпа.

— Так вот ты какая, слава? — хрипло рассмеялся я, покачиваясь на ветру.

Чьи-то обломанные ногти заскрежетали по кольчуге, чей-то кулак ударил в забрало, едва не сбив меня с ног.

Динамики разразились предостерегающими предупреждениями и просьбами покинуть агрессивную к человеческому организму зону, а также требованием немедленно связаться со специальными службами.

Пятясь под напором обрушившейся на меня ненависти, воплощаемой в тычки, оплеухи и прочее рукоприкладство, я отступал, пока не оказался в сарае, из которого позаимствовал борону.

Ряд кос навел меня на хорошую мысль. Настолько хорошую, что я приободрился и нашел в себе силы растолкать безмозглую нечисть и снять со стойки сельскохозяйственное орудие косаря.

— Нечисть… осилит… тот… кто… бьет, — бормотал я, проталкиваясь между противниками.

Чей-то кулак ощутимо ударил по шлему, в голове загудело, но я погасил инстинктивное желание ответить на выпад ударом волнообразного клинка. Одного раза хватило, чтобы желания играть с огнем не возникло.

68
{"b":"30799","o":1}