ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Агата!

Она выпила и заняла место по левую руку от меня, неспешно обнажив клинки.

Джинн принял опустевший бокал и наполнил его.

— Князь Торригон.

— Имперский князь, — поправил он меня.

— Заткнись и пей! — не очень вежливо заорал я. Но и меня можно понять — нервный стресс, а тут он со своим этикетом.

— Что дальше? — поинтересовался князь, осушив предложенный кубок.

— Что чувствуешь? — вопросом на вопрос ответил я.

— Чую — русским духом пахнет…

— Тоже мне Кощей Бессмертный выискался. Становись там… Джинн, а ты дыши своим перегаром в сторону.

В результате испытаний тетушки я тоже не сомневался, поскольку она с момента разморозки находилась здесь. А вот того, что она упрется и откажется пить одна, я не ожидал.

— Я не алкаш какой-то, — заявила Акулина Степановна. — В одиночку пить. И без тоста.

— Почту за честь составить компанию леди, — галантно предложил князь. Чем сразу искупил половину вины за рукоприкладство. — За прекрасных дам!

Попросив родственницу посидеть на ступеньках и не путаться под ногами, я обвел взглядом притихших соборовцев. Эх, ребятки…

— Начнем с тебя, — не зная имени, я указал на ближайшего к нам паренька.

Он пожал плечами и одним махом проглотил предложенную порцию огненной воды.

— А одной точно хватит? — шмыгая носом, спросил он.

— А что?

— Может, для надежности батюшка сокрушительный воевода повелит вторую налить?

— После. Пока становись рядом с князем. — Он пожал плечами и отошел.

— Теперь ты.

Завертев головой по сторонам, указанный мною воин утвердился, что я имел в виду именно его, и подошел к джинну. Заглянув в бокал, он вздохнул и поднес его к губам.

— А… — Выплеснув содержимое хрустального кубка в лицо князя, «непьющий» прыгнул сквозь испуганно икнувшего джинна на меня, пытаясь ударить в лицо ножом.

Я не успел среагировать. Лишь моргнул. Но охранницы продемонстрировали свое искусство. Оленька одним мечом блокировала взмах ножа, а вторым отсекла державшую его руку. Агата тем временем обезглавила нападающего.

По рядам соборовцев прокатился недоуменный ропот. И трое из них, выхватив мечи, бросились на прорыв.

Короткая стычка, во время которой я успел лишь один раз ударить мечом. Удар вышел зрелищный, если так можно сказать о убийстве живого существа. В этом случае, думаю, можно. Волнообразное лезвие с легкостью рассекло доспехи и плоть под ними.

Три перевертыша упали на землю четырьмя недвижимыми кучками пепла. Почему четырьмя? Я же сказал, что мой меч с легкостью разрубил и доспехи, и тело, сделав из одного перевертыша двоих.

К этому времени у моих ног уже лежал один черный кристалл, и вскорости к нему добавились еще три.

На остальных соборовцев водка не оказала никакого воздействия.

— Спасибо за помощь, — поблагодарил я всех присутствующих. — Теперь нужно быть предельно осторожными, ибо мы знаем, какие вероломные противники нам противостоят. Они могут принять облик любого из нас.

— А где… — Вопрос повис в воздухе, так и не сформулировавшись.

— Они скорее всего мертвы. Но если им повезло и они вернутся, необходимо будет проверить их… Джинн! Водку не уноси. Оставь здесь!

— Теперь я знаю, почему перевертыши не стали превращаться в тебя, — сказала Агата.

— Теперь это я и сам знаю. Хотя вообще-то пью я редко. Но если не пить вообще, это может показаться подозрительным. Другое дело женщина, у которой больная печень.

— У меня здоровая печень! — возмутилась тетушка.

— Это я к примеру.

— А звери? — спросила Оленька.

— Но они не стали бы превращаться… — начал я, но тотчас оспорил сам себя. — А почему бы и нет? Князь, вы мне поможете?

— Разумеется. А в чем?

— Уговорить Викторинию выпить водки.

— Но она принцесса…

— Именно поэтому я и обратился к вам.

Кобылица единорога удивила меня, безропотно проглотив залитую ей в горло жидкость и лишь после этого упав в обморок. Впрочем, она быстро спохватилась и вскочила на копыта, испугавшись, что ее благородный обморок примут за конвульсии перевертыша.

С Тихоном и Топтыгой пришлось повозиться, но мы совместными усилиями напоили их водкой. Мой демон тотчас завалился спать, сунув морду дракончику под бок. А вот медведь оказался не простым, а шатуном. Махнув лапой на Макара, он побрел вдоль камер глубокой заморозки, останавливаясь у каждой и пытаясь достучаться до находящихся внутри людей. При этом порыкивая и смешно шлепая губами.

— Вот теперь, кажется, всех напоили, — облегченно вздохнул я, покосившись на князя, увлеченно рассказывающего моей тетушке какой-то светский анекдот. Что-то об императорском шуте, спутавшем штаны с колпаком.

— А меня — нет, скоты! — обиделся призрак, забыв о том, что он отныне вежливый и добрый.

— Ему не наливать, — замахал руками джинн. И со знанием дела произнес: — Опохмел ведет к запою… А через него все равно все протекает.

— Ах вот вы как!

— Может, дать ему пробку понюхать? — предложил я.

— Так у этой водки спиртные пары почти не чувствуются, — возразил джинн.

— А вчерашняя осталась?

— Какой-то гад ночью все вылакал, я искал, — сообщил призрак.

— А оно твое?! — набросился на него джинн, сдав себя с потрохами.

— Не спорьте, — сказал я, махнув рукой. Устал я от них, честное слово. — Налей ему стакан.

— Ну так… — Джинн демонстративно ткнул пальцем призраку в пузо. Сам же почти такой же бесплотный, а туда же… Но бокал наполнил.

Бывший обитатель покосившейся башни в городе, названия которого я не помню и, если честно, никогда и не знал, попытался тотчас ухватить его. Пальцы с легкостью прошли сквозь хрустальный кубок, не вызвав даже волнения налитой в него жидкости.

— Не спеши, — достав меч из петли, я упер его в пол. — Теперь можешь.

Призрак радостно схватил бокал. «Боже мой! — подумал я. — Чем я занимаюсь?» Быстро шевеля крыльями, ко мне подлетел дракончик и плюхнулся на плечо, ухватившись за кольчужную ткань.

— Нужно обследовать верхние этажи, — решил я. — Двигаться будем одной группой, чтобы не рисковать.

Первыми на четвертый этаж поднялись валькирии, я немного задержался, привлеченный долетевшим до моего уха грохотом. Посмотрев в окно, я пораженно замер.

Улюлюм?!

Как мы про него забыли?

— Ваур? — удивился Тихон, подняв на меня мутный взгляд. Он страшно не хотел вставать, так что пришлось почти волоком тащить его, но разделять группу я не намерен. Макар тоже с Топтыгой мучается, пытаясь заставить его идти вперед, а не из стороны в сторону.

— Мыши! Бежим!!! — Перепрыгивая через ступени, ко мне подскочили валькирии и, ухватив за руки, потянули за собой. — Мыши!!!

— Ну мыши! Ну и что? Я их не боюсь, — заявил я. — Это ваши женские при… Мыши?! А-а-а!!!

Тихон вауркнул и стремительно ринулся вниз по лестнице.

Я изо всех сил рванул за ним, забыв, что у меня в руках меч и я обычно ужас какой храбрый. Рядом, грохоча доспехами и обгоняя один другого, неслись остальные.

Выскочив из здания, мы не смогли сдержать крика ужаса. И отступили, прижавшись спиной к стене и подняв мечи.

Перед нами, покрывая поле сплошным шевелящимся ковром, выстроилась целая армия разнообразных монстров. Описать их невозможно. Одно могу сказать с уверенностью: если чье-либо воображение способно представить себе какое-то небывалое уродство, то при внимательном просмотре в рядах наших противников непременно обнаружится такое создание. Или даже еще ужаснее.

Выскочившая следом за нами мышь не кажется такой уж страшной. Ну, размером с носорога, ну, из глаз вырываются желтые лучи, словно из автомобильных фар, ну, изо рта торчат шипящие змеи… Подумаешь! К тому же она оказалась в единственном экземпляре. Выскочила и сама с перепуга ошалела. Пискнув совсем несолидно для своей комплекции, она заметалась по сторонам и, узрев наваленный у основания яйца бурелом, устремилась под его защиту.

Из вражеского войска выдвинулся вперед отдаленно похожий на человека урод. Злорадно рассмеявшись, он торжественно прокричал:

78
{"b":"30799","o":1}