ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ясно. На твою помощь рассчитывать не приходится.

— Ну… Я могу потом оду вашему мужеству в неравном бою сложить и посвятить ее вам.

— А я буду сражаться с вами плечо к плечу, — заявил призрак покосившейся башни, сверкая зубами. — А потом приму свой меч из твоей мертвой руки.

Поблагодарить призрачных доброхотов я не успел — перевертыши лавиной бросились на нас. Мы, соответственно, от них. Под защиту стен.

Но до дверей монстры не добежали — появившийся за их спинами смерч врезался в плотные ряды, разбрасывая оказавшихся на его пути монстров и громко завывая:

— Ооотдаааййй…

— Кто это? — спросил имперский князь.

— Еще один претендент на мой меч, — пояснил я. — Дурик-могучая кучка.

— Убью!!! — взвизгнул призрак, заставив нас вздрогнуть от неожиданности. И устремился навстречу смерчу.

Ничто не меняется в этом мире. Теперь они до утра будут мутузить друг дружку. Причем совершенно безрезультатно. Нет, я их, конечно, прекрасно понимаю: кому охота заработать кулаком в ухо?

— И чего они так ненавидят друг дружку?

— Это долгая история, — сообщил джинн.

— У тебя все истории длинные, — заметил я. — Но рассказывай. Немного времени у нас есть, пока до перевертышей не дойдет бесполезность их затеи. Видишь, они начали делать ставки, кто кого первым завалит: смерч призрака или наоборот.

Монстры поспешно расступились, образовав арену довольно внушительных размеров, и в их рядах молниеносно возникли шустрые букмекеры, принимающие ставки. Если бы не сплошное оцепление, можно было бы попытаться улизнуть, воспользовавшись потерей бдительности. А так оставалось терпеливо ожидать, когда перевертышам наскучит бой и они наконец-то соизволят обратить внимание на своего предводителя, взывающего к их совести и требующего идти в атаку, но сперва заплатить положенный процент с каждой сделки.

— Призрак, — начал джинн, — это бывший барон, владелец того самого замка, в котором мы побывали. Однажды к его воротам подошло войско и бросило ему вызов, пригвоздив к воротам перчатку. Но наутро войско, даже не попытавшись штурмовать высокие стены, исчезло. Остался лишь шептун-предсказатель, которого в качестве военного трофея несостоявшейся битвы оставили в замке. И тут начинаются странности. Люди сходят с ума, шут Дурикбумбер при поддержке личной гвардии барона, совершенно спятившей, захватывает власть. Шептун отводит барона в башню и, вырвав у него зубы и закрепив их в рукояти меча, запирает там заклятием, оставив избитого и окровавленного бывшего господина замка умирать. Немногие оставшиеся верными подданные ворвались в башню, чтобы спасти его, но было уже слишком поздно. Со смертью барона заклятие усилилось, навечно заключив его в новой обители. Уцелевшие горожане покинули город, но шут со своими безумными гвардейцами остались во дворце и…

Сидящий на моем плече дракончик внезапно встрепенулся и, запрыгнув на голову, зашелся веселым свистом, перебив джинна.

— Ты чего, глупый? — Я осторожно взял его в руки. Вместо ответа он затрепетал крыльями и пустил в небо струю огня.

Отшатнувшись, я пригрозил ему:

— Вот наклею на бок предупреждение: «Огнеопасно!» — будешь тогда знать.

— Батюшка сокрушительный воевода! — окликнул меня один из дружинников.

— Что?

— Там, в небе…

Посмотрев в указанном направлении, я различил множество черных точек, которые, если зрение меня не подводит, приближаются.

Опустив лицевой щиток, я скомандовал компьютеру:

— Десятикратное приближение.

Точки стремительно превратились в кляксы.

— Это же драконы, — прошептал я.

— Данное утверждение верно, — сообщил динамик мне на ухо. Может, компьютеры и не имеют эмоций, но в раздавшемся голосе мне почудилось ехидство.

— Они движутся в нашем направлении?

— Их курс пролегает над точкой нашего местонахождения.

— Ориентировочное время пересечения ими точки нашего местонахождения? — затребовал я.

— Двадцать пять минут, — не задумываясь, выдал результат расчетов электронный мозг.

Подняв забрало, я сообщил новость друзьям, которые восприняли ее с видимым воодушевлением.

— Может, нападем на паразитов? — предложил тотчас князь Торригон. — Они этого не ожидают.

— Это точно, — согласился я.

— А там драконы подоспеют. Уж мы зададим им жару!

— Ты уверен, что драконы летят сюда, чтобы помочь нам в битве против монстров?

— Конечно. Так в пророчестве сказано.

— Был здесь уже один железный ящер… Что-то он не очень горел желанием сражаться с перевертышами.

— Так он за помощью спешил. Некогда ему было время терять.

Я не нашелся, что возразить на это, тем более что предводителю перевертышей наконец-то удалось отвлечь от зрелищного поединка между призраком и смерчем достаточно большую группу монстров, из которой он сформировал ударный отряд и бросил его на нас.

Отступив в здание, мы забаррикадировали дверь, в которую тотчас врезалась передовая группа перевертышей. Следом обрушилась основная часть атакующего отряда. Дверь и первый ряд напирающих на них монстров не выдержали давления и с треском влетели в фойе. Зазвенели чудом уцелевшие до того момента стекла — нападающие начали ломиться в окна.

Поднявшись на лестницу, мы закрепились на ней и встретили первую волну пришельцев из Обреченного мира свистом клинков и звоном посуды. Это тетушка, вооружившись чайным сервизом, открыла прицельный огонь сквозь ажурные решетки перил.

Пацифиствующий джинн, переодевшись в белые одеяния, пошел в массы вещать о смирении ярости и о всепрощении.

Монстры не пожелали слушать джинна, оставшись глухими к его речам, зато постарались разорвать эфемерное тело самого проповедника на части. Но дым просачивался сквозь их пальцы, совершенно равнодушный к потугам агрессоров.

А вот джинн обиделся. Он схватил ближайшего монстра за вислое ухо и с философским презрением влепил ему пощечину. Перевертыш улетел под ноги товарищам, исполнив тройное сальто с приземлением на шпагат. Видимо, джинн погорячился и не только забыл разжать кулак, но и вложил в удар слишком много силы.

О дальнейшем ходе поединка не расскажу. Все смешалось. Высвечиваются лишь яркие вспышки некоторых эпизодов на общем сером фоне бескомпромиссного рубилова да постоянное ощущение присутствия за моим правым плечом рыжеволосого ангела-хранителя, пресекающего любые попытки воспользоваться прорехами в моей защите. У нее даже крылышки есть… в смысле на доспехах. Реальный бой в строю это вам не учебный поединок в идеальных условиях. Для него моих навыков маловато.

Единственно светлым моментом в схватке оказалось полезное свойство трупов перевертышей рассыпаться прахом и оставлять по себе черный кристалл. Этих кристаллов под ногами нападающих накопилось изрядное количество — можно было организовывать экспорт экзотических украшений, — и монстры начали поскальзываться на них, ухудшив свои и без того никудышные боевые качества. Если бы их было не так много…

Значение раскатистого рева, от которого полопались те стекла, которые пережили появление на свет железного дракона и атаку перевертышей, я понял не сразу. До перевертышей значение рева дошло намного быстрее, и они, враз потеряв желание сражаться, бросились бежать. Проводив разномастные спины врагов растерянным взором, я по инерции пару раз взмахнул мечом и лишь потом радостно заорал, оглохнув от поселившегося в шлеме эха:

— Наши пришли!!!

Переглянувшись, мы дружно бросились к дверям, где стали свидетелями схватки двух сотен черных драконов с многотысячной армией монстров, захватчиков из Обреченного мира. Если это можно назвать схваткой.

Окружившие административный корпус перевертыши прозевали появление драконов. И те, свалившись как снег на голову, отрезали монстрам путь к отступлению. Почти сотня драконов опустилась на землю, редкой цепью охватив армию паразитирующей формы жизни, а остальные бросились в атаку.

Дракончик на моем плече беспокойно заворочался, перебирая коготками, и потерся о шлем своей прямоугольной головой.

80
{"b":"30799","o":1}