ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Музыка ветра
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Замок Кон’Ронг
Вместе быстрее
Река сознания (сборник)
Повелитель мух
Амелия. Сердце в изгнании
A
A

Симбиоз правительственных структур, реально властвующей в России олигархии и МВФ создает для нашей страны серьезную проблему. Она заключается в том, что следование линии на дальнейшее дерегулирование экономики и демонтаж остающихся инструментов государственной экономической политики делает невозможным выход российской экономики на траекторию быстрого и устойчивого экономического роста, по сути, закрепляя положение нашей страны как сырьевой периферии мирового рынка. Это означает, что Россия еще длительное время будет оставаться донором мировой экономической системы, экспортируя природное сырье, дешевый труд и капитал, финансируя за счет своего национального богатства экономический рост развитых стран. При такой экономической политике возможности развития российской экономики будут определяться извне спросом на природные ресурсы и предложением товаров конечного потребления. Экономика страны будет обречена на дальнейшее отставание от развитых стран, а темпы ее роста в долгосрочной перспективе будут колебаться на уровне около 2% в год. Соответственно большинство населения навсегда останется нищим, продолжится вымирание нации и деградация общества.

Но у нас не так много времени, чтобы изменить проводимую политику – продолжающиеся тенденции деградации научно-производственного потенциала страны и социальной сферы через три – четыре года приведут к сокращению объема производственных мощностей на четверть, а через 6-7 лет – вдвое. Нет сомнений, что при стагнации нынешнего недопустимо низкого уровня жизни сбудутся самые мрачные прогнозы и в отношении сокращения численности населения.

Возникает вопрос – как совместить заявления главы государства о предотвращении вырождения нации, восстановлении могущества России, обеспечении экономического роста и повышении уровня жизни, не говоря уже об укреплении российской государственности, с реально проводимой правительством политикой ее саморазрушения, закрепления сложившихся тенденций деградации производственного потенциала и социальной сферы?

Может быть, это результат заблуждения, эйфории и расслабленности на фоне оживления экономики в последние два года. Рекордные темпы экономического роста в прошлом году действительно вызывают ощущение благополучия, возникающего само собой при практически полной бездеятельности государства. Тем более если не отдавать себе отчета в реальных причинах и механизмах этого оживления, обусловленных существенным улучшением финансового положения производственных предприятий благодаря резкому изменению ценовых пропорций в результате успешной политики сдерживания роста цен на энергоносители и услуги естественных монополий, а также удержания низких процентных ставок после трехкратной девальвации рубля в августе 1998 года. В этой ситуации легко поддаться соблазну ничего не делать и не менять, предоставив российскую экономику свободной игре рыночной стихии в расчете на то, что все само собой образуется и сложится траектория экономического роста. Тем более что это весьма выгодно властвующей в России олигархии, вывозящей из страны по полтора миллиарда долларов в месяц и стремящейся к замораживанию сложившейся ситуации на максимально длительный срок. Да еще похвально с точки зрения МВФ и стран «семерки», добивающихся от российского руководства устранения каких-либо барьеров на пути движения капитала, товаров и услуг, окончательной интеграции России в мировую экономическую систему в качестве ее сырьевой периферии.

Продолжение линии МВФ и правящей в России олигархии, ориентированной на демонтаж системы государственного регулирования экономики и ответственности государства за жизнеобеспечение общества, означает, что надежды, связанные с отходом от конфронтационной политики Ельцина на обогащение олигархии за счет общества не оправдываются. Эта политика продолжается еще более последовательно, чем раньше. Шансы на консолидацию общества на основе осуществления научно обоснованной и социально привлекательной программы экономического роста и подъема уровня жизни безвозвратно упускаются. Продолжение политики сохранения «статус-кво» наряду с продолжением вывоза из России по 25-30 млрд.долл. ежегодно, а также с платежами по внешнему долгу в 10-15 млрд.долл. будет означать продолжение тенденций деградации социальной инфраструктуры и обнищания большинства населения. Катастрофическое состояние Приморского края станет нормой для многих регионов страны. Все это неизбежно приведет к новому витку роста социальных антагонизмов и напряжений, углублению раскола общества.

Статья опубликована в газете

«Советская Россия» 28 июня 2001 года.

ПРОСТОТА ХУЖЕ ВОРОВСТВА

Отличительная черта нынешнего этапа современных псевдолиберальных реформ – явно обозначившиеся тенденции деградации. Если в первое время радикальные реформы представлялись как путь к кардинальному повышению эффективности экономики, средство устранения барьеров к дальнейшему социально-экономического развитию страны и препятствий к росту качества жизни, то сегодня, оправдывая проводимую политику, реформаторы объясняют народу пользу от сокращения бюджетных расходов на развитие и жизнеобеспечение страны, от свертывания социальных гарантий, и даже от вывоза капитала.

С самого начала радикальных реформ правительство отказалось от промышленной, научно-технической, структурной составляющих экономической политики, так же как и в целом от политики развития, сыгравших важнейшую роль в истории становления всех без исключения развитых и новых индустриальных странах. В отсутствие каких-либо ориентиров развития мгновенная ломка сложившихся хозяйственных связей и институтов без их замены новыми повергла российскую экономику в хаос, следствием чего стало быстрое разрушение всех сколько-нибудь сложных и нуждающихся в планировании производственных систем. За десятилетие реформ эффективность российской экономики снизилась более чем на треть, произошло пятикратное падение инвестиционной активности, половина производственных предприятий стали банкротами и лишь единицы из некогда мощных научно-производственных объединений превратились в успешно работающие корпорации. Потеряв ориентиры долгосрочного социально-экономического развития, правительство не может вести осмысленную торговую, налоговую, инвестиционную и практически все другие составляющие экономической политики современного государства, находя их слишком сложными. Если прежние правительства реформаторов признавали необходимость проведения комплексной политики экономического роста, оправдывая ее отсутствие обстоятельствами революционного периода, то нынешние реформаторы просто считают ее ненужной, точно следуя тенденции деградации как экономики, так и системы ее регулирования. Чем проще организм, тем примитивнее его мозг. Как известно, простейшие могут вообще обходиться без него, из чего, видимо, и следует провозглашенная Министром экономики стратегия дерегулирования экономики.

За год своей работы нынешнее правительство добилось определенных «результатов» в свертывании инструментов торговой политики (приступив к унификации таможенных тарифов), принципов социальной справедливости (введя единую ставку подоходного налога), механизмов осуществления инвестиционной и структурной политики (ликвидировав бюджет развития и большую часть федеральных целевых программ). При этом в качестве причины отказа от перечисленных составляющих экономической политики выдвигалась сложность их реализации, недееспособность государственного аппарата вследствие его коррумпированности и некомпетентности.

Аналогичным образом министерство финансов предлагает решать поставленную в Президентском послании задачу усиления налогообложения природных ресурсов. Вместо общепринятого в мире подхода, предусматривающего дополнительное налогообложение сверхприбыли (горной ренты) от эксплуатации конкретных месторождений природных ресурсов, правительство планирует введение универсального налога на добычу полезных ископаемых по единой ставке на тонну добываемого продукта. По мотивам простоты Минфин отказывается от целесообразного в данном случае рентного подхода, оставляя принадлежащую всему обществу природную ренту в карманах у пользователей богатых месторождений и облагая налогом производство, дестимулируя таким образом освоение относительно бедных месторождений и поощряя хищническое отношение к природным ресурсам.

6
{"b":"308","o":1}