ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот это меня тюкнули: я сам с собой начал разговаривать. Так и на «дурочку» можно попасть.

— Эй, волхв! Особого приглашения ждешь? Давай выходи, — заорал стражник. — И смотри без своих штучек, а то… как звездану промеж ушей.

— Понял. Никаких попыток бегства.

— То-то.

Он вывел меня из подземелья. Щурясь от яркого солнца, я осмотрелся и присвистнул от удивления — предо мной возвышался царский дворец. Это была неприятная неожиданность. От Далдона такого гостеприимства я не ожидал.

— Шевелись! Царь-надежа заждались, — грозно, но с оттенком почтения, прикрикнул стражник, понимая, что царская натура переменчива — то гневится, то лобзает троекратно…

Я послушно последовал в указанном направлении, в царскую приемную, сопровождаемый почетным эскортом из царских стрельцов с алебардами наперевес.

На троне, как и следовало ожидать, восседает царь в окружении четырех стрельцов с луками на изготовку. Рядом, на примитивном кресле, сидит Кощей, а у него за спиной стоит Чудо-Юдо.

Трус поганый!

— Что же ты, Аркаша, супротив царя сваво заговор затеял? Аль я тебя не привечал, аль не лелеял аки дитя родное? — Царь осуждающе покачал головой.

— И в помыслах, царь-батюшка, не было у меня высказывать непочтение к вашей царственной особе. Токмо о делах царских да об отечестве радею и помыслы имею.

— То все слова, — отмахнулся Далдон. И вдруг завопил: — А ну говори, изменник, куда царевну дел?

— Какую? — спросил я, чувствуя, как у меня все внутри холодеет и предательская слабость растекается по телу.

— Не юли! — Царь топнул ногой и стукнул о пол скипетром. — Где царевна Аленка? Признавайся!

— Она что, пропала?

— Врет он! — взревел Кощей, который Бессмертный. — Украл мою невесту и измену против трона замышляет.

— Не по тебе ягодка расцвела, — отпарировал я.

Кощей схватился за меч, Чудо оскалил все шесть крокодильих пастей, я же стал в боевую стойку рукопашного боя. Хотя мой кладенец и не забрали, но и достать не позволят, вмиг утыкают стрелами. А вот бросить нападающего через себя я, пожалуй, смогу, если раньше не прибьют… не зарубят… не задавят… и не загрызут.

Но драки не получилось. Далдон взмахнул рукой, и заморские гости сели на свои места.

— Не гневи меня, волхв. Скажи, где царевна, и разойдемся миром, а…

— Да не знаю я.

— Не перечь царю. — Далдон даже подпрыгнул, отчего корона слетела и закатилась под трон. Пока ее искали и водворяли на место, я попытался вникнуть в суть происходящего, но мне не дали.

— Кажется, не повезло нам с хозяином. Надолго его не хватит, — раздался за спиной знакомый по камере голос.

Я обернулся.

Никого.

Опять звуковые галлюцинации…

Может, это защитная реакция организма? Моторные рефлексы инстинкта самосохранения человека двадцатого века? Сумасшедших принято лечить, а не сажать на электрический стул. Впрочем, динамо-машину здесь не изобрели, а для казни с успехом используют обычную, слегка заточенную палку — кол. Как видим, процесс тот же, как, впрочем, и результат. Посадили — и готов жмурик.

— Не хочешь по-хорошему говорить — на дыбе скажешь как миленький, — решил царь Далдон.

Кощей одобрительно закивал головой, звеня доспехами и хрустя позвонками.

— Царь-батюшка, да за что?! Не знаю я, где царевна! Не было меня в городе. Как давеча пополудни ускакал к Калиновому мосту, так и вернулся аккурат к горячей встрече. И бояре слышали, как я договаривался с Чудом шестиглавым о бое-поединке ратном.

— Договаривался — это хорошо, — согласился царь. — А почему не было тебя на мосту в урочный час? Гость заморский тебя всю ночь там прождал. Так что, братец, не юли, а ответ держи: где царевна?

— Брешет Чудо, не было его на мосту.

— Не сознаешься, — понял Далдон. И крикнул страже: На дыбу его. В пытку, а узнать, где царевна.

Меня схватили под руки белые и поволокли во двор.

— Отпустите, изверги! — взвыл я, но напрасны стенания жертвы — нет жалости у палача, один профессионализм.

Часть II

ТРОПАМИ НЕХОЖЕНЫМИ, ПУТЯМИ НЕИЗВЕДАННЫМИ

Глава 9

ДЕЙСТВУЮ СОГЛАСНО ПРИНЦИПАМ КОЛОБКА

Было: мертвый герой, живой трус.

Есть: герой забыт, трус в обход, но добился своего.

Будет: И куда нас приведет естественный отбор?

Желания оказаться на дыбе у меня не возникло (к чему бы это?), да еще и голоса за спиной начали стращать ужасами допроса. Поэтому не мудрствуя лукаво я решил «сделать ноги». Говоря попросту — убежать.

Где-то неподалеку сенные девки завели песню. Печальную, про несчастную любовь. Он ее любил — она умерла. Он другую полюбил, ее разлюбил — она ожила. Дальше море крови и вой упыря. Простая житейская история, рассказанная незамысловатым языком.

Если бы мне не нужно было спешить — ей-ей, дослушал бы до конца, чтобы узнать-таки, чем там все закончилось.

Не успели меня вывести во двор, как я начал действовать, направив все мысли на то, чтобы выскользнуть из рук стражников и оторваться от возможной погони.

Два стрельца за спиной, два у дверей в царскую светлицу, еще несколько бродят там и сям, и, наконец, караульные у ворот.

Через ворота не пробиться, а вот через забор…

Резко присев, я с полуоборота впечатал кулак в солнечное сплетение ближайшего конвоира, затем нырнул под пику второго и толчком в подбородок ударил его головой о стену.

Пика упала на землю и затрещала под весом осевшего без чувств стражника.

Один из прогуливавшихся краснокафтанников заметил нездоровую возню и кинулся в свару.

— Стой!

Я не стал ждать его, а рванул изо всех сил к забору.

Брошенная сильной рукой пика пролетела в полуметре от меня и жадно вонзилась в деревянный настил.

Только бы успеть!

Штурмовать трехметровую стену из бревен бессмысленно, но если подойти с умом…

Ухватившись за резной водосток у самого угла строения, я подтянулся и проворно залез на крышу какой-то пристройки. Хрустнула под пятой черепица — будет теперь в дожди протекать крыша. Оттуда перепрыгнул через забор, угодив в придорожную канаву — перепачкался с головы до ног, но ничего себе не отбил и не сломал.

Пока стрельцы, охранявшие ворота, смотрели, что происходит во дворе слободы, я со всех ног бросился прочь, слыша за спиной подбадривающие крики.

— Выноси, родимый!

— Поднажми маленько!

Если я и сошел с ума, то разобраться с психическими проблемами можно будет позже, а сейчас нужно спасать жизнь самого дорогого мне человека — меня родного.

Удалившись от дворца почти на километр, я сбавил темп.

Кажись, оторвался.

Но ненадолго.

Послышался собачий лай, поднявший на уши всех местных псов, отчего столица огласилась многоголосым хором. Озабоченные лица замелькали над заборами.

Преступник почти не имеет шансов скрыться на улицах, всякий прохожий поспешит повязать его, исполняя свой гражданский долг. Не корысти ради, а для порядка. Меня же не трогают — кто-то опасается магической силы, кто-то помнит, как я лечил его или его близких…

— Хана… — констатировал звуковой симптом моей шизофрении. — Сели на хвост.

— Эти из-под земли выкопают, — поддержал его гнусавый собрат.

— Прорвемся, — решил я и бросился бегом к ближайшему ручью. Все-таки не прошли даром уроки выживания, полученные в детстве при просмотре патриотических фильмов о Второй мировой.

Достиг я проточной воды значительно раньше преследователей, не мешкая ни секунды, прыгнул с крутого склона в воду и поплыл по течению, старательно загребая к прибрежным зарослям.

Мой прыжок в воду видели два гуляющих пацана, они наверняка укажут преследователям нужное направление. Поэтому нужно выбраться на берег как можно тише и незаметнее и так, чтобы собаки, которых пустят по обоим берегам речки, не взяли след.

Меч изрядно мешает и тянет ко дну, но его я не брошу (и совсем не потому, что «он хороший», а потому, что может пригодиться, хотя бы как символ устрашения), а вот от одежды освободился. Жаль кольчужки, но жизнь ценнее.

15
{"b":"30800","o":1}