ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Билет в любовь
Всегда ешьте левой рукой. А также перебивайте, прокрастинируйте, шокируйте. Неочевидные советы для успеха
Позиция сверху: быть мужчиной
Ореховый Будда
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Аромат желания
Древний. Час воздаяния
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Любовница без прошлого
Содержание  
A
A

Глава 13

ГОСТЕПРИИМСТВО БАБЫ ЯГИ

При вашей-то красоте, бабушка, у вас еще и избушка на окорочках.

Добрый молодец

Пусть стрелецкие разъезды оснащены технически значительно хуже, чем милицейские патрули в моем времени, но зато рвения у них поболе будет, да и народ к ним относится благосклонно — не чета некоторым… А сами люди? Это же мечта — с их-то сознательностью — для правоохранительных органов. Бирючи разнесли по всем селениям царский указ, и массы преисполнились рвения. Гром и молния и кило дусту! Это просто чудо, что мне удалось вырваться из своей хаты и стольного града. В одиночку мне уцелеть не светит, не говоря уже о том, чтобы добиться своего. При помощи Троих-из-Тени я наловчился порхать не хуже Карлсона, ну, того самого, который живет на крыше. Домовой Прокоп — так это вообще гений шпионажа, проникнет куда хочешь без смазки (разумеется, я имею в виду подкуп посредством дачи взятки должностному лицу, находящемуся при исполнении). При этом предшественник Исаева и Маты Хари остается незаметен. Именно он побывал во дворце у Далдона и разузнал последние новости, а в связи с отсутствием таковых, кроме увеличения вдвое награды за мою поимку да отбытия Кощея к родным пенатам, уточнил, как найти няньку царевны Алены. Необходимые сведения он получил от местного домового, оказавшегося, со слов Прокопа, очень «клевой чувихой». Не знаю — не видел, но информация на руках, и мы в пути. Непросто двигаться маршрутом, описанным существом, которое никогда не покидало пределы дворца, однако опрашивать прохожих слишком рискованно, особенно после того, как на каждом углу огласили перечень моих якобы злодеяний.

«Царский указ

В году таком-то, нынешнем, восемь дней тому, волхв Аркадий выкрал дочь мою, царевну Алену Далдоновну. Засим объявляю волхва сего татем злобным, вражиной личной и велю: изловить и немедля доставить во дворец.

Расстаравшегося ожидает милость моя и ларец злата червоного.

Царь Далдон».

Ларец золота — деньги огромные по нынешним временам, так что заработать их желающих тьма… А я один. И всех не осчастливлю.

Легко им золотишко не достанется, я буду защищаться.

Пока у меня между ног… кхм… скажем иначе, пока я верхом на могучем коне, в ножнах верный меч-кладенец, а в сердце решимость, увеличенная благодаря прочной кольчуге — экс-бронежилету и серебряному крестику на шее, — берегись, гадина! Трепещи, Кощей!

По здравом размышлении в мою душу начинает закрадываться сомнение: вшестером против целого царства? Кажется, перевес сил не в нашу пользу. Волхв-самозванец с кучкой чудес ограниченной зоны действия, кот-баюн с языком-помелом и храбростью зайца, домовой с замашками шпаненка, Трое-из-Тени — уникальные, но малоэффективные помощники, и Ураган — он единственный, кто смотрелся бы в свите былинного богатыря. Конь-тяжеловоз, способный нести великана с грудой доспехов и при этом идти и идти, вперед и вперед, не зная усталости, не ведая страха. Что бы я без него делал? Ах да… Борька.

Поросшая густым бурьяном тропа наконец вывела к озеру, по другую сторону которого, на лесной прогалине, стоит избушка Яги Костеноговой — няньки царевны.

— И как, верные други, будем перебираться через озеро? — поинтересовался я у спутников.

Ураган склонил голову и принялся подкрепляться, набивая утробу сочной травой.

— Будем делать плот, — решил кот.

— Лучше помаленьку — в обход, — предложил Прокоп, по жизни боящийся воды, а уж в таком количестве…

Трое-из-Тени промолчали, как всегда, когда дело касается принятия решений.

— Плот — это хорошо, но долго.

— Идем в обход? — надеясь, что я поддержу его предложение, спросил домовой.

— Тоже нет.

— Знаю. — В порыве озарения Прокоп треснул себя по лбу, отчего едва не свалился с коня. — Мы, чисто, забьем стрелку — бабка сама явится.

— Как ты засоряешь язык! — возмутился кот-баюн. — Ну что за слова! Ни рифмы, ни…

— Рифмы хочешь? — набычился домовой. — Ты захлопнешь щас же рот, а не то получишь в лоб. Такая рифма тебе пойдет?

— Тихо. — Удавив назревающий спор в зародыше, я спросил: — Купаться будем?

— Нет!

— А придется… — Спрыгнув с коня, я разделся.

Погода жаркая. Вода должна прогреваться, и тратить время на то, чтобы обойти озеро, глупо. Тем более что сроки поджимают. Кощей-то, скотина, поди не зевает…

Наскоро упаковав торбу, куда поместились кольчуга и оба меча — огнестрельный и газовый, а поверх и штаны с рубахой, я пристроил все это на охапке сухих веток. Опустив получившуюся конструкцию на воду, удостоверился, что она держится на плаву. Если не поднимать волны.

— Ураган, ну давай, смелее, — беря за узду, подбодрил я коня. — А вы чего расселись? — Я посмотрел на домового и кота, замерших в позе суслика. — Особое приглашение надо?

— Вода, — жалобно произнес кот.

— Что вода?

— Она мокрая.

— А бывает другая?

— Нет.

— Тогда какие проблемы?

— Вода.

— Что вода?

— Она мокрая.

— А… кхм… сбой в матрице или дежа вю?

— Кого жую? — поинтересовался домовой.

— Не кого, а чего, — встрял в диспут Васька, — кого жуют каннибалы или людоеды.

— Ну грамотей, — удивился я.

Прокоп же пренебрежительно сплюнул и с классическим выражением типа «ой-ей-ёй, какие мы умные…» на сморщенной мордашке произнес:

— Сам толком не знает — те или другие, а туда же…

— Да я… — Шерсть на загривке кота поднялась от яростного негодования, но домовой прекрасно наловчился гасить подобные вспышки лихими затрещинами и оплеухами, так что этим все и ограничилось.

Подождав, пока восстановится хотя бы подобие перемирия, я приступил к выяснению отношений с парой спорщиков.

— Если вы хотите мне что-то сказать — разумеется, за исключением того, что в озере вода и она мокрая, — то милости прошу… говорите.

Кот-баюн поднялся на задние лапы, передние сложил за спиной и, выпятив грудь, откашлялся.

— Только не в стихах, — попросил я его.

— Разумеется, — согласился Васька. — Исходя из общей концепции естественного отбора, сформировавшего семейство кошачьих, ярчайшего представителя которого вы можете лицезреть в непосредственной близости, мы имеем возможность проследить процесс зарождения и постепенного формирования негативного отношения к неконтролируемым скоплениям дикой ШО. Исходя из очевидности этого факта, мы имеем самонапрашивающийся вывод. Первородная амеба — мать-прародительница всех существ на свете, обитает, вернее обитала, в океане и была не умнее сперматозоида, но столь же упорна в своем стремлении достичь цели. В нашем случае — это создание под присмотром всех сил природы и божественного начала венца творения генной инженерии — меня, разумеется, как одного из целого ряда представителей семейства кошачьих…

— Кошко сапиенс, — вставил я.

— Кто?

— Кошка разумная.

— А что — звучит, — решил кот-баюн. — Повтори еще…

— Кошко сапиенс.

— О да! Прямо в этот миг в моей душе зреет ода величию нашего рода.

Кошко сапиенс — венец творенья,

Не пьешь вина, не ешь варенья,

Но любишь сливки, молоко,

Творог, сметану, колбасу.

и…

— Стоп, стоп! — взмолился я. — Тайм аут. Ты заморочишь мозги кому угодно. Скажи мне просто и доходчиво, почему ты не хочешь перебраться на тот берег. Боишься?

— Я?!

— А здесь много котов-баюнов?

— Мы вообще очень редко встречаемся в природе, поскольку являемся уникальными.

— Значит, боишься?

— Проявляю разумную осторожность.

— Ага. А ты? — Я посмотрел на притихшего домового. — Тоже?

— Мы домовые — не жабы, плавать не обучены.

— Понятно.

Создавшаяся ситуация требует неординарного решения, а в голову лезет одна ерунда.

24
{"b":"30800","o":1}