ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но поскольку ничего подобного с собой я не захватил, придется продвигаться на ощупь. Положась на авось.

Бледная луна лениво заглянула в бойницу и скромно спрятала свой лик за тучкой.

Перемазавшись в пыли, которая охотно липнет к влажной одежде, я спустился на два пролета и оказался перед выбором: продолжать спускаться дальше или попытаться пройти по переходу, ведущему непосредственно в Кощеев дворец. Хотя, если судить по тому, что мне удалось рассмотреть сквозь зарешеченные окна, он больше напоминает одиноко стоящую башню.

По переходу оно, конечно, ближе будет. Но… уж очень мне не нравятся те стражники, которые стоят на проходе.

А кто сказал, что внизу их будет меньше?

Настоящий герой завсегда идет в обход. Но я-то ненастоящий.

Надеяться на то, что на таком ответственном посту бдят полные олухи, не приходится. А значит, силовой прорыв неприемлем. Даже учитывая мощь моего меча-кладенца, пользоваться которым я за последнее время малость наловчился, мне не удастся быстро и бесшумно одолеть стражников. А уж против гарнизона в одиночку не выстоять никому. Попробуем воспользоваться приветом из моего мира.

Медленно, миллиметр за миллиметром я извлек из ножен меч-самосек, бывший в иной реальности газовым пистолетом.

Если его возможности сохранились — а испытать это раньше мне ума не хватило, — то, возможно, мне и удастся проникнуть во дворец, не поднимая шума.

Накинув на голову капюшон, я плотнее запахнул чудо-плащ и, посчитав маскировку достаточной, направился на огонек, около которого застыли словно изваяния два закованных в железо стражника с мечами наголо.

Не успел я сделать и десяти шагов, как раздался грохот железа.

— Что это? — спросил Гнусик.

— Heavy metal, — тоном знатока ответил Пусик, блеснув эрудицией.

Всего несколько дней пробыли в нашем мире, а уже успели нахвататься словечек.

Тем временем, пока Трое-из-Тени играли во «Что? Где? Когда?», а я стоял замерев, боясь даже сделать вздох, грохот приблизился, и стало понятно его происхождение.

К стражникам прибыла замена.

Разводной рявкнул:

— Произвести смену караула.

Обнаженные мечи скользнули в ножны, стражники поменялись местами. Тех, которые уже отстояли свое, разводной увел, а те, которые заступили на вахту, обнажили мечи и замерли.

А вот это называется везением. Минутой раньше — и страшно подумать, в какую неприятность я бы попал.

Грохот удалился.

— Так и будешь здесь стоять? — вкрадчиво поинтересовался Гнусик, который постоянно играет роль плохого дяди в теневом семейном дуэте.

Ожидаю для надежности еще пару минут, считая до двухсот. Это чтобы после каждого числа не говорить «и». И продолжаю движение.

Когда разделяющее нас расстояние сокращается до трех метров и первые отблески света падают на плащ, я начинаю ускоряться.

Рывок вперед. Одновременно достаю меч-самосек из-под плаща и направляю его в лицо стоящему по правую руку стражнику. Жму на укрепленный в перекрестье меча янтарь, что соответствует нажатию на курок. Сизое облако вырывается из острия клинка и окутывает шлем стражника. Продолжая движение, осуществляю ту же операцию и со вторым Кощеевым воякой.

Они заходятся в кашле, бросив мечи и пытаясь сорвать шлемы.

Почему не помочь?

Первого бью мечом в горло и слышу, как кашель сменяется глухим бульканьем.

«На войне как на войне».

Он тоже не стал бы церемониться, поймай меня…

Второму повезло — мне нужна информация о местонахождении царевны. А мертвые не очень много могут рассказать. Или это просто я плохо слушаю…

— Врежь ему, — посоветовал Пусик.

Но я его послушался не сразу. Сперва помог стражнику снять шлем, а уж потом врезал рукоятью меча по затылку. Он пискнул, смешно так, по-мышиному, и рухнул на тело своего коллеги.

— Умница, — сказал я.

Поверженный мною противник перестал подергиваться, залив весь пол своей кровью.

Сглотнув ставшую горькой слюну, я убрал самосек в ножны и принялся связывать захваченного «языка». Порезанный на полосы, его плащ прекрасно заменил веревку.

Спеленав пленника не хуже древнеегипетской мумии, я принялся приводить его в сознание. Методом отвешивания пощечин. Ни на силу, ни на количество которых не поскупился. Пленник замычал и попытался сконцентрировать на мне свой мутный взгляд. Придя в себя, он открыл было рот, но я отрицательно покачал головой, коснувшись его губ острием его же меча.

Он понял.

— Если ответишь на мои вопросы и не будешь делать глупостей, останешься жив. Понял?

Он кивнул, еще больше выпучив глаза. Как замечательно, что они говорят на нормальном русском языке… Немного старомодном, с обилием устаревших слов и выражений, но не на фризском или аглицком каком-нибудь.

— Вот и хорошо. Вопрос первый: когда следующая смена караула?

Он сглотнул, не отрывая взгляда от раскачивающейся у его лица острой стали.

— У-у-тром.

— А точнее?

— К-когда солнце п-покажется над восточной грядой.

Часов здесь еще нет, так что узнать точнее невозможно. Ладно, будем исходить из того, что пара часов у меня есть гарантированно. Это если караулы не проверяются.

— Где содержат царевну Алену?

— Не знаю.

— Такой ответ меня не удовлетворяет. — Я коснулся мечом его щеки. — Подумай еще раз. И подумай хорошенько. Вот он не подумал — и что?

Стражник скосил взгляд на труп и побледнел. Не от жалости — на смерть товарища ему наплевать, — от страха за свою жизнь.

— Она в невестиных покоях.

— Где они находятся?

— Во дворце.

— А то я не знаю… Подробнее. Как туда пройти.

— Пойдешь сперва прямо, потом налево свернешь. Как выйдешь к западной башне, так опустишься по лестнице, там сразу и будут ее покои.

Как-то он уж очень быстро все выложил…

— Ладно, подумай еще раз. Если я попадусь, то тебя выдам как соучастника. Скажу, что это ты провел меня до дворца.

Пленник побледнел. Наверняка представил, что с ним сделают, если я это скажу. А разбираться не будут. Раз, два — и голова с плеч либо что-то другое на кол.

— Подумал? Говори!

— Вверх! По лестнице вверх. Там покои.

— А внизу караульное помещение? — предположил я.

— Нет. Опочивальня внутренней охраны.

— Живи, — запихивая ему в рот тряпку, сказал я.

Он выпучил глаза и задергался.

— Ну, чего?

— Ударь меня мечом.

— Очумел?

— Ударь. Ведь не поверят, что ты магией поразил, решат, что струсил.

— Лады.

Засунув-таки кляп, я размахнулся, но не ударил.

— На обратном пути. А то еще кровью истечешь.

Следуя его инструкциям, я благополучно добрался до указанного места. По дворцу двигаться стало легче, но и опаснее, поскольку горящие на каждом углу факелы освещали не только дорогу, но и меня, крадущегося аки тать нощной.

Взбираясь по лестнице, я чувствовал себя подобно моим соотечественникам, которые вернулись после изнурительной работы на приусадебном участке, а лифт, как назло, не работает, и приходится тащиться пешком, да с мешком картошки, на этаж эдак восьмой-девятый. В общем, к тому времени, когда я оказался перед дверью в невестины покои, с меня градом катил пот, а легкие работали в режиме кузнечных мехов.

Вопреки чаяниям, но в подтверждение здравого смысла, у дверей в покои стоит пара консервных банок с обнаженными мечами.

Сил бросаться в бой не осталось, поэтому я опустился на ступеньки.

— Круши их, — прошептал мне на ухо Пусик. Хотя кроме меня и Гнусика, его никто все равно не услышит, даже заори он во всю мочь.

— Умный в гору не пойдет, — заявил Гнусик. — Он ее объедет.

«Либо облетит», — решил я.

Настало время поработать и заспинным болтунам.

Если мне повезет и в покоях окажется хотя бы одно подходящее окно, в смысле отсутствия на нем решетки, то я проникну внутрь без шума и пыли.

Один из стоящих как истукан солдат оглянулся по сторонам и извлек из-за пазухи кусок колбасы. Приподняв забрало, он набил себе полный рот и довольно зачавкал.

39
{"b":"30800","o":1}