ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Задали мы им работы, — ехидно проговорил дракон.

— Да уж, — согласился я. — Но не время отдыхать. Необходимо отправляться в путь-дорожку.

— А как же царевна? — спросил Владигор. Пришлось кратко рассказать о своих приключениях в крепости.

— Так что, — закончил я, — необходимо искать смерть Кощееву, иначе с супостатом не справиться.

— А где искать-то ее? — со вздохом спросил Яринт.

— Мне нужно остаться на несколько минут одному, — попросил я.

Ну не могу же я при них достать компьютерную распечатку, сделанную мною в другом мире. В которой находятся сведения, полученные из интернетовской выборки.

Волкодлаки мигом растворились в лесной чаще.

— Зачем? — поинтересовался Горыныч.

— Гадать буду. А этого посторонним видеть не нужно.

— Тайна?

— Да нет, — небрежно проговорил я. — Ослепнут.

— А-а, — протянул дракон. — Я тут прогуляюсь. Позовешь, когда закончишь.

— Непременно.

Когда грохот удалился, я снял пояс и принялся выковыривать из потайного кармашка небольшой листок бумаги.

Разгладив его на колене, я в слабом свете ущербного месяца прочел расплывшийся от воды текст.

Перечитал еще раз и спрятал обратно.

— Ребята! Идите сюда.

Волкодлаки вернулись первыми, чуть позже появился что-то жующий Змей Горыныч.

— Ну и как?

— Мы отправляемся на остров Буян, — обрадовал я их. — А теперь не дурно было бы перекусить.

Глава 21

ОСТРОВ БУЯН, ЗАТЕРЯННЫЙ В ЮЖНЫХ МОРЯХ

Первый блин — комом, а первый летчик — блином.

Воспоминания об Икаре

На остров Буян отправились только я и Змей Горыныч. А все из-за того, что волкодлаки летать не обучены, а дракон брать на спину кого-либо, кроме меня, отказался наотрез.

— Мы не тягловая лошадь, — заявил он.

Не помог даже мой рассказ про прекрасные, могучие самолеты «Аэрофлота», бороздящие безбрежный воздушный океан с сотнями пассажиров на борту.

— Нет! — категорически заявил Змей Горыныч.

И вот волкодлаки спешат в обитель Бабы Яги — Костяной Ноги, неся ей послание, а я телепаюсь на крылатой трехглавой рептилии посреди моря-окияна в поисках чертова острова Буяна.

Дракон крылышками «порх-порх», я задом по его чешуйчатой спине «шорх-шорх». Если дело так дальше пойдет, у меня скоро там такая мозоль будет, что впору голым задом ежиков давить. Ну, есть такая молодецкая забава…

Долго ли, коротко ли мы достигли наконец острова Буяна. День так на третий-четвертый. Точнее не скажу, от беспрерывной болтанки мое самочувствие несколько ухудшилась и значительную часть времени я провел в борьбе с собственным желудком.

Сам остров Буян представляет собой небольшой, по большей части скалистый клочок суши, затерянный в бескрайних морских просторах. По всему острову, словно редкие волоски на плешивой голове, растут чахлые пальмы, непонятно каким чудом укоренившиеся среди каменных глыб. Лишь южная прибрежная полоса покрыта густой тропической растительностью. Какие-то папоротники, плющи, лианы… А в центре, на единственной возвышенности, растет огромный дуб. С раскидистыми ветвями, неохватным стволом и сундуком, подвешенным на цепях среди кроны. Во! Совсем как в сказке.

— Заходи на посадку! — прокричал я Змею Горынычу, покрепче вцепившись в цепь в ожидании предстоящей тряски.

Дракон заложил вираж, завалившись на правое крыло, и плюхнулся на песок, гася скорость посредством крыльев и хвоста. Все три головы издали радостный рев, оповещая о нашем прибытии.

Скатившись с его спины, я некоторое время наслаждался ощущением устойчивой тверди под собой.

— Что дальше? — спросил Горыныч.

— Я схожу за яйцом, а ты отдохни пока. Путь обратно неблизкий.

— Хорошо, — кивнула левая голова. — Я на рыбалку.

— И я. И я, — разом согласились средняя и правая. Змей Горыныч поправил сползшую цепь и нырнул в воду. Еще некоторое время я наблюдал за его нырянием, затем поднялся на предательски дрожащие ноги и побрел в глубь острова, к горе, на которой растет дуб.

— Помочь? — предложил Пусик.

— Если не трудно.

— Да чего уж там…

Трое-из-Тени подхватили меня под руки и принялись переносить с одной каменной плиты на другую.

Сорвав с одной из пальм гроздь бананов, я стал быстренько поедать их, пополняя витаминами ослабленный долгим перелетом организм.

У подножия дуба я осмотрелся по сторонам. Все спокойно. Никто не собирается препятствовать моей попытке добраться до заветного ларца. Главное — не уронить его и не открыть. А то лови потом всяких братцев-кроликов… а у меня ни одной лисы или там волка знакомого нет. Волкодлак, правда, есть, и не один, но не здесь. Так что вся надежда на себя.

— Подсоби, ребятки!

Трое-из-Тени подсобили, подбросив меня метров на десять вверх, так что я оказался на толстой ветке. Дальше ручками и ножками. С веточки на сучочек, с сучочка на веточку. Так и добрался до сундука. Вот он, родимый, висит, покачивается. А внутри смерть Кощеева.

Осмотрел я ларец со всех сторон, присвистнул. Не поскупился Кощей. Сам ларец хрустальный, оковка златая, каменьями драгоценными изукрашенная, а замочек хитрый, цифровой. Эк придумал, вражина.

— Будем опускать, — предупредил я Троих-из-Тени. — Но сперва…

Сняв плащ, я укутал в него ларец и завязал на узел.

— Вот так-то надежнее будет.

Отстегнув цепи, я покрепче перехватил узел и начал спуск. Вернее, я ограничился удерживанием ларца да командами: «Майна! Майна! Помаленьку!», а всю остальную работу выполнили мои теневые попутчики. Хотя мне и пришлось выслушать от Гнусика целую лекцию о том, что герой нынче пошел худосочный, всяк норовит свою работу на ближнего спихнуть, а славу всю себе. И царевну тоже. Она-то им на что?

Опустив ларец у корней дуба, я сел рядом, чтобы обдумать свою дальнейшую линию поведения. Везти ли ларец в царство Далдона или вскрыть здесь?

А если здесь, то сразу ломать иглу или чуток попозже? Чтобы использовать более плодотворно. Например, обезглавить вражью армию накануне решающего сражения. I

И тут мой взгляд упал на ствол дуба, где шероховатую кору пересекал древний след ножа, заботливо и с любовью вырезавшего следующее: «Кощей + Яга = ЛЮБОВЬ».

— Ага, — только и смог сказать я. Перевел взгляд выше.

А там: «ЗДЕСЯ БЫЛ ИВАН-ЦАРЕВИЧ». Чуть выше: «Проверено. Мин нет».

Да… чего-то подобного я и ожидал.

Надеюсь только, что сундучок не окажется подделкой.

Освободив его из плаща, я осторожно осмотрел замок. Код трехзначный. Но это уйма комбинаций. Заморишься подбирать.

Попробуем с классической дьявольской вариации: 666.

Попробовал. Не помогло.

— Попробуй три семерки, — посоветовал Пусик.

— Три пятерки, — выдал версию Гнусик. Попробовал. Результат тот же.

Плюнул и завернул ларец обратно в плащ.

— Давайте переберемся на берег, — предложил я.

— Правильно, — поддержал меня Гнусик. — Этот зубастый его мигом разгрызет. Он ему на один зуб.

На том и порешили. Перебрались на берег, где уже загорал довольный, потому что сытый, Змей Горыныч. Он; лег на спину, подложил крылья под головы и распластал лапы, подставив солнцу заметно округлившееся пузо.

— Как поохотился?

— Вволю.

— Вот и хорошо. Отдыхай. А я с сундучком повожусь, может, открою.

— Повозись, — благосклонно прорычал Змей Горыныч и с чувством исполненного долга захрапел. Да так заливисто, что и Соловей-разбойник слюной от зависти захлебнулся бы.

— Какие будут идеи? — поинтересовался я.

— Слово волшебное знать надобно, — заметил Пусик.

— Аль молоток потяжелее, — сказал Гнусик.

— Да этот замок цифровым кодом закрывается, а не словесным. Не слово нужно, а… впрочем…

Попробуем перевести инициалы Кощея на цифры. Кощей Бессмертный. Первая «К», вторая «Б». Буква «К» в алфавите двенадцатая, буква «Б» вторая. Выходит 122.

Набираю код. Ни щелчка, ни скрипа. Пробую в обратном порядке — двести двенадцать. Результат тот же. Что за елки-палки!

44
{"b":"30800","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг над пропастью
Земля лишних. Побег
Мы из Бреста. Путь на запад
Икигай. Смысл жизни по-японски
Сила других. Окружение определяет нас
На подступах к Сталинграду
Чувство Магдалины
Не плачь
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию