ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вторая — обоз. В центре скособоченная телега, запряженная парой винторогих волов с впалыми боками, выступающими ребрами и крестцом. Несмотря на их внешний вид, нам они в придачу с телегой достались по такой цене, что, как заметил Потапыч, мы могли бы купить целый чумацкий караван, а не одну эту развалюху, которой и до Крыма-то доехать не удалось бы. Но если бы да кабы… Повезло жадному целовальнику, кто другой и самого бы порешил, и кабачок спалил.

На телеге, подложив под раненое плечо пук сена, набирается сил раненый перевертыш. Не то чтобы он так уж беспомощен, да и изображать из себя раненого наотрез отказывался, но мне удалось убедить его, сославшись на то, что мне будет спокойнее, если рядом с царевной постоянно будет находиться столь преданный боец.

Справа от телеги на белом в яблоках жеребце, которого уступил — и думаю, не без удовольствия — Cафон (за отсутствием свободных транспортных средств его на борт взяла одна небезразличная ему ведьмочка), восседает, гордо вздернув подбородок, Аленка. С противоположной стороны — проснувшаяся красавица. Лучше бы ей, сексуально озабоченной, и не просыпаться. Везет же мне на таких: то русалка сувенир оторвать норовит, то коматозница — отдаться при всех. Что за времена, что за нравы?!

Впереди и сзади легкой рысью стелются оборотни в волчьем обличье.

Третья, замыкающая нашу колонну, — группа прикрытия, обеспечивающая безопасность тыла. В нашем случае самого опасного направления. Уж если Кощей бросится в погоню на своем знаменитом скакуне… тут берегись. Ведь у меня с собой ни полотенца, ни зеркальца, гребешок, правда, наличествует, да только магии в нем ни на грамм: сколько хочешь бросай — лес до небес не вырастет.

На первом отрезке пути моя группа была в несколько раз больше, но потом то один, то другой спутник, спасенный нами из подземелья, откланивался и спешил удалиться по своим делам. Со мной остались только Конан, беспрестанно ноющий про свою клеймору; два брата-акробата Круть и Верть из бродячего балагана, которые попали в подземелье за то, что перед дворцом Кощея, давая представление, показали номер жонглирования яйцами — обычными, куриными, — и как только Бессмертный о том проведал… (может, донес кто?); и три гнома, которые решили последовать за мной, а не за своими собратьями, ушедшими старыми шахтами в родное подземелье. Они и назвались как-то, вот только я не запомнил, а переспросить стыдно. Да ничего, там разберемся…

Вездесущие ведьмы, закладывая крутые виражи, кружатся над нашими головами, обеспечивая более широкий обзор местности и заодно согласовывая движение всей колонны.

Покинув зловещий лес, который за четыре дня пути успел всем надоесть до предела, мы вздохнули свободнее.

Исчезли стервятники, пирующие на трупах, окрепший ветер повеял прохладой и свежестью. Даже еле плетущиеся волы воспрянули духом, почуяв воду, и ускорили свой шаг.

Солнце коснулось горизонта и начало медленно опускаться, пылая багровым диском в ярко-желтом ореоле. Пройдя сквозь густые заросли сухого камыша, мы вышли к берегу Почай-реки, воды которой в опускающихся сумерках кажутся черными. Между крутыми берегами перекинут хлипкий на вид мост. По его состоянию можно вполне точно судить об уровне торговли между двумя царствами, если таковая вообще существует.

Пока кони и волы жадно утоляли жажду, я на пару с Софоном обследовал мост, проверяя его надежность. Старый настил хотя и трещал местами, но развалиться под ногами как будто не должен был.

— Выдержит?

— Должен, — неуверенно ответил я. — Вот только переправляться лучше по одному… так оно безопаснее будет.

— Может, воспользоваться помощью девочек?

— Каких?

— Как каких? — Молодой чародей кивнул на прохаживающихся для разминки отсиженных мест ведьм. — Они в три ходки всех перевезут.

— Это неплохо… но мне кажется, наши волкодлаки скорее согласятся искупаться, чем еще раз довериться летуньям. Да я и сам, признаться, не того…

— Если хочешь, — прошептал мне на ухо один из живущих в моей тени братцев, — можешь перейти реку аки посуху.

— Гарантируем, — поддержал его второй.

— Угу… — многозначительно заявил я, что могло послужить одновременно отражением моих мыслей и ответом Троим-из-Тени. — Ладно, пошли организовывать переправу.

Первым делом переправились волкодлаки, только когти простучали по дереву. За них мы и не боялись, а вот как переправить телегу с волами и лошадей? Конечно, одного из волов можно выпрячь, сотню метров пустую телегу протащит и один… Так мы и сделали.

Пока мы суетились, солнце успело спрятаться. Землю окутал полумрак. Время спать… а мы не ели. Наскоро перекусив холодным мясом с ржаными сухарями, все расположились на ночлег.

«Теперь уже будет намного легче, — решил я, засыпая, — опасность осталась позади».

В этой наивной уверенности я и пребывал до самого утра, пока меня не растолкал один из волкодлаков, бросив коротко:

— Беда, волхв!

Мгновенно вскочив на ноги, я обнаружил, что лагерь поспешно просыпается и укладывается.

— Что случилось?

— Армия.

— Чья?

— Вражья.

— Где?

Волкодлак посмотрел на Почай-реку.

— Они знают, где мы?

— Пока нет, но…

— Все лишнее бросайте, постараемся уйти.

Выбравшись из оврага, я притаился за стволом почти засохшей ивы и посмотрел на Кощеево войско.

Сердце нехорошо похолодело. Откуда их здесь столько? На погоню не похоже. Скорее всего, это та армия, которая под предводительством Чуда-Юда стояла у границ Руси, грозя войной и предъявляя царю Далдону ультиматумы.

Как все неудачно вышло…

А тем временем войско перестало разворачиваться и замерло в боевой готовности. В центре огромная масса легковооруженной пехоты, за спинами которой, отгородившись сталью копий отборных воинов, расположилась ставка предводителя воинства. Если мои рассуждения верны, то там находится Чудо-Юдо.

По флангам расположились смешанные группы всадников, под прикрытием которых вытянулись цепочкой лучники.

Я спустился на дно оврага, стараясь найти выход из сложившейся ситуации.

— Значит, так… а как ни крути, только так и получается. Ведьмы берут на борт, в смысле помело, женщин, раненых и тех, кто не может двигаться быстро. И, пожалуйста, без возражений! Волкодлаки принимают образ волков, так и скорость выше, и лошадей запахом в смятение введем… И теперь главное. В первую очередь это касается вас, ведьмы, царевну нужно обязательно доставить в стольный град. Понятно? Повторяю по буквам: о-б-я-з-а-т-е-л-ь-н-о. Даже если нам придется сражаться, никакой самодеятельности: летите дальше. Мы сами как-нибудь выкрутимся.

Пока все рассаживались по метлам, я отвязал коней и, ласково потрепав Урагана по холке, вскочил в седло.

— Все готовы?

Получив утвердительный ответ, я махнул рукой:

— Удачи!

Ведьмы, со свистом рассекая воздух подобно истребителям, устремились вверх, длинные волосы развеваются на ветру. Прекрасное в своей мистической одухотворенности зрелище. Словно ожившие предания о воинственных девах — валькириях, которые несут храбрых воинов в чертоги мудрого Одина. Вот только вместо крылатых коней — метлы, и конечная остановка, надеюсь на это всеми фибрами своей души, не потусторонние праздничные, полные яств и напитков столы, где пируют герои, равные богам, а обыкновенный дворец, где всех с распростертыми объятиями встретит царь Далдон.

За ними устремились волки, вкладывая в рывок свою нечеловеческую силу. Главное — оторваться от противника, а там можно свернуть в сторону ближайшего леса… и если у преследователей хватит ума продолжить погоню… это уже их проблема. Может, в топи забредут — богата земля русская Сусаниными (хвала и честь им!), может, по одному сгинут — кто в волчью яму провалится, на колья острые, кого леший ветвями дубовыми обнимет, только косточки треснут, а кто и выберется из лесу — мужикам на вилы. Кто ж захватчиков любит?

Со мной остались два чародея и Конан, который, получив меч, на глазах преобразился, взгляд стал осмысленным, несвязное бормотание сменилось вполне разумными словами.

53
{"b":"30800","o":1}