ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все, кроме правды
Штурм и буря
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Сумерки
Укрощение строптивой
Стеклянное сердце
Думай и богатей: золотые правила успеха
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Королевство крыльев и руин
Содержание  
A
A

Царь, сунув мне корону, подхватил какую-то боярыню под локоток и утащил танцевать. Многие из гостей разбились на пары и последовали примеру государя.

Я же, обняв прильнувшую к моему плечу Аленушку, тихонько спросил у седого волхва:

— Что же дальше?

— Тебе лучше знать, — ответил он. — Ты ведь волхв.

Да, я волхв, если они так утверждают, но о будущем могу с уверенностью сказать одно: оно будет, и будет совсем не таким, каким я его планировал.

Да и что можно планировать, если жизнь подносит сюрприз за сюрпризом. А вчера так вообще они просто сыпались градом.

С самого утра прилетела Баба Яга и, задумчиво вертя в руках позолоченный череп — подарок спасенного с летучего корабля царя, который почему-то заслугу всецело приписал старой ведьме, — ненавязчиво поинтересовалась:

— Быть или не быть?

— Чему?

— Мне в платье белом под венцом.

— А почему бы и нет?

— Ну я уж не так молода… — потупив глазки, пробормотала Яга.

… как двести лет тому назад, — захотелось мне пропеть строки из детского фильма, но понятно, что этого я не сделал. Шутить над влюбленными грешно. Хотя и смешно наблюдать их якобы скрытый от посторонних глаз флирт. Поэтому я только отмахнулся:

— Да бросьте вы, бабулька… какие там ваши годы?

А что я мог еще сказать?

Часом позже появилась Натка и с ходу выпалила:

— Отформатировать «винт» усилием мысли — это магия или наука?

— Если там погибла полезная информация — это идиотизм.

— Наука требует жертв! — с пафосом заявила подружка.

— Значит, это наука.

— А попробуй угадать, чей это был винчестер?

— Мой? — почему-то предположил я.

— Точно. А ясновидение — это уже магия.

— А вот я сейчас возьму хворостину из магического помела и по науке выпорю некую барышню, у которой по мозгам гуляет команда «Format C:», а извилины так и норовят нажать «Enter».

Но тут, потирая красные от недосыпания глаза, появился кот-баюн и сунул мне кусок бересты, с отбеленной стороны покрытый мелкими каракулями. Пробежав текст глазами, я застонал: этого только не хватало!

К тому, что кот Василий мнит себя поэтом, я привык, но новое его увлечение…

— Что это?

— Статья в журнал «Мурзилка».

— Но это же детский журнал?

— Ага… И герой, тайную сущность которого я изобличаю, является любимым детским персонажем.

— Что там такое? — заинтересовалась Наташа. — Прочти.

— Ты сама попросила, — предупредил ее я. — «… если данный факт вызывает у вас сомнение, то обратимся к первоисточнику, к словам самого Дюма-отца:

«Рошфор и д'Артаньян, едва прикасаясь губами, поцеловались; кардинал стоял тут же и не спускал с них бдительных глаз».

В этих строках мы видим, как пред угрозой смерти храбрый мушкетер уступает Ришелье и ступает на путь порока. Что здесь виной — смерть ли возлюбленной, или пугающий образ миледи, пусть и погибшей, но отравившей ядом сознание неокрепшего юноши?

И это был лишь первый крохотный шажок, оставляющий надежду на спасение, но автор не дает ее нам, цитирую:

«Они поцеловались, но на этот раз уже от чистого сердца и без всяких задних мыслей».

«Уже не страх понукает юношу, он сознательно…»

— Сожги, — посоветовала Ната. — А лучше заставь съесть, чтобы в следующий раз неповадно было бумагу марать.

Стушевавшись, Василий выхватил рукопись и шмыгнул на крышу.

Я только вздохнул:

О-хо-хо… — Как-то оно будет?! Но уж скучать с такими друзьями мне не придется — это точно.

82
{"b":"30800","o":1}