ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подведем итоги:

Наша жизнь наполнена разнообразными эмоциями, причем количество отрицательных эмоций уравновешено эмоциями положительными.

А потому не стоит бояться проявлять себя. Смело идите вперед, следуя за своими желаниями.

Глава 4. А причем здесь матриархат?

Только бы наше дело не посрамить – то-то оно, дело-то!.. Как есть одному без другого никак не устоять… А ежели у вас кисель пойдет – какая она будет война?… Надо, значит, идти – вот и весь сказ, такая моя командирская зарука…

Виктор Пелевин.
Чапаев и Пустота.
Казалось бы, совсем недавно…

В третье тысячелетие наш мир вступил с напряженным ожиданием близких и стремительных перемен и с ясным пониманием того, что этих перемен избежать не удастся.

В коллективном сознании наступил перелом, предвещающий предстоящую смену общественных формаций. Слово «матриархат» все чаще начало всплывать в умах наших с вами современников, мелькать в газетах и журналах, звучать с экранов телевизоров. И это неудивительно. Ведь отношения между полами стали настолько непривычными, социальные роли так перепутались, общественная мораль изменилась до такой степени, что большинство мужчин и женщин, проживающих в цивилизованных странах, с трудом понимает, по каким правилам и законам строится теперь их жизнь, и отчего она, несмотря на все их старания, приносит так мало счастья и удовлетворения.

Что же случилось с веками отлаженным, всем понятным и, казалось бы, навсегда установленным порядком вещей?

Для того чтобы получить вразумительный ответ на этот вопрос, давайте попробуем разобраться, какие же перемены произошли в нашем обществе на рубеже тысячелетий.

Некоторое время назад мысли, излагаемые мной, не нашли бы отклика в сердцах людей. По сути, наши родители лишь готовились к тому периоду, в который мы с вами вступили сейчас. Первая половина двадцатого века ознаменовалась стремительным завоеванием женщинами новых позиций, причем, мужчины наблюдали за этим процессом, снисходительно похлопывая женщину чуть-чуть пониже спины и по-отечески умиляясь ее наивным успехам.

И правда, никто, в первую очередь, сами женщины, не верили всерьез в то, что меняется сама модель общественного устройства. Получалась двоякая ситуация – с одной стороны, женщина завоевывала все новые и новые позиции, а с другой – делала это исключительно на отведенной ей мужчинами территории.

Никто не протестовал против того, что моя мама, работавшая не меньше отца, получала зарплату в два раза ниже, чем глава семьи. Никому не приходило в голову удивиться тому, что, работая полный рабочий день, мама везла на себе все домашнее хозяйство, делала с детьми уроки (а нас у нее было ни много, ни мало – четверо), думала о будущем, налаживала связи с родственниками, хранила семейные традиции. При этом она была в курсе всех литературных новинок и умудрялась оставаться привлекательной женщиной.

По воскресеньям отец, надев белую рубашку и галстук, к 8:30 утра был готов принять праздничный воскресный завтрак, состоявший из трех блюд, с обязательными пирогами к чаепитию. Это означало, что мама вставала на три часа раньше отца и в поте лица жарила, парила, пекла и готовила, а вечером в воскресенье начиналась большая стирка. Папа в это время читал газету.

Мужчина во ту пору властвовал на вполне законных основаниях, и это никого не удивляло. Подрисовать знак вопроса к безграничному, как сибирская тайга, патриархату никому не приходило в голову.

Подруги и родственники считали, что моей маме очень повезло с мужем (что там говорить, я до сих пор так считаю). У отца была светлая голова и золотые руки, он получал достаточно для того, чтобы прокормить нашу ораву, мог смастерить и починить любую вещь, не пил и не был самодуром.

Повсюду же женщины терпели пьяненьких и убогих мужей, к тому же обладавших отвратительным характером и руками, заточенными под карандаш, страдали от них, но считали, что как женщины они состоялись – они были замужем. Какой никакой, а у них есть кормилец, защитник, господин и повелитель – да вон он, сидит и пьет портвейн на продавленном диване.

Говорю ли я о том, что женщины порабощены? Возможно. Утверждаю ли я, что в один прекрасный момент одну из нас ударили по голове камнем, связали и заставили работать, с чего, собственно и начался патриархат как таковой? Ни в коем случае.

Игра в порабощение складывалась на протяжении долгих веков и была парной. И доигрались мы все до того, что женщине для избежания нестабильности, общественного осуждения, ярлыков, печали, страдания, неудовлетворения и распада личности достаточно было выйти замуж. Неважно, давал ли ответы на все вопросы подобный шаг. Важно было другое – формально он должен был их давать.

Принципы построения патриархата все расставляли по своим местам – женщина слаба и несовершенна, а потому о ней позаботится мужчина. За эту заботу она должна его целиком обслуживать, безгранично подчиняться и поклоняться своему повелителю – существу другого, более высокого порядка.

Подведем итоги:

Патриархат привел к порабощению женщин, которые оказались в плену своего мифического чувства вины. На протяжении долгих веков игра в порабощение была парной – в ней участвовали как мужчины, так и женщины.

Принципы построения патриархата были таковы: женщина слаба и несовершенна, а потому о ней должен позаботиться мужчина, которому она будет платить поклонением и покорностью.

Почему все изменилось?

В современном обществе ситуация складывается совершенно иным образом. Вокруг себя мы видим сильных, самодостаточных женщин, у которых есть выбор – выходить замуж, или не выходить, рожать ребенка в неполной (на Западе она называется «материнской») семье, без мужа, или в полной семье, проживая с конкретным мужчиной.

Возможности женщины безграничны, и, не встречая на своем пути никаких препятствий, она может выбрать любую дорогу. Девушки в наше время получают образование гораздо с большим рвением, чем юноши, большинство высокооплачиваемых вакансий в современном мегаполисе – женские. Женщины попробовали себя в роли руководителей и вошли во вкус. Они процветают в бизнесе, их дело продумано до мелочей, выверено и налажено так, что комар носу не подточит. Театры, выставки и концертные залы заполнены женщинами, и даже 80 % всего потребительского рынка в данный момент ориентировано исключительно на женщин, потому что они оказываются более платежеспособными.

Педагоги и психологи, которым на откуп отдано воспитание детей, ныне представлены преимущественно женщинами, поэтому приоритетной нормой в нашем обществе становится женская модель поведения. Современный цивилизованный человек, вне зависимости от того, женщина это или мужчина, являет собой тип мягкого, сочувствующего, сострадательного и конформистски настроенного субъекта. Решающей формой отношений последнего столетия стал компромисс, к которому общество вынуждает каждого из нас.

В наше время сама мужская цивилизация подавляет основные качества, веками отличавшие мужчину, не только осуждая их, но и накладывая на них юридический запрет (кстати, в полном соответствии с христианскими заповедями) – нельзя драться, убивать, отнимать чужое и так далее. За проявление этих качеств можно оказаться изолированным от общества в тюрьме, или, чего доброго, угодить на электрический стул.

Вошедшее в моду смягчение наказаний, например, введение моратория на смертную казнь, также является признаком преобладания женских энергий, когда в цене любая жизнь, даже жизнь отъявленного преступника.

Все эти составляющие типичны для женских энергий, которые заполняют современное общество. Оказалось, что наш мир уже больше приспособлен для женщины, поскольку она чувствует себя в нем как дома и лучше ориентируется. Женщине ближе его вибрации, ей легче их уловить и принять правильное решение.

11
{"b":"30801","o":1}