ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Расколотые сны
Рунный маг
Наука страсти нежной
Афера
Человек-Муравей. Настоящий враг
Разбуди в себе исполина
Эликсир для вампира
Дерево растёт в Бруклине
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Содержание  
A
A

Андрей покраснел. Он знал, что его оленья куртка с пятнами звериной крови и с рубцами от собачьих когтей пестрит заплатками разных цветов и размеров из различных кусков меха, что его кожаные штаны, обшарканные о кусты и скалы, побелели и залоснились и что недавно еще щеголеватые, сшитые Айвикой из белого оленя мокасины, а теперь растоптанные, были похожи на опорки. В Петербурге его приняли бы за нищего.

— Вам не нравится мой костюм, господин маркиз? — улыбаясь, но начиная уже сердиться, спросил Андрей.

Шапрон моргнул, выбросив монокль из глазной орбиты.

— Очень не нравится. И зачем вам эта разбойничья борода? Фи! Вы же человек нашего круга. — Он сожалеюще покачал головой. — Пять лет животной жизни! Я знаю, что вы прожили на Аляске пять лет. Не дешево вам это стоило!

— Животная жизнь? — весело засмеялся Андрей. — Однако жить этой жизнью очень легко. Я всех понимаю и меня все понимают. Люди здесь честные и бесхитростные, а это главное, маркиз!

— Нет, нет, не оправдывайте эту жизнь. Скотская жизнь! И я думаю, что после этой каторги цивилизованная жизнь, красивая, удобная, полная наслаждений, покажется вам очень приятной. Vive le vin, vive 1'amour! [57] — игриво прищурившись, пропел маркиз и значительно добавил: — Особенно, если в средствах не стесняешься. Какая сказочная может быть жизнь!

— Маркиз, говорите прямо! — помрачнел Андрей. — Довольно экивоков!

— Хорошо, буду говорить прямо. Вступаю в открытый бой с поднятым забралом! — изящно взмахнул маркиз рукой около лица. — Вы мальчик, мосье Андрэ. Вы всего лишь храбрый и чистый мальчик, несмотря на вашу пышную бороду. — В углах безгубого рта маркиза появилась умная, холодная усмешка. — Вы не умеете хитрить.

Андрей выжидательно молчал.

— Где-то на притоках Медной, на маленьком ручье есть богатое золотое месторождение. Настоящее Эльдорадо! Открыл его Джон Пинк! Но индейцы выбросили оттуда шкипера, и он приполз на побережье на четвереньках. Попасть снова на свое Эльдорадо он не может, хотя ищет его два года. Дорога запутана. И вот он узнает, что после него на золотом ручье побывал еще один человек — вы!

Андрей молчал, давя пяткой сырую землю. Он тревожно думал: «О золоте, и о том, что и я был там, они знают. Ну и черт с ними! Это еще полгоря. А знают ли они о карте?.. »

— Гагарин, я поднял забрало. Вы джентльмен, и вы должны тоже открыться. И не будьте, в конце концов, дураком, если только сможете.

— Думаю, что смогу! — улыбнулся весело Андрей. — Откуда у вас эти нелепые сведения, что я был на каком-то золотом ручье, открытом Пинком? Какие у вас основания для этого? Анализ Пинка, после которого он узнал свое золото? Может быть, он и прав. Но я выменял это золото у индейцев на два ружья, одеяло и два топора.

— А нож? — крикнул Шапрон.

— Не кричите, держите себя прилично, — холодно одернул его Андрей. — А что нож? Я раскрыл одно из преступлений Пинка, вот и все. Там, где я нашел этот нож, и не пахло никаким золотом на сотни верст вокруг. Спросите у Пинка.

— Вы сильны в диалектике, Гагарин! — покачал головой Шапрон. Он снял для чего-то серую лайковую перчатку, опять надел и долго тщательно натягивал ее на пальцы. Андрей понял, что француз не может на что-то решиться.

— А карта? Что вы про это скажете? — наконец тихо, осторожно сказал он, искоса глядя на Андрея.

«Все известно!» — невольно вздрогнул Андрей.

— Какая карта? — с удивлением спросил он и поразился искренности своего тона.

— Карта, нанесенная шкипером Пинком на кусок парусины! — опять раздраженно повысил голос француз. — Предупреждаю еще раз, не валяйте дурака, Гагарин!

— Валяете дурака вы, Шапрон. Кто вам сказал про эту карту? Пинк? Он видел ее в моих руках? Говорите, кто вам сказал про карту?

Маркиз отвел глаза. Заметно было, что он не ждал такого вопроса или не хотел на него отвечать. Шапрона выручил внезапно пошедший снег, густой и мокрый. Француз поспешно раскрыл зонт и пригласил Андрея.

— Что же вы мокнете? Идите сюда, под зонт.

Андрей брезгливо поморщился, не двигаясь с места. Маркиз недобро нахмурился:

— Жаль! А я был уверен, что мы, два джентльмена, великолепно пойдем в одной упряжке.

— В одной упряжке с вами и Джоном Петелькой? Целых три джентльмена! Кстати, спросите у этого пирата, приятно, когда жгут бересту на ладони?

— Спрошу. Уверен, что Джонни очень обрадует ваш вопрос. И он постарается поблагодарить вас за это, — с недобрым намеком ответил маркиз.

— Вы, видимо, хорошо знаете Джонни. Друзья?

— Пожалуй, нет. От Джонни за версту несет виселицей. Но козырей из игры не выбрасывают. А Джонни — козырный туз. Без него я в аляскинских условиях ничто.

— Понятно. А теперь разрешите откланяться, — наклонил Андрей голову.

— О нет! Давайте продолжим наш разговор. Мы остановились на самом интересном месте.

«Что еще нужно от меня этому мерзавцу?» — подумал раздраженно Андрей.

Снег так же внезапно перестал, как и начался. Медленно закрывая зонт, Шапрон сказал:

— И продолжим мы наш деловой разговор с того места, где он оборвался. По глазам вашим я вижу, что вы дорого дали бы за то, чтобы узнать, откуда у меня сведения о карте. Но я не скажу. Мне доставляет огромное удовольствие помучить вас неизвестностью. В последний раз говорю вам, Гагарин, не валяйте дурака. Карта у вас, вы это знаете, и мы это знаем! Ваша игра уже проиграна. Согласны?

Андрей собрал все силы, чтобы и теперь, под прямым ударом, сохранить спокойствие. Глядя в глаза Шапрона, он недоумевающе пожал плечами:

— Какая игра? Я ничего не понимаю!

— Вот наши условия, — продолжал торопливо француз. — У американских властей будет сделана заявка на золотое месторождение от имени компании из четырех лиц. Четвертым будет ваш друг, старый офицер. Все прилично, все законно! А даже четвертая часть — это миллионный куш!

— Четыре джентльмена в одной упряжке! — засмеялся зло Андрей.

Маркиз яростно взмахнул зонтом:

— Вы думаете, я не знаю причину вашего глупого упрямства? Вот, вот причина! — начал он злобно тыкать зонтом в Женщину Туманов. — Ваша глупая, недостойная белого человека, любовь к дикарям, индейцам!

— Не сметь! — враждебно крикнул Андрей. — Этот тотем — слава и честь целого народа!

Шапрон опустил зонт и засмеялся нервно.

— Орда дикарей — народ? Странное и нелепое понятие! Нелепы и ваши принципы. Золото найдено на земле индейцев, и вы, как верный пес, охраняете его! Принципы — вещь неплохая, достойная уважения, но они хороши на своем месте, а на Аляске принципы надо забыть! Хотите, я докажу это? Давайте пройдем вон туда, на площадь. Вы знаете, почему там стоит могильный крест?

— Когда я бываю в Ново-Архангельске, я прихожу поклониться лежащим под этим крестом, — ответил Андрей.

Они говорили о памятнике свирепых русско-колошенских войн, о братской могиле русских, погибших в 1802 и 1804 годах при осаде, а затем штурме города. Когда они подошли к скромной деревянной ограде, окружавшей невысокий холм с большим деревянным крестом, Андрей снял шапку. Маркиз посмотрел на него и тоже снял цилиндр.

— В местном музеуме, — сказал он, — есть картина «Осада Ново-Архангельска». На ней эта трагедия выписана в деталях. Над крышами домов молодого города поднимается высокое пламя. Пылает дом правителя, крепость, склады, корабли, стоящие у пристани. Вожди колошей, ложные друзья русских, Скаутлельт и его племянник Котелян, в красных суконных кафтанах, подаренных им русскими, и с большими почетными медалями на груди стоят вон на том, может быть, пригорке, — указал Шапрон снятым цилиндром на далекий холм. — А их воины врываются в казармы промысловых, в дома, в церковь, разбивают томагавками черепа всем без разбору Русским, даже женщинам и детям. Скальпы сдирают с живых еще людей! А на Кекур-Камне стоит под дождем индейских стрел комендант города славный Медведников. Он сам наводит пушки на толпы воющих дикарей, но поздно! — Шапрон надел цилиндр и победоносно прихлопнул его. — Русские пушкари падают замертво под копьями и топорами индейцев. Убит храбрый комендант. Все русское население перебито. Уцелели очень немногие, работавшие в лесу. С опушки они смотрели на горящий город, на гибель своих братьев. Так платят индейцы русским за их благодеяния! — с пафосом закончил Шапрон. — А вы играете с ними в глупое благородство!

вернуться

57

Да здравствует вино, да здравствует любовь! (франц.)

39
{"b":"30802","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Расколотые сны
Мужчины на моей кушетке
Hygge. Секрет датского счастья
Призрак
Bella Figura, или Итальянская философия счастья. Как я переехала в Италию, ощутила вкус жизни и влюбилась
На грани серьёзного
Няня для олигарха
Экспедитор