ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я все слышал Итак, мосье Гагарин продолжает упорствовать. Тем хуже для него Уверяю, мосье, вас ждут впереди очень неприятные сюрпризы!

Андрей не ответил. Он не слышал, что говорил ему маркиз, он был оглушен и ослеплен внезапной догадкой:

— Вот от кого узнали вы про золото индейцев! — закричал он, указывая на Лизу. Он подбежал к ней, схватил за плечи и начал неистово трясти. — Ты, ты!.. И про карту ты ему рассказала! Предала меня!..

— Пусти, животное! Больно! — ударила его Лиза по руке. — Да, предала! И не первый раз! Ты поверил мне что «Колокол» попал к жандармам случайно, по моей оплошности? О, идиот! Ну, конечно же, сделал это барон и по моей просьбе. Слышишь, осел?

Андрей тяжело опустился на стул. Взгляд его упал на чернобурку, лежавшую на полу, покорно распластав лапки. Он чувствовал и на свеем горле палку, и кто-то безжалостно давил на ее концы.

Маркиз, весело насвистывая, перешел к столу и налил два бокала вина.

— Вы убедились, наконец, мой мальчик, что ваша тайна у нас в руках? Сопротивление бесполезно! — Он протянул Андрею бокал вина. — Выпьем за вашу капитуляцию. Она будет почетной и выгодной для вас. Ну же, берите бокал!

Андрей схватил Шапрона за руку. Бокал запрыгал, и вино пролилось на скатерть. В глазах маркиза заметались испуганно мышки.

— Нет, ваше сиятельство! Нет и нет! Я убил бы вас сейчас, подлец, но здесь женщина. Прощайте и не становитесь мне на дороге, маркиз!..

— Ваше сиятельство? Маркиз? — захохотала громко истерично Лиза — Может быть, и горный инженер еще? Вот это верно! Он золотоискатель, но ищет золото не в земле, а в чужих карманах!

— Вот дура! — беззлобно сказал Шапрон и отхлебнул своего бокала.

— Их сиятельство маркиз родились на Васильевском острове, от петербургской француженки-модистки и француза-парикмахера! — продолжала выкрикивать Лиза, лихорадочно блестя глазами и срываясь то и дело на трескучий безрадостный смех. — Вы читали, Гагарин, романы Понсон-дю-Террайля? Вот вам живой герой этих романов, воскресший Рокамболь! [73] — выкинула она руку в сторону Шапрона. — Но воскрес этот Рокамболь не в Париже, а в Петербурге. Он в нашей столице основал «Клуб червонных валетов». Подлоги, вымогательства, шантаж, фальшивые векселя, дутые акции. Что еще было у вас, Луи?

Шапрон беспечно отмахнулся. Удобно устроившись в кресле, он безмятежно потягивал вино.

— А когда мосье Шапроном заинтересовались столичная полиция и Окружной суд, он удрал сюда, в Русскую Америку. Здесь нет полиции, но есть широкое поле деятельности для русского Рокамболя. Люди здесь простые, доверчивые, не искушенные в подлостях Теперь вам понятна, Гагарин, тесная дружба Луи с мистером Пинком?

— Довольно! Замолчите! — страдающе крикнул Андрей

— Нет, еще не довольно. Теперь я скажу о себе. Мы с Луи большие друзья. У нас с ним было… Как вам объяснить это поприличнее? Ну, скажем, collaboration [74]. В великосветской гостиной баронессы Штакельдорф мосье Шапрон ловил свои жертвы. В моей позорной гостиной совершались отвратительные преступления! А когда стало известно, что Аляска продана американцам, он и меня вызвал сюда Для чего? Я думаю, для того, чтобы продать меня какому-нибудь американскому миллионеру. Не так ли, Луи?

Шапрон не ответил, любуясь цветом вина в бокале.

— И вот я получаю ваше письмо, Гагарин Конечно, я ознакомила с ним Шапрона. О, как возликовала его черная душа!.. Гагарин, бегите скорее и дальше от Шапрона! — Она встала и подошла к Андрею. В глазах ее появилось теплое сочувствие и жалость. — Бегите! Из его когтей никто еще не вырывался. Он способен на тайное отравление, на выстрел из-за угла, он способен…

— Замолчи! — крикнул яростно Шапрон и так стукнул кулаком по столу, что звякнула посуда.

Лиза замолчала, стиснув лицо ладонями. Ее снова начала колотить дрожь.

Шапрон встал и подошел к Андрею.

— Не верьте ей, старина. Говорит черт знает что. Это у нее бывает. А в общем она неплохая баба!.. Ну, как вы решили?

Андрей оттолкнул его и выбежал из комнаты.

Он бежал по улице, ничего не видя, натыкаясь на стены домов и заборы, но знал, что от стыда, отчаяния и отвращения и к ней, и к самому себе ему не убежать. Сердце жгло и палило, будто была в нем страшно рваная рана. Он поднял глаза к небу, к ярким чистым звездам, но они дрожали и плыли в его жгучих слезах.

Задохнувшись от бега и сдерживаемых рыданий, он пошел медленнее и тогда почувствовал, что кто-то тычется ему в ноги. Это был Молчан. Андрей опустился на колени, обнял собаку за шею и уткнулся лицом в ее густую шерсть Молчан успокоительно, ласково урча, начал слизывать слезы с его лица,

ПЕРВЫЙ УДАР

В комнате Андрея и Македона Ивановича было темно. Только в комнате индейцев горела лампа. Андрей вбежал туда. Надо предупредить капитана! Немедленно уезжать, немедленно бежать отсюда!

Ни Громовой Стрелы, ни Айвики в комнате не было. Македон Иванович в одиночестве сидел на стуле, странно сгорбившись и опустив бессильно руки. Он не пошевелился при стуке двери и при шуме шагов Андрея, упорно глядя на что-то лежавшее у его ног. Андрей подошел ближе и увидел: на полу, у ног капитана, лежит человек в одежде индейца. Лицо его было прикрыто капитановым платком с изображением сражения. Андрей сдернул платок. Горло индейца было перерезано от уха до уха. Кровь собралась лужицей около его головы на досках пола. Мертвое лицо молодого вождя было полно неукротимой отваги и гордого презрения Его губы застыли в страстно-напряженной гримасе мрачного презрительного смеха. Вождь смеялся, глядя в лицо врага, в лицо смерти. Так умирают воины-атаутлы племени Великого Ворона из рода Волка!

— Вы на ноги его посмотрите и на руки. Пытали они его, — почему-то шепотом сказал капитан.

Андрей опустился на колени. Юноша был связан смолеными веревками. Его руки и босые ноги были залиты почерневшей кровью.

— А девушка где? — крикнул отчаянно Андрей. — Тоже убита?

— Айвика им живая нужна. Уволокли, надо полагать, — тихо, не меняя позы, ответил Македон Иванович.

Андрей поднялся и оглядел комнату. Разбросанные вещи красноречиво говорили и об отчаянной борьбе и о торопливых поисках чего-то.

— Видите? Словно Мамай воевал, — глухо, мертво сказал капитан. — И в нашей комнате такой же погром. Золото шарили. А главное, конечно, карту.

— Кто? — бледнея, спросил Андрей. — Шайка Пинка и Шапрона?

— Они. Атаманил у них Живолуп

— Откуда это вам известно?

— Садитесь к столу. Здесь вся картина в полной ясности.

Андрей сел. На столе лежали: невыстреленный патрон, небольшой кусок кожи с воткнутой в нее толстой трехгранной иглой, пук сыромятных перепутанных ремней, меховая рукавица со следами на ней чьих-то зубов, разорванная пронизка из раковин и пеколка, индейский «женский нож» без ножен.

— Дело было так, — заговорил Македон Иванович, тоже сев к столу. — Выследили они, когда мы с вами ушли из дома, и махнули через забор во двор. Помните, что говорила вчера хозяйкина колошенка? Видела она людей на заборе, которые двор разглядывали. —Потом вошли они сюда, в комнату. Индиане запоров не знают, а я, старый ишак, не догадался, уходя, сказать об этом. Громовая Стрела сразу понял, что дело нечисто, и выскочил на нашу половину. Схватил он мое ружье, а оно, как на грех, дало осечку. — Македон Иванович взял со стола патрон и показал след на капсюле от удара курка. — Второй раз выстрелить индиан не успел. Навалилось на него варначье, связали, а рот вот этой рукавицей заткнули. Смотрите, как он ее изжевал. Индианские зубы что волчьи. А во время свалки потеряли пинковы пираты вот эту улику. Называется гардаман. Кожу надевают на ладонь, вроде наперстка, а игла морская, для сшивания парусов. Кто, кроме моряка, мог обронить здесь эту штуку?

вернуться

73

Понсон дю-Террайль (1829—1871 гг. ) — французский писатель, автор многотомных «Приключений Рокамболя». В двух его романах — «Воскресший Рокамболь» и «Клуб червонных валетов» — описывается шайка уголовных преступников-аристократов, действовавших в Париже под предводительством Рокамболя.

вернуться

74

Сотрудничество, совместные действия (франц.)

49
{"b":"30802","o":1}