ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Андрей снова откинулся к стене и закрыл глаза. Над головой уютно, убаюкивающе тикали часы. Деревянная кукушка скрипуче прокуковала двенадцать раз. Его начало охватывать тревожное забытье. Но вдруг хлопнула оглушительно дверь. Македон Иванович не умел закрывать двери по-человечески. От порога он закричал:

— Андрей Федорович, гости к нам пожаловали!

Андрей вскочил и подбежал к окну. Над палисадом виднелись верхушки двух мачт. Они медленно двигались.

— Кто пришел? Шкипер вам знаком? — обернулся Андрей.

— Он и вам знаком. Снова нам сюрприз преподнесли. «Сюрприз» и пришел.

Вслед за капитаном Андрей выскочил из избы и бегом взлетел на вал. С первого взгляда ему показалось, будто черный бриг подошел так близко к берегу, что сейчас его длинный, тонкий бушприт заденет кресты редутного кладбища. А бриг все двигался. Но вот послышался протяжный грохот железной цепи, пробегающей через клюз, затем резкий всплеск падающего якоря, и «Сюрприз» остановился.

Минуты через две от правого борта отвалила шкиперская гичка, а за нею две большие китобойки, набитые людьми. Лодочная флотилия подошла к редутной пристани. Из гички вылезли трое: Пинк, Шапрон и Живолуп. Черная борода Джона Петельки развевалась по ветру, как пиратский флаг. Китобойки зацепились баграми за пристань, но люди из них не высадились. Пинк, Шапрон и Живолуп, отойдя от пристани шагов на сто, остановились и начали привязывать к стволу ружья белый парламентерский флаг.

— Эй, Пинк, брось комедию с белым флагом! — проревел, сложив руки рупором, Македон Иванович. — Подходи, не тронем!

Шкипер, сняв шляпу, приветливо помахал ею и развалистым моряцким шагом направился к редуту. Маленький, щупленький, в огромных, выше колен, морских «роббер-бутсах», он походил на сказочного кота в сапогах. Шапрон шел рядом с ним, Живолуп сзади них. Подойдя вплотную к редутному валу, Пинк, задрав голову, крикнул дружелюбно:

— Хэллоу, мистер Мак-Эдон! Хэллоу, мистер Гагарин! Рад вас видеть в добром здоровье!

— Спасибо, пират! — крикнул с вала Македон Иванович. — Говори сразу о деле! Зачем пожаловал?

— Дело вот в чем, мистер Мак-Эдон! Сейчас я закон. Закон с большой буквы! — Пинк показал на серебряную звезду, приколотую к его морской куртке. — Я шериф. Видите?

— Вижу, — улыбнулся Македон Иванович. — А ты не украл эту звезду, Петелька?

Пинк тоже засмеялся,

— Ты все шутишь, старина! Я получил ее из рук его чести губернатора Аляски. И по его приказу я предлагаю русскому подданному Андрею Гагарину, известному среди индейцев под именем Добрая Гагара, отдаться в руки правосудия! Он обвиняется в убийстве гражданина Соединенных Штатов, индейца из племени ттыне!

— По бороде тебя, Пинк, хоть и в рай, а по делам ты — ай-ай-ай! — покачал головой Македон Иванович. — Индиана убили твои варнаки, а не Андрей Гагарин.

— Слушай, висельник! Где краснокожая девушка? — крикнул, не утерпев, Андрей. — И ей горло перерезали?

— Потише, мистер Гагарин, — со спокойной враждебностью ответил Пинк. — Живущему в стеклянном доме не следует швыряться камнями. Я продолжаю! По этому же приказу его чести губернатора…

— Погоди, Петелька, — остановил его капитан. — Начинай с конца. Кого еще приказано тебе арестовать по приказу губернатора? Меня, что ли?

— Тебя, старина, — с ласковой ненавистью улыбнулся Ч Пинк. — Ты обвиняешься в соучастии. А это тоже пахнет каторгой.

— Что ж, вытаскивай меня отсюда, если тебе приказано! — засмеялся капитан.

— Вытащу! — Пинк тоже начал смеяться. — Вылезай, старый медведь, из своей берлоги, не то палкой выгоню! Нам известно, что вас на редуте только двое.

— Верно, только двое! И мы повесим тебя за бороду на палисаде. А индейские бабы будут кидать снежками в твой голый зад! — хохотал Македон Иванович.

Хохотал и Пинк, задрав бороду. Отсмеявшись, вытерев выступившие от смеха слезы, он сказал серьезно:

— Хэллоу, старина, а зачем нам ссориться? У меня есть к тебе хорошее деловое предложение. Почеши меня, а я почешу тебя, как говорят у нас в Штатах. Выдай нам Гагарина и ступай, куда хочешь, и живи, где хочешь. И будешь пользоваться всеми свободами, записанными в конституции Соединенных Штатов.

— Ты что?!. Ты что, акула! — заревел хрипло Македон Иванович. От гнева и оскорбления у него перехватило горло. — Предателем меня считаешь?! Уйди к дьяволу, убью!

Македон Иванович взмахнул раздвинутой подзорной трубой Пинк испуганно попятился, не спуская глаз с трубы. Он принял ее за ружье.

— Спокойней! Спокойней! Дядюшка Сэм не любит таких штучек! За меня закон и бог! — Джон Петелька вытащил из кармана библию и выставил ее перед собой, будто закрываясь от выстрела. — Спрашиваю в последний раз. Отказываетесь подчиниться закону?

Македон Иванович молча показал ему кулак.

— О-кей! — угрожающе прохрипел Пинк. — Сколько ни учи петуха псалмы петь, он все кукарекает!

Пинк поднес к губам боцманскую дудку. Пронзительный ее звук был сигналом. Сидевшие в китобойках люди с быстротой и сноровкой морских охотников выскочили на берег и побежали к редуту. В руках их поблескивали ружья.

— Пойми, Мак-Эдон, что черт связал нас короткой веревкой. Тебе от меня не вырваться! — твердо и резко сказал Петелька и указал на свою банду. — Видишь моих «акульих детей»? Всех на куски рвут! Что теперь скажешь?

— Скажу, что вам, акулам, не прожевать кусок, на который вы целитесь! Поперек горла встанет, подавитесь!

Пинк снова потянул к губам боцманскую дудку. Его второй свисток был бы, наверное, сигналом к атаке. Но свистнуть он не успел. Шапрон отвел дудку от его рта и выступил вперед.

ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ ФИРМЫ «АСТОР И СЫН»

— Я обращаюсь к вам, господин Гагарин! — закричал Шапрон высоким взвинченным фальцетом. — Я имею полномочия от Генри Астора предложить вам следующие условия для разработки на компанейских началах известного вам месторождения золота!

— Ах, дьявол! — заорал Пинк, в ярости дергая себя за бороду. — Ты уже перебежал к Астору?! И за моей спиной делишь с ним мое золото! Берегись, Луи, с Петелькой не шутят!

— Не дури, Джонни, — поморщился Шапрон. — Ты будешь доволен. Все будут довольны. И в первую очередь вы, господин Гагарин. Слушайте предложение сэра Генри!.. Он обязуется оборудовать золотой прииск всеми необходимыми машинами и инструментами. Он обязуется также навербовать и доставить на прииск рабочих в нужном количестве. Оплачивать их работу будет также фирма «Генри Астор и Сын». За приисковые машины и на оплату рабочих Астор получает пятьдесят процентов добытого на прииске золота. Оставшуюся половину получают владельцы прииска, то есть я, мистер Пинк, вы, господин Гагарин, и ваш друг, который стоит сейчас рядом с вами. Я жду вашего ответа, господа!

— Дьявол, это неплохо! Над этим стоит подумать, — сказал Пинк, в раздумье разгребая бороду обеими руками. — Правда, целая шайка собирается выковыривать изюм из моего пудинга, но хватать все — потерять все. Хэллоу, Мак-Эдон! — крикнул Пинк, упершись в бока и задрав голову. — Нам с вами, старина, пора отдохнуть! А тут без всяких хлопот и затрат доллары посыплются к нам в карманы. Придется согласиться, а?

— Вот соглашение между нами и сэром Генри! — крикнул Шапрон все тем же визгливым фальцетом, подняв над головой сложенный вчетверо лист бумаги. — Но, подписав его, господин Гагарин должен будет передать карту золотого месторождения инженерам фирмы для…

Шапрон не договорил. Его оборвал выстрел Андрея. Бумага, которую держал Шапрон над головой, исчезла. Ветер уносил ее к бухте, и Живолуп побежал за нею. Македон Иванович громово хохотал, ухватившись за бока.

Шапрон вскинул в глаз монокль и посмотрел жестко и внимательно на Андрея, затем повернулся и пошел прочь от редута, величавый и спокойный, как античный секатор. Пинк и Живолуп пошли за ним, опасливо оглядываясь на редут.

— Переговоры кончились, начинается генеральное сражение, — сказал Македон Иванович. Поставив локти на низ амбразуры, он начал разглядывать в трубу врагов.

52
{"b":"30802","o":1}