ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Шторм продолжался всю ночь. Только к полудню следующего дня он начал понемногу униматься. Ветер стал дуть тише, и ниже стали гребни волн. К двенадцати часам дня море почти совсем успокоилось.

Но все сейнеры на острове Атту по-прежнему стояли в надежно защищенных от буйства стихии бухтах.

Американские рыбаки пока не спешили выходить в море — бури в это время года бывают совершенно непредсказуемыми. Может в любой момент снова налететь шквальный ветер, и тогда шторм продолжится с прежней силой.

Однако японскую экспедицию, проведшую ночь в комфортабельной гостинице, эти соображения не остановили. Как только Савада Яманиси узнал, что буря стихает, он тут же отправил почти всех своих подчиненных на корабль готовиться к отплытию. А сам со своим помощником отправился в резиденцию мэра Адака — засвидетельствовать свое почтение перед отбытием с острова.

Мэр принял японцев без проволочек и даже попросил секретаршу приготовить ему и гостям кофе — подобной чести не удостаивался никто из местных жителей. Уж очень убедительно вышестоящие инстанции посоветовали господину мэру быть максимально обходительным с японскими гостями.

— Как вы провели ночь? — поинтересовался мистер Морингстон, не найдя другого способа начать беседу.

— Спасибо, прекрасно, — вежливо ответил японец. По лицу его было невозможно определить, проявил ли, по его мнению, американец хорошее воспитание или, наоборот, сказал что-то совершенно неуместное.

«Вот ведь макаки чертовы, — промелькнула в голове мэра непрошеная мысль, — Ничего по их рожам не поймешь. Интересно, это они специально со мной так или просто привыкли?»

— А что вы намерены делать дальше? — продолжал мистер Морингстон, стараясь, чтобы ни малейший отголосок его мыслей не прорвался наружу. — Если хотите, я могу предложить вам одного из своих служащих, чтобы он показал вам наш остров. У нас здесь есть очень интересные места. Птичий базар, лежбище морских котиков. Даже из Нью-Йорка и Вашингтона туристы к нам иногда приезжают. А вам как ученым-биологам это наверняка будет особенно интересно.

— Может быть, чуть позже мы воспользуемся вашим великодушным предложением, — сказал Яманиси. — Но сейчас нам пора заняться тем, зачем мы сюда прибыли. Шторм и так отнял у нас целый день.

Пора отправляться на поиски стеллеровой коровы.

— Вы что, хотите сказать, что уже сегодня собираетесь выйти в море?! — удивление мэра было неподдельным. — Но это же безумие!

— Почему? — по-прежнему спокойно спросил японец. — Мне сообщили, что буря уже почти закончилась.

— Это она сейчас почти закончилась. А через час может снова начаться, да еще похлеще, чем вчера, — сказал мэр. — Вы уж мне поверьте, я хоть сам в этих местах не очень давно обосновался, но кое-что понять уже успел. Со здешней погодой шутки плохи.

У нас тут каждый год по несколько человек в море гибнет — и это несмотря на все предосторожности.

Японец удивленно приподнял брови. Мэру показалось, что на непроницаемом лице азиата промелькнуло нечто, напоминающее нормальное человеческое чувство. А именно — неуверенность. Но это впечатление прошло так же быстро, как и появилось.

Спустя секунду на американца снова смотрели непроницаемо-спокойные глаза-щелочки.

— Я не знал об этом. Что ж, если это действительно так опасно…

— Еще как! — перебил японца Морингстон. — Да что говорить — только вчера один из наших моряков чуть не погиб. Вышел в море за несколько часов до бури, несмотря на штормовое предупреждение.

И его, разумеется, накрыло. Хорошо хоть что совсем недалеко от Медного. Русские запеленговали сигнал бедствия и успели снять его с корабля. Но сам сейнер затонул. Вот оно как — с нашим морем шутки шутить.

— А что это за моряк? И зачем он пошел в море в такое время? — голос Яманиси звучал совершенно ровно.

Казалось, что он спрашивает из чистого любопытства. Вернее, так казалось мэру, плохо разбиравшемуся в выражениях лиц и интонациях азиатов. А вот помощник Яманиси заметил, что информация о потерпевшем вчера бедствие американце заинтересовала его начальника куда больше, чем можно было бы ожидать.

— Джейк Меллинг, — охотно ответил мэр. — Заметьте, господин Яманиси, этот человек — старый моряк, раньше он служил в нашем военном флоте, места эти знает как свои пять пальцев. И то не уберегся. Так что вам тем более не стоит сейчас в море ходить. Подождите еще день, а лучше два.

— Ну, у нас ведь важное дело. Мы не имеем права медлить, — несколько неожиданно для американца сказал Яманиси. — Поиски стеллеровой коровы — дело важное.

«Странно, — отметил про себя Морингстон. — Такое ощущение, что он уже совсем было решил повременить, но почему-то передумал. Поиски этой дурацкой коровы у него вдруг оказались делом, не требующим отлагательства! С какой это стати, хотелось бы знать? Эта корова, если уж она и правда до сих пор сохранилась, за пару дней точно никуда не денется».

Однако вслух мэр ничего подобного, разумеется, не сказал.

— Интересно, а что все же погнало в море этого вашего Меллинга? — спросил тем временем японец. — Неужели он так нуждался, что ради улова был готов рисковать жизнью? Я был уверен, что в Америке такого не бывает.

— И правильно были уверены, — кивнул мэр. — Не бывает. Джейк уж точно не за рыбой вчера в море пошел. Да и много бы он наловил — без команды, да еще и в российских территориальных водах. Нет, мне кажется, что ему зачем-то срочно понадобилось к русским. Будь это лет двадцать назад, я бы заподозрил в нем скрытого коммуниста, решившего рвануть через границу к собратьям по убеждениям, — мэр коротко хохотнул, явно приглашая своих гостей тоже посмеяться над таким нелепым предположением.

— Вы говорите, что русские его подобрали? — спросил Яманиси, не поддержав шутку. — Что же с ним сейчас?

Этот непонятный интерес японца к Меллингу уже начал действовать мэру на нервы. Однако, памятуя о рекомендациях больших людей, посоветовавших ему держаться с японцами максимально любезно, он ответил:

— Когда его спасали, он обо что-то головой ударился. Плюс переохлаждение организма. В его возрасте это уже не шутки. В общем, пока он нетранспортабелен. Русские поместили его в свой госпиталь.

Через пару дней, когда Джейку станет получше, они отправят его обратно.

Мэр тяжело вздохнул и добавил:

— А мне из-за этого случая теперь куча работы предстоит. Ведь формально то, что старина Джейк учудил, называется незаконным переходом границы.

Кучу бумажек теперь написать придется из-за его глупой выходки.

Мэру показалось, что после этих его слов интерес японца к Меллингу полностью угас. Во всяком случае, следующие слова азиата к Джейку отношения уже не имели.

— Господин мэр, мы уже заняли непозволительно много вашего времени, — сказал Яманиси, поднимаясь со своего места. — Позвольте еще раз засвидетельствовать вам свое почтение…

— Подождите! Так вы что, все-таки собираетесь в море идти прямо сегодня? — недоуменно спросил мэр.

— Да, господин Морингстон, — решительно кивнул Яманиси. — Пославший нас университет ждет результата как можно быстрее. Ведь наша экспедиция не единственная, норвежцы или датчане могут опередить. Мы не можем этого допустить, научный приоритет должен принадлежать нам. Мы выходим в море сегодня.

— Но ведь один-два дня все равно ничего не решат!

— Этого никогда нельзя знать наверняка, — покачал головой Яманиси.

— Это опасно! А если снова начнется шторм? Я что же вам зря про Меллинга рассказал? А если вы потонете? Джейку еще повезло, его накрыло совсем недалеко от Медного. А если вы начнете тонуть где-нибудь посередине между Атту и Медным? Тогда ведь и наши парни, и русские могут не успеть к вам на помощь!

— Наше судно — это не рыбацкий сейнер, — не без гордости в голосе сказал Яманиси. — Помните, я рассказывал вам вчера про наш корабль? Он имеет повышенную живучесть, практически непотопляем. Честно говоря, мы могли выйти в море даже в разгар шторма. А уж теперь, когда он почти закончился, лишняя осторожность совсем ни к чему.

11
{"b":"30806","o":1}