ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставшись один, Полундра какое-то время пил кофе. Потом сходил посмотреть, как там больные.

Изменений не было. Спецназовцу стало скучно, и он вспомнил, что здесь же в третьей палате лежит американец, с которым он хотел поговорить.

«Интересно, — подумал Полундра. — Селезнев упоминал, что этот старик в бреду говорил слова „провокэйшн“ и „джэпс“. Не связано ли это с тем, что у нас произошло? Если да, то от американца наверняка можно узнать много интересного».

Но войдя в третью палату, Полундра наткнулся на Гаранина. Тот уже был здорово навеселе, но все еще мужественно боролся со сном и был готов воспрепятствовать любым попыткам побега больного восьмидесятилетнего старика.

— Чего надо? — рявкнул чекист, едва увидев Полундру. — Сюда нельзя!

— Мне врач разрешил, — сказал спецназовец, слегка погрешив против истины.

— Здесь я решаю! Не мешай мне работать!

Гаранин хотел добавить еще пару слов, но вовремя сдержался. Несмотря на выпитую водку, чекист прекрасно помнил о том, что было днем, и хамить впрямую опасался.

Полундра хотел было ответить, но заметил стоящую рядом со стулом Гаранина ополовиненную бутылку водки. Даже не попытавшись спорить, он развернулся и вышел из палаты.

Разумеется, можно было еще раз начистить наглому оперу морду, но, во-первых, на сей раз особо не за что, а во-вторых, какой в этом смысл? Все равно с пьяным связываться без толку, если он вбил себе что-то в голову, то уже не отступится. Да и с конторой его серьезно ссориться не стоит. В конце концов, они тоже должны делать свое дело. А если у них служат такие кадры… Так где ж ангелов на такую работу взять? И среди моряков разные люди попадаются.

Полундра вернулся в ординаторскую и налил себе еще кофе.

Глава 13

Савада Яманиси проснулся в пять утра. Спал он всего три часа, но этого было ему вполне достаточно.

Проснувшись, он тут же по внутрикорабельной линии вызвал своего первого помощника — Яманиси знал, что тот уже тоже не спит. Всей команде, кроме тех, кто только что сменился с дежурства, полагалось просыпаться раньше его. Такова одна из немногих древних японских традиций, доживших до наших дней и обогативших американо-английские правила поведения делового человека — каждый должен начать работу раньше своего начальника. Если бы подчиненные Яманиси работали в каком-нибудь токийском офисе, они бы приезжали на работу раньше шефа, а на корабле оставалось только раньше просыпаться.

Когда помощник постучал в дверь каюты Яманиси, тот был уже одет и готов начать трудовой день.

— Войди, Като, — говорил Яманиси, естественно, по-японски.

Помощник вошел и коротко поклонился капитану.

— Здравствуйте, Яманиси-сан.

— Здравствуй, Като, — Яманиси вернул поклон. — Като, прикажи техникам, пусть осмотрят корабль. Нужно проверить, нет ли подслушивающих устройств.

Лицо Като осталось непроницаемым, но Савада почувствовал, что тот удивлен.

— Русские могли поставить, — пояснил он. — Особенно внимательно надо кают-компанию осмотреть, где мы ели. Но и весь остальной корабль тоже. На всякий случай. Ты возьмешь одного из техников, осмотришь палубу и бак. Имей в виду, сейчас появились такие «жучки», которые можно не устанавливать, а просто уронить или даже бросить. Поэтому не пренебрегай ни одним помещением, которое было в пределах прямой видимости русских. А второго техника пришли ко мне. Самое подходящее место — это кают-компания, ею я займусь сам. Потом пойдем по каютам. Их тоже надо проверить.

— Яманиси-сан, зачем по каютам? Туда русские точно не могли ничего поставить.

— Могли, — ответил Яманиси. — Но не сами. Ты абсолютно уверен во всех наших людях? «Жучок» мог поставить кто-то из них.

— Но они не общались с русскими! Только за столом, а там ни о чем важном договориться было нельзя.

— Ты думаешь, в Японии русских нет? Предатель мог быть на корабле с самого начала экспедиции.

Като, я мог бы просто приказать тебе, — спокойно сказал Яманиси. — Но я хочу, чтобы ты понимал, что и зачем делаешь. Я и сам знаю — вероятность того, что русские завербовали кого-то еще у нас, — одна на миллион. А может, и на миллиард. Но я-то хочу, чтобы и этого не было! Мы можем отобрать у них этот шанс и должны это сделать. Не так уж трудно корабль обыскать.

Като кивнул. Он все равно считал, что Яманиси охотится за тенью, но его доводы звучали разумно.

К тому же Савада Яманиси — начальник экспедиции.

Через десять минут один из техников и Като уже осматривали палубу, а второй вместе с Яманиси спускался в кают-компанию. В руках у этого техника был детектор — компактный приборчик с кучей верньеров, кнопок и переключателей. Японская техника недаром славится во всем мире качеством и надежностью, а этот аппарат, один из новейших, мог обнаружить все известные виды подслушивающих устройств. Немного повозившись со своим агрегатом, техник поднял глаза на Яманиси и сказал:

— Ничего нет, Яманиси-сан.

Савада кивнул. Техник не знал, что его начальник и сам неплохо разбирается в том, что он делает, и пока он проверяет комнату, Яманиси проверяет его самого.

— Ты даешь полную гарантию того, что подслушивающих устройств здесь нет? — спросил Савада, немного помолчав.

Техник на секунду задумался.

— Яманиси-сан, я знаю, сейчас есть «жучки», которые находятся в «спящем» состоянии. До того момента, как их включат радиосигналом, обнаружить эти «жучки» невозможно.

Яманиси и сам знал об этом. Техник прошел вторую проверку. Кому-нибудь показалось бы, что Яманиси и в самом деле заболевает паранойей. Но это было не так. Просто верность техников была для него важна в первую очередь. Поэтому он не жалел времени и сил на их проверку.

— Что предлагаешь? — спросил Савада.

— Осмотреть комнату просто так, глазами. У русских не было возможности спрятать «жучок» по-настоящему. Если он есть, мы можем его обнаружить.

И еще — нужно проверять здесь каждый раз, когда вы собираетесь обсуждать что-нибудь важное. И не только перед разговором, но и во время его. Еще я могу поставить глушилки.

— Что поставить? — вот этого Яманиси в самом деле не знал.

— Специальные устройства, которые будут давить любую запись или передачу из этой комнаты, если они все-таки будут вестись.

— Ясно. Делай все, — приказал Савада. — Что ж, пожалуй, в этом человеке он мог быть уверен на девяносто девять процентов. На сто процентов Яманиси был уверен только в одном человеке из всех населяющих Землю пяти миллиардов — в себе самом.

Японцы — нация терпеливая и трудолюбивая.

А кроме того — добросовестная. Техник послушно сделал все, что велел Яманиси, обшарил каюту и поставил принесенные с собой маленькие черные коробочки по углам. Сам Савада внимательно за ним наблюдал и помогал, чем мог. Они закончили через полтора часа.

— Теперь найди Като и выполняй его приказания, — наконец сказал технику Яманиси, посмотрев на часы. Техник поклонился и вышел.

Савада вернулся к себе в каюту, достал из стенного сейфа несколько морских карт и пачку спутниковых фотографий. Сначала японец долго рассматривал подробную карту акватории острова Медный. Потом стал сравнивать ее со спутниковыми фотографиями, вычерчивая на карте какие-то странные линии. Потом он принялся отмечать перемещение судов — красными пунктирными линиями. В целом все это заняло около получаса. Закончив, Яманиси аккуратно убрал все бумаги в шкаф и снова вызвал помощника.

— На палубе все чисто? — для проформы спросил Савада.

— Да, — кивнул Като. — Мы проверили все возможные места.

— А каюты?

— Техники продолжают работать.

— Вместе?

— Да. Я решил, что так будет надежнее.

Яманиси довольно кивнул. Хоть Като явно и не верит в возможность того, что среди них затесался предатель, но действует он правильно. Хороший, добросовестный подчиненный.

— Начинайте выгрузку временной базы. Как только выгрузим все, высаживаем тех, кто остается, и немедленно выходим в море.

21
{"b":"30806","o":1}