ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Киберспорт
Научись искусству убеждения за 7 дней
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Мертвый ноль
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Последняя миссис Пэрриш
Инстаграм: хочу likes и followers
Арктическое торнадо
A
A

— Мать твою! — прорычал Полундра, делая очередной рывок. Ему показалось, что решетка чуть поддалась, но мало, слишком мало. А руки, сжатые на прутьях, уже начало сильно припекать. Пока он терпел боль, но не знал, насколько его еще хватит.

— Джейк, отойди! Попробуй дверь сломать! — Полундра оттеснил американца, на секунду расслабился, давая мышцам короткий отдых, и снова рванул решетку. Безрезультатно.

— Эй, люди! Сюда! Помогите, кто-нибудь! — что было сил заорал спецназовец, окончательно поняв, что сейчас больше надежды на силу легких, чем на силу рук. Но ответа не было. Все пограничники тушили склад, начисто забыв про арестантов.

— Люди! — снова взревел Полундра, еще раз дергая решетку. Неужели они тут так и сгорят? Всю жизнь Полундра был уверен, что погибнет не в огне, а в воде. Впрочем, никто своей судьбы не знает.

— Дядя Сережа! — неожиданно послышался снаружи тонкий мальчишечий голос. — Вы здесь?!

— Витька?!

— Да! — из темноты появилась белая фигурка в светлой рубашке. — Дядя Сережа, подождите, сейчас я кого-нибудь приведу!

В критические минуты мыслительные способности Полундры всегда обострялись, он успевал за каких-нибудь три секунды подумать о многом и понял, что привести помощь мальчишка не успеет — по его расчетам, у них осталось секунд сорок. Так что, пока он добежит до пограничников, пока сюда их приведет, они уже изжарятся. Тем более что пожарных машин пока еще нет, да и неизвестно будут ли…

Ключей от дверного замка Витька не найдет. Их и у часового не было, а ведь сейчас и самого часового на месте нет. В эту секунду Полундра как наяву увидел стенку гауптвахты, мимо которой его сегодня проводили. На ней был пожарный щит — воспоминание было яркое и достоверное. Единственное возможное решение пришло мгновенно.

— Нет! — рявкнул спецназовец. — Витька, никуда не ходи! На стене, там, где вход, висит пожарный щит. Сними лом и давай сюда! Быстрее!

Витька понял Полундру моментально. Он ринулся к пожарному щиту, закрывая лицо локтем, — жар от горящего дома шел уже очень сильный.

— Держите! — через прутья просунулся конец лома. Полундра схватил его, не заметив, что он горячий, и тут же, отступив на шаг, нанес мощнейший удар по решетке. Это было другое дело — та сразу же поддалась и немного отошла. Следующим ударом Полундра вынес ее наполовину, а от третьего она вылетела совсем.

— Джейк, вперед! — Полундра толкнул американца к окну и чуть ли не пинком выкинул его наружу. Иначе было нельзя — сам старик выбирался бы очень долго.

В следующее мгновение Полундра сам выскочил в окно и мгновенно откатился от горящей «губы». Вовремя — в тот момент, когда он оказался под стенкой, его весьма чувствительно обожгло, и затрещали волосы на голове.

А в следующий момент из темноты по застывшим от удивления Полундре и Меллингу ударила короткая автоматная очередь, вспоровшая землю у них под ногами. У Полундры мгновенно включились профессиональные рефлексы. Он завалился набок, успев дернуть за рукав Меллинга, и, перекатившись, укрылся за небольшим пригорком. При этом он успел заметить, откуда стреляли — оранжевая огненная бабочка вспыхнула метрах в тридцати от домика, со стороны моря.

— Уходим! — рявкнул спецназовец, дергая за руку Меллинга. — Витька, за мной! И не разгибайся!

Они отступали в сторону комендатуры. Сделав первый шаг, Полундра споткнулся обо что-то тяжелое. Это оказался автомат с подсумками. Японцы потеряли его, когда оттаскивали тело часового. Полундра подхватил оружие и, одним движением переведя рычажок в положение «огонь очередями», резанул в сторону моря. От моря прогрохотали еще две очереди, но явно неприцельные, стрелки попрятались и палили наугад. К тому же Полундру и его спутников прикрывали уже два пригорка — спецназовец умело пользовался неровностью местности.

Сначала Полундра попытался прорваться к заставе. Но оттуда тоже загрохотали автоматные очереди, вступать в переговоры с прущими прямо на них незнакомцами пограничники после диверсии были совершенно не склонны. Полундра яростно выматерился себе под нос и свернул в сторону. Хорошо хоть, что преследовать его никто из солдат не стал — не хватало еще со своими в перестрелку вступать!

Зато те, кто стрелял со стороны моря, попытались скрыться. Но вдогонку им опять раздалась очередь, стрелявший явно шел за беглецами.

— Ну, суки, сейчас будет вам тут озеро Хасан! — прошипел Полундра, перехватывая автомат поудобнее и разворачиваясь. — Джейк, Витька, сидите здесь!

Фраза эта была сказана по-русски, но Меллинг почему-то прекрасно понял ее смысл. Не иначе, потому что тоже был военным моряком.

Полундра и правда устроил бы здесь японцам второй Хасан или Халхин-Тол. Но потомки самураев оказались умнее своих предков. Сначала они попытались взять Полундру в клещи, но тягаться со спецназовцем оказалось трудновато. Полундра был лучше заметен в темноте, чем одетые во все черное японцы, зато у него была мгновенная реакция и богатый опыт.

Сначала ему пришлось залечь, но потом, по звукам выстрелов и вспышкам определив, где находятся враги, спецназовец несколькими перебежками зашел им во фланг. Теперь тот японец, что оказался дальше, не мог стрелять, поскольку между ним и Полундрой оказался его напарник. На несколько секунд бой стал равным, и эти секунды Полундра использовал блестяще. Дав одиночный выстрел, он тут же перекатился на пару шагов в сторону и ответил короткой очередью, целясь чуть выше пульсирующей оранжевой вспышки, возникшей в темноте.

Будь японец чуть менее быстр и умел — Полундра убил бы его. Но азиат тоже знал, что стрелять надо быстро и тут же с этого места уходить. Однако совсем уйти от пули спецназовца он не успел — не на такого напал. Очередь зацепила его — японец почувствовал сильный толчок в плечо, и по его руке тут же заструилась горячая кровь. Полундра добил бы раненого, но в этот момент второй японец, успев сместиться на несколько шагов вправо, прижал его к земле длинной очередью на полмагазина. Похоже, он хотел не столько попасть в противника, сколько заставить его залечь.

Полундра затих на несколько секунд, а потом снова перекатился и выстрелил в темноту. На этот раз ответа не последовало. Как только спецназовец залег, раненый японец, бывший в этой паре старшим, скомандовал отход. Он понял, что, охотясь на кошку, нарвался на тигра, а значит, следует уходить. Он имел приказ ни в коем случае не рисковать.

Японцы быстро и бесшумно отступали, не отвечая на огонь русского, чтобы не навести его на свой след.

Им помогала темная ночь и то, что они были во всем черном — с двух шагов не заметишь. Полундра, попытавшись отыскать врагов, быстро понял, что занятие это бесполезное. В темноте ему одному их не найти, а до утра они его дожидаться не станут.

— Уходим! — сказал Полундра, вернувшись к Витьке и Меллингу. — Скорее!

И они стали отступать в глубь острова.

— Витька! Спасибо тебе! — на ходу выдохнул Полундра. — Как ты там очутился?

— Мы же живем совсем близко. Я услышал взрыв и прибежал. Увидел, что тот дом горит, где вы сидите, а никто не видит, вот и побежал к вам.

— Спасибо, — повторил Полундра. — Ты нам обоим жизнь спас. — Если бы не ты — мы бы уже сгорели.

Витька не ответил. А что тут ответишь? Не «пожалуйста» же!

В это время японцы встретились у каменной глыбы на берегу моря, там, куда они раньше оттащили убитых часовых. Коротко посовещавшись, они решили отступить. Задание было выполнено только наполовину, но, продолжая преследовать беглецов, можно было все испортить окончательно. Противник оказался слишком опасен. А если он сумеет с ними справиться и их тела попадут в руки к русским, то пограничникам будет нетрудно понять, кто напал на их базу. А это значит провал всей экспедиции. На такой риск им идти было прямо запрещено.

Оставшийся невредимым японец быстро перевязал плечо товарищу. Потом они крепко привязали к телам убитых пограничников по большому камню и утопили их в море, предварительно распоров животы и проколов желчные пузыри. Теперь опасности, что они всплывут, не было никакой. Но перед тем как избавиться от тел, старший из японцев отстегнул от пояса одного из них фляжку и сунул к себе в рюкзак.

33
{"b":"30806","o":1}