ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вот поэтому и сидит в этой дыре, — подумал Дональдсон, выходя из здания мэрии. — Ну что ж, такие, как он, тоже нужны. Чтобы пропускать вперед таких, как я».

Глава 22

Полундра, Меллинг и Витя осторожно шли по берегу острова. Они уже не просто брели, куда глаза глядят, теперь у них была цель. Отойдя от погранзаставы где-то на километр, Полундра устроил нечто вроде маленького военного совета, на котором было решено пробираться к той бухточке, где стоит отремонтированный Селезневыми катер. Идею эту, кстати сказать, подал Витька. Полундра же, поразмыслив, согласился. Местечко и в самом деле укромное, никто их там не найдет. Да и катер может пригодиться.

Идти по узкой тропинке ночью было трудно. Полундра, который всегда легко ориентировался на местности и запоминал маршруты, не был уверен, что сумел бы найти дорогу без мальчишки — ночь изменила эти места до неузнаваемости. К счастью, Витька двигался совершенно уверенно. Еще бы, они с отцом туда по два-три раза в неделю наведывались, если не чаще.

Полундру волновал американец — он боялся, что старик не справится с темпом или просто не сумеет пройти в некоторых местах, где тропинка довольно круто шла на подъем. Но опасения оказались напрасными — отставной моряк не подвел. Сказалось то, что последние двадцать лет Меллинг провел не в кресле у телевизора, а на свежем воздухе, часто выходя в море и занимаясь физической работой.

— Слушай, Витька, там у вас с отцом навеса нет никакого? — спросил Полундра, догоняя мальчишку. — Нам бы поспать чуток, а прямо так, боюсь, замерзнем.

Полундра опять-таки боялся не столько за себя, сколько за американца. Все-таки старику за восемьдесят.

— У нас там будка стоит, мы с папой в ней инструменты храним, — сказал Витька. — Каждый раз таскать с собой тяжело, вот мы и сделали будку. Но она маленькая.

— Хоть один человек уместится?

— Да нет, там и два уместятся. Но будет очень тесно.

— Это не беда. В тесноте — да не в обиде. Еще теплее будет.

Видя, что парнишке трудно одновременно разговаривать и идти по крутой каменистой тропинке, Полундра замолчал.

Через четверть часа мальчишка неожиданно остановился:

— Все, пришли.

Это и в самом деле была та самая бухта — Полундра узнал чернеющий на фоне чуть более светлого моря знакомый камень. Рядом с ним виднелся и катер.

— А где ваша будка?

— Чуть дальше, — мальчишка махнул рукой, показывая направление. — Пойдемте, покажу.

Будка и правда оказалась совсем маленькой, ее явно делали не для ночевок. Но Полундра и такой был рад, все же лучше, чем под открытым небом. Ночью у моря холодно. Кроме того, в будке нашлись кое-какие старые тряпки, которые можно было постелить на землю.

— Так, будем считать, что обустроились, — сказал Полундра, вылезая из крохотного домика.

После этого все замолчали. Витька выжидательно глядел на Полундру, американец тоже молчал, ждал его слов, а сам Полундра думал о том, что им теперь делать.

— Витька, тебе сейчас нужно будет вернуться на базу, — немного подумав, сказал Полундра. — Ты сейчас единственный, кто может нам рассказать о том, что там происходит. Постарайся все получше разузнать.

— Хорошо, — кивнул мальчишка.

— Джейк, а нам нужно решить, что теперь делать, — перешел на английский Полундра. — Как ты думаешь, что весь этот фейерверк значил?

— Это японцы, — уверенно сказал Меллинг. — Они хотели до меня добраться. А кроме того… Может быть, хотели нанести удар по вашим пограничникам, чтобы они не помешали им поднимать лодку. Скажи, ты не знаешь, что там еще горело? Ведь пожар начался не с того дома, где мы сидели.

— Витька, ты не знаешь, что там еще горело, кроме гауптвахты? — спросил Полундра у паренька.

— Склад, — не задумываясь ответил тот. — Там у пограничников топливо хранилось и боеприпасы.

— Отец рассказывал?

— Да это на острове все пацаны знают!

— Ясно… — протянул Полундра. Выходит, Меллинг прав. Для того чтобы полностью парализовать пограничников, как раз и надо было лишить их ГСМ. На чем они тогда в море выйдут, если топлива нет? Не на веслах же. А узнать о том, какое именно из зданий является складом, было несложно — уж если об этом даже мальчишки местные все знают.

Когда Полундра перевел американцу слова Витьки, тот кивнул:

— Я так и думал. Теперь ваши пограничники ничего не смогут сделать.

— Может, и смогут. Ты про Селезнева забыл, — сказал Полундра.

— Про кого?

— Ну, про отца этого мальчика. Он ведь уже вышел в море, следить за японцами, я тебе говорил.

— Что он сможет сделать? Ведь он ничего не знает о настоящей цели экспедиции.

— Это да… — кивнул Полундра. Тут американец был прав. У Селезнева сейчас нет никакой информации о японцах, кроме официальной. Значит, препятствовать им он не сможет — с какой, собственно, стати пограничнику мешать мирным ученым заниматься своим делом? Конечно, он будет за ними следить, но японцы хитры и, как выяснилось, не стесняются идти на крайние меры. Нет, без информации Селезнев беспомощен. Больше того — беззащитен.

— Значит, нам нужно его найти и все ему рассказать, — сказал Полундра. — Селезнев правильный парень, он нам поверит. А все вместе мы уже будем силой и сможем остановить японцев.

— Но как мы его найдем? — удивленно спросил Меллинг. — Он же в море.

— И мы можем выйти в море. Вон, видишь, катер? — Полундра кивнул в сторону берега. — Он на ходу. И топливо в баках есть.

— А чей он?

— Селезнева. Он с сыном списанный военный катер отремонтировал. Возьмем его и выйдем в море.

— Но как мы узнаем, где его искать?

— Джейк, ты же мне сам сказал, в каком квадрате вы затопили японскую подлодку. Раз Яманиси ищет ее, то он в этот квадрат и пойдет. А Селезнев — следом за ним. Так что нам тоже нужно двигать в квадрат сорок один — восемнадцать.

— Точно… — смущенно сказал Меллинг. Старику было неловко — вообще-то эта идея должна была прийти и ему в голову. Но не пришла.

«Не иначе, старческое слабоумие начинается», — с горькой иронией подумал Меллинг.

— Конечно, нехорошо брать катер без разрешения хозяина, но, думаю, что когда Селезнев узнает об обстоятельствах, он нас поймет, — задумчиво сказал Полундра. — Кстати! Здесь же с нами второй владелец катера!

— Витька, — Полундра обернулся к мальчишке. — Нам с Джейком нужно будет взять ваш катер, чтобы найти твоего отца и вместе с ним остановить японцев. Объяснять, что они хотят сделать, очень долго, но поверь мне — большую гадость. К тому же твоему отцу может грозить опасность. Надо предупредить его об этом. Так ты не против, если мы возьмем катер?

— Дядя Сережа! — возмущенно сказал мальчишка. — И вы еще спрашиваете!

— Конечно, спрашиваю. Вы с отцом столько труда в него вложили, а у нас, сразу предупреждаю, он может и пострадать.

— Пусть! Я всегда хотел, чтобы он не просто так был, для прогулок, а для какого-нибудь важного дела.

— Что ж, важное дело мы ему обеспечим, — хмыкнул спецназовец.

— Сергей, — сказал Меллинг, касаясь плеча Полундры. — У меня есть вот какая мысль — не стоит ли мне вернуться на базу?

— Это еще зачем? — удивился спецназовец. — Снова под замок?

— Да. Ведь я фактически совершил побег.

— Ничего себе побег! Если бы мы не выскочили оттуда, нас уже можно было бы подавать на стол какого-нибудь людоедского племени — в хорошо прожаренном виде.

— Все равно. Если я сейчас не приду обратно, это может сильно затруднить мне возвращение домой.

А если мне удастся вернуться на Атту, то я сумею направить по следу японцев наших ребят. Теперь-то мне есть, чем их убедить.

— Джейк, — серьезно сказал Полундра, — давай рассуждать реально. Сейчас на нашей базе творится полный бардак. Если даже ты сейчас туда вернешься, тебя выдадут своим самое раннее — дней через десять. Сам посуди, насколько теперь все осложнилось.

А ведь твое дело и без того сложное, как-никак границу ты пересек незаконно. К тому же, если ты сейчас явишься к пограничникам, они тебя будут расспрашивать обо мне. Ведь ясно, что раз мы вместе сидели, то ты должен что-то знать о том, куда я делся, Конечно, ты ничего не скажешь, но это ведь вызовет подозрения. И тебя задержат еще дольше. В общем, мне кажется, что, когда ты вернешься к своим, японцы уже на полпути домой будут. Вместе с бомбами. Кстати, может быть, и не домой. А в то место, где они собираются их использовать.

35
{"b":"30806","o":1}