ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потеряв загубник на глубине, главное — не запаниковать. Чаще всего аквалангисты тонут просто из-за страха, который мешает предпринять какие-то разумные шаги. А ведь даже самый обычный, нетренированный человек вполне может задержать дыхание как минимум на минуту. Для Полундры и две с половиной минуты были не предел. Он висел в воде, обмякнув и считая про себя до пятнадцати. В это время один из японцев пытался вернуть его загубник на место, а второй держал за руку, но с каждой секундой все слабее, понимая, что враг без сознания и ему нужна только помощь.

«Тринадцать… четырнадцать… пятнадцать…» Полундра мгновенно выдернул правую руку из ослабевшей хватки японца, схватил его за руку, в которой тот держал нож, и заученным движением вывернул ему кисть. Японец выронил нож, и Полундра, ожидавший этого, подхватил клинок и обратным движением вогнал его в грудь врагу по самую рукоятку. Второй удар он направил в японца, все еще возившегося с загубником, но не дотянулся — почувствовав неладное, тот успел уйти в сторону.

А Полундра поймал загубник, сделал глубокий вдох и тут же перепилил ножом еще одну ячейку сети.

Японец, оставшийся один, беспомощно закружил вокруг спецназовца. Кидаться в атаку он не решался — убивать врага было нельзя, а о том, чтобы обезоружить его в одиночку, и думать не стоило. Но в этот момент трос, который был прицеплен к сети, натянулся, и Полундра снова пошел вверх.

Как только американец убрался с борта корабля, Яманиси отдал приказ продолжить подъем пленного.

Полундра надеялся, что успеет разрезать сеть, прежде чем его вытащат. Вот на свободе вторая рука, вот начала поддаваться сеть у пояса, но и до поверхности остался всего метр! Еще три ячейки разрезаны!

Вода над головой спецназовца разошлась, выпуская его на поверхность. Но и от сети уже почти ничего не осталось, Полундра дорезал последние сдерживавшие его ячейки.

На палубе корабля раздались громкие крики. Вахтенный матрос вскинул автомат, но замешкался — приказа стрелять от начальства не поступало.

— Огонь! — закричал Яманиси, видя, что пленник вот-вот освободится. — Стреляйте в него!

Воздух одновременно вспороли три длинные автоматные очереди, но было поздно. За миг до этого Полундра дорезал сеть и с высоты около полутора метров рухнул в море.

Оказавшись в воде, спецназовец тут же ушел на глубину. Воду в полуметре от него прорезала струя пузырьков — это матросы продолжали вести огонь с палубы. Но Полундра был уверен, что его не достанут — пули из обыкновенного оружия в воде очень быстро теряют убойную силу. А глубинных бомб у японцев под рукой наверняка нет. Даже если и есть где в тайнике, то привести их в действие все равно не успеют, он будет уже далеко.

Куда опаснее оставшихся на палубе был последний аквалангист. Полундра огляделся, отыскивая глазами противника. И увидел — тот удирал на своем мотоцикле, врубив максимальную скорость, и уже находился на пределе видимости. Полундра действовал автоматически, не думая, повинуясь боевому инстинкту. Враг уходит, значит, его нужно догнать. Он кинулся вниз, ко дну, где до сих пор бессмысленно кружил оставшийся без управления мотоцикл первого из убитых им японцев. Оседлав машину, Полундра пустился в погоню.

На первый взгляд, когда убегающий и догоняющий пользуются одной и той же техникой, преимущество у того, кто уходит от погони — просто потому, что у него фора. На самом деле это не всегда так. Полундра, которого управляться с такой техникой учили не самые плохие инструкторы, мгновенно принял правильную позу, при которой сопротивление воды минимально. Этим он обеспечил себе небольшой выигрыш в скорости. Кроме того, спецназовец знал, как правильно держать руль, чтобы мотоцикл не рыскал.

Плохо было только одно — упустив врага из виду, Полундра мог его уже не отыскать.

Но спецназовцу повезло. Не ожидая, что освободившийся пленник кинется в погоню, японец остановился буквально через пару сотен метров. Это его и погубило. Когда из зеленовато-синего сумрака вырвался мотоцикл с Полундрой в седле, японец уже остановил свою машину. Полундра сманеврировал и протаранил противника — нос его мотоцикла угодил точно в середину вражеского. Как раз туда, где находилась нога японца. Нелепо всплеснув руками, азиат начал заваливаться на спину. Позиция была исключительно удобная, и Полундра четко, как на тренировке, полоснул его ножом по горлу. Подводный бой был окончен.

Японский подводный мотоцикл Полундра решил не бросать — авось для чего-нибудь пригодится. Он остался в седле, посмотрел на часы. С момента, когда он спустился под воду, прошло около часа. Уже скоро Меллинг должен подать ему сигнал.

Полундра поднялся поближе к поверхности и стал ходить широкими кругами. Через несколько минут он услышал размеренное полязгивание — американец подавал условный сигнал. Полундра сориентировался, откуда идут звуки, и на предельной скорости поплыл туда.

«Ну, если это не победа, то я уже просто не знаю, чего вам еще нужно», — думал он, непонятно к кому обращаясь.

Глава 31

После того как последний японский аквалангист перестал отвечать на сигналы с корабля, Яманиси впал в настоящую ярость. Лицо его побледнело и исказилось, как маска, глаза сузились в совсем тонкие щелочки, а кулаки судорожно сжимались. Долгое время подходить к нему никто не решался. Но потом все же пришлось — дисциплинированным японцам, прежде чем продолжать работу, нужно было получить приказы руководителя.

— Яманиси-сан, — первый помощник Като застыл от начальника в трех шагах и согнулся в почтительном поклоне. — Что вы прикажете делать дальше?

Яманиси колоссальным усилием воли заставил себя ответить спокойным голосом:

— Спускайте водолазов. Нужно поднять тела погибших и осмотреть батискаф. Если его нельзя отремонтировать под водой, то пусть поднимают на корабль.

Первый помощник поклонился и хотел отойти, но в этот момент Яманиси жестом задержал его:

— Като, дай мне свой бинокль.

Помощник повиновался. Приняв бинокль, Яманиси жестом отпустил его и поднес прибор к глазам. Он искал тот катер, о котором сообщил ему один из матросов незадолго до прибытия американца.

Вскоре ему удалось обнаружить его. Яманиси подкрутил колесики, увеличив резкость изображения до предела, и принялся рассматривать странное судно. Катер был довольно старый, об этом ясно говорила его форма, сейчас таких уже не делают. На борту его находился всего один человек. Разглядеть лицо Яманиси не удалось, но он определил, что одет этот человек в гражданское. Над катером гордо реял российский флаг.

"Кто же это такой? — напряженно думал Яманиси, снова поднимая бинокль к глазам и внимательно рассматривая находящегося на катере человека. — Это не пограничник. Зачем бы они стали свою форму снимать? Но кто тогда? Ведь этот проклятый аквалангист явно оттуда, не с берега же он приплыл! Кто это может быть? Американцы? Они вполне могли использовать российский флаг, чтобы отвести от себя подозрение. Но почему тогда и форму русских военных моряков не взяли? А очень просто — не нашли. Да, возможно, это янки. Тогда визит Дональдсона — не случайность, а часть какого-то хитрого плана.

Стоп! Нельзя останавливаться на одной версии.

Это могут быть и русские. Но кто именно? Ни один штатский не уложил бы четверых моих парней за неполные полчаса. А у военных сейчас и других хлопот хватает. Русские спецслужбы? Да, это тоже возможно. Они как раз могли прикрыться гражданской одеждой. Но откуда они узнали? Неужели от американца?!

Будь проклят Каваи! Как он мог так ошибиться! Ни на кого нельзя положиться!"

Тем временем находившийся в катере человек зачем-то перегнулся через борт. Яманиси до рези в глазах всматривался в него, но расстояние все же было слишком велико, рассмотреть, чем именно он занимается, не удалось.

«Попробовать догнать его? — подумал Яманиси. — Нет, бессмысленно. Катер, даже старый, легко обгонит этот корабль».

46
{"b":"30806","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
За пять минут до
Крах и восход
Ведьмы. Запретная магия
Силиконовая надежда
Потерянная Библия
Легкий способ бросить курить
Дело Варнавинского маньяка
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Мальчик из джунглей