ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После разговора с шерифом Меллинг пребывал в такой ярости, что пальцы сами сжимались в кулаки.

Да, возможно, он и ошибается, но все же можно было сказать ему это и повежливее. А кроме того, вероятность ошибки не так уж и велика. И проверить его версию точно стоит!

Неожиданно Меллинг перехватил острый и цепкий взгляд Яманиси. Японец, конечно, тут же отвел глаза, но того, что Меллинг заметил, было вполне достаточно. Его действия не остались незамеченными. Что ж, один этот волчий взгляд — весомейший аргумент в пользу того, что с японскими учеными что-то нечисто.

«Пусть русские с этим и разбираются», — неожиданно вспомнил Меллинг слова Мэкфилда. А что — это не такая уж плохая мысль. Шестьдесят лет назад они были с русскими союзниками против джапов, почему бы и теперь не попробовать действовать с ними заодно?

Меллинг покинул банкетный зал и направился к выходу из мэрии. На улице уже почти стемнело, но дорогу к причалу он нашел бы и с завязанными глазами. Добравшись до своего сейнера, Джейк первым делом пошел в радиорубку. Поскольку Алеутские и Командорские острова были ближайшими соседями, отношения между русскими и американцами здесь были в общем-то неплохими, и как связаться с русской военной базой, Меллинг, как и прочие рыбаки, знал. Бывало, кстати сказать, что это знание спасало людям жизнь. Впрочем, и американцам случалось выручать попавших в беду русских промысловиков.

Но сколько Меллинг ни настраивался, сколько ни вызывал русских, ответом ему был только все усиливающийся треск. Надвигалась буря, а перед бурей радиосвязь всегда ненадежна — сплошные помехи.

Не будь Джейк под хмельком, он, возможно, и не решился бы на то, что он сделал дальше. Но подпаивая японского штурмана, он и сам выпил немало, и теперь алкоголь придавал ему ощущение легкости и силы.

— Эй, ребята! — закричал он, выйдя на палубу. — Готовьте посудину, сейчас в море пойдем.

— Джейк, ты что, спятил? — на лице рулевого было написано предельное удивление. — Ты флаг на патрульном катере видел? Шторм скоро будет!

— Ничего, проскочим. Нам только до Медного дойти надо.

— На кой черт нам на Медный?! Да еще сейчас?!

— Нужно! Я хозяин этой посудины, и я сказал, что мы идем на Медный.

— Джейк, ты знаешь, мы тебя уважаем, — подал голос механик, вышедший из машинного отделения на громкие голоса, — но в море сейчас не пойдем.

— Трусите, что ли?!

— Я — трушу. И не стыжусь в этом признаться, — спокойно сказал рулевой.

— Тогда дуйте на берег, пока штанишек не намочили, — рявкнул Меллинг. — Пойду один!

— Джейк, не сходи с ума! — Механик шагнул к старику, но тот уже отвернулся и, подойдя к штурвалу, начал его расчехлять. Отговаривать его было бесполезно, а остановить невозможно — он хозяин корабля, а значит, в своем праве.

Рулевой и механик переглянулись, пожали плечами. Старик им нравился, но идти из-за пришедшей ему в голову блажи почти на верную смерть они не собирались. Он им все ж таки не жена, не мать и не любимая теща.

— Джейк, да подожди ты хоть пару часов! — сделал последнюю попытку механик. — Может, шторм кончится быстро!

— Идите на берег, трусы! Через пять минут я отчаливаю, — не оборачиваясь, отозвался Меллинг.

Моряки снова переглянулись и спустились на берег. Через несколько минут сейнер с Джейком Меллингом, стоявшим у штурвала, отошел от причала.

Небо тем временем потемнело, а море полностью успокоилось. На поверхности воды осталась только мелкая зыбь. Такое затишье бывает только перед сильной бурей. Джейк это знал, но надеялся, что успеет достичь своей цели до того, как буря начнется.

Глава 3

На каменистом морском берегу у небольшого костерка сидели три человека — двое мужчин и мальчик.

Над костром висел кипящий котелок. Один из мужчин, высокий брюнет со светлой кожей, в камуфляжных штанах и тельняшке, помешивал варево длинной "деревянной ложкой, снимал накипь.

Мальчишка хотел было подкинуть в огонь дров, но второй мужчина отрицательно покачал головой:

— Не надо, Витя, и так хорошо кипит. Еще подбросишь — через край переливаться начнет.

— Хорошо, дядя Сережа, — с серьезным видом кивнул пацан. На вид ему было лет тринадцать. Лицом он был очень похож на ворочавшего ложкой в котле мужчину, но волосы были посветлее. Одет мальчишка был в старые, видавшие виды джинсы и шерстяной свитер. Вообще-то свитер на него надеть было задачей не из легких. Витя был совершенно уверен, что и в футболке не замерзнет. Но мать, отпуская сына на рыбалку, взяла с отца и его гостя честное офицерское слово, что они проследят за тем, чтобы мальчишка был одет как следует. О том, что честное слово российского офицера — это не шутки, Витя прекрасно знал и поэтому на берегу уже ерепениться особенно не пытался. Тем более что и правда было довольно прохладно — на побережье Берингова моря даже летом выше плюс десяти-пятнадцати температура поднимается редко.

— Сейчас готова уха будет, — сказал отец Вити, отложив ложку в сторону.

— Отлично, — отозвался мужчина, которого мальчишка назвал дядей Сережей. — Давно я свежей ухи с костра не ел.

— Ничего. Вот приедут твои японцы, получше поешь, — усмехнулся отец мальчишки. — Их-то встречать по высшему разряду будут. Даже нам пришло распоряжение: японцам во всем, чем только можно, помогать.

— Ладно тебе, Слава. Можно подумать, у меня мечта всей жизни с ними как няньке возиться. Да и все эти обеды с приемами, банкеты-фуршеты… По мне это, — он обвел широким жестом место их стоянки, — куда лучше. Сами рыбку поймали, сами сварили, сами и съели.

Слава понимающе кивнул. Да, пока Сергей его нисколько не разочаровал — он во всем был именно таким, как про него и рассказывали. А рассказов про сидящего сейчас с ним рядом человека капитан-лейтенант Вячеслав Селезнев слышал немало.

И неудивительно. Сергей Павлов был живой легендой российского Северного флота. Да и не только Северного. Хотя элитный отряд подводного спецназа, командиром которого был Павлов, и относился к Северному флоту, выполнять разные важные и сложные поручения его людям приходилось не только на Севере. Боевых пловцов заносило во все четыре океана планеты, они работали на крупных реках, в озерах, а бывали случаи, когда команда подводных спецназовцев действовала и в водохранилищах.

В группе даже была присказка — «хоть лужа, хоть океан, лишь бы вода вокруг, а уж дальше мы свое дело сделаем». Так оно и было. Случаев, когда подводный спецназ под командованием Сергея Павлова не выполнил порученного, не помнили даже самые старые моряки. А готовили этих ребят действительно на совесть. Каждый из них — а комплектовался отряд исключительно офицерами и мичманами — умел очень многое. Они могли глубоко погружаться, используя все виды подводного снаряжения, охранять важные объекты и устраивать диверсии на чужих, владели практически любым оружием, вплоть до пращи и лука со стрелами, умели вести подводный бой…

Да всего и не перечислить! Проще говоря, они были настоящими спецназовцами — могли все возможное, и кое-что из невозможного тоже могли.

Впрочем, полное отсутствие неудач в послужном списке отряда объяснялось не только подготовкой.

В этой группе был очень высокий боевой дух — спецназовцы чувствовали себя солдатами могучей империи. А с тем, что этот дух иногда бывает важнее умения в прыжке со ста метров попасть пулей в муху, любой знающий человек согласится. Львиная доля заслуги в том, что в отряде подводного спецназа это чувство сохранилось, принадлежала как раз их командиру — Сергею Павлову, получившему от сослуживцев уважительное прозвище Полундра. Впрочем, называть его так могли только самые близкие друзья.

Полундра был честен и смел. По большому счету это все, что необходимо для того, чтобы стать хорошим солдатом. Но, кроме того, он был еще и умен — и это делало его отличным командиром. В свое время он закончил Высшее военно-морское училище имени Фрунзе. Одно это о многом говорило тем, кто знал историю российского флота. Преподавали там настоящие морские волки, прошедшие огонь, воду и медные трубы, да еще и исхитрившиеся при этом выжить и пользу стране принести. Этому они и учили Сергея Павлова. И научили на совесть.

5
{"b":"30806","o":1}