ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На вашем месте я бы не оказался. У нас тюрьмы, где находятся беспомощные старики, к тому же иностранные подданные, не горят!

— Кому другому расскажите, — огрызнулся Берегов.

Дональдсон поморщился, но отвечать резкостью не стал. Ему было совершенно незачем окончательно портить отношения с российскими властями.

— Так значит, — официальным тоном сказал американец после продолжительной паузы, — в настоящее время подданный США Джейк Меллинг находится в розыске?

— Именно так.

— Когда будут достигнуты какие-либо результаты, я прошу сообщить об этом мне. Как официальный представитель США, я буду защищать интересы мистера Меллинга. Со своей же стороны я также предприму некоторые усилия, чтобы разыскать его.

— Погодите-ка! Вы — частное лицо, да еще иностранец! Вы не имеете права вести свое расследование на нашей территории!

— Я и буду действовать как частное лицо, — холодно ответил Дональдсон. — Ни о каком расследовании я не говорил. Просто я буду искать своего соотечественника. Совершенно законными способами. А если найду, немедленно сообщу в вашу полицию. Я уверен, что Джейк Меллинг ни в чем не виновен. Тому, что он до сих пор не вернулся, наверняка есть какое-то логическое объяснение.

Возразить Берегову было нечего.

— Что ж, желаю удачи, — сказал он, откидываясь на спинку своего кресла. Затем Берегов опустил глаза на какие-то бумаги, давая американцу понять, что аудиенция окончена.

Выйдя из здания администрации, Дональдсон остановился на ступеньках и задумался. То, что он услышал, оказалось для него полнейшей неожиданностью. Цэрэушник надеялся быстро отыскать Меллинга и получить от него всю известную старику информацию о японцах. Но теперь выясняется, что Меллинга еще надо отыскать.

"Что ж, будем рассуждать логически, — подумал американец. — Вряд ли этот русский мне лгал — слишком просто все проверить. Значит, Меллинг спрятался где-то на этом острове. Интересно, почему он не возвращается? Может, правда ранен или не может дорогу найти? Все-таки Медный — не такой уж маленький остров, заблудиться здесь вполне реально. Ладно, в любом случае пора начинать поиски.

Сначала нужно опросить тех, кто хоть что-нибудь про старика знал".

Джон Дональдсон был в своем деле профессионалом. За следующие два часа он успел поговорить с очень многими людьми и составить для себя практически полную картину происшедшего. Главным из того, что он узнал, было то, что Джейк Меллинг исчез не один, а вместе с другим сидевшим на гауптвахте арестантом — каким-то русским океанологом, подозреваемым в убийстве. Впрочем, опросив еще несколько человек, цэрэушник понял, что этот Сергей Павлов никаким океанологом не был — весь опыт разведчика говорил ему о том, что этот человек имеет отношение к русским спецслужбам. Иначе зачем бы его послали следить за японцами?

«Зачем же Меллинг пошел с этим русским?» — думал Дональдсон, сидя на скамейке напротив самого крупного в поселке магазина, где он только что купил бутылку пива и чипсы. Он уже опросил всех, кого сумел найти, теперь настало время отдохнуть и переварить добытую информацию.

"Может быть, этот Павлов старика силой с собой потащил? — размышлял янки. — Но зачем? А вот, например, затем, чтобы получить от него информацию, из-за которой я сейчас за ним гоняюсь. Уж если Павлова сюда специально прислали за японцами следить, то он не мог не заинтересоваться Меллингом.

Но куда он мог повести старика? Здесь не Сибирь — остров. Лесов тут нет, спрятаться особенно негде, а русские их ищут всерьез. К тому же им что-то есть надо, где-то спать…"

Дональдсон отхлебнул пива и хотел было продолжить свою мысленную логическую цепочку, но в этот момент его взгляд задержался на мальчишке с большой сумкой в руках, который вертелся у входа в магазин. Этот паренек недавно вышел из него и сейчас о чем-то разговаривал с невысоким коренастым мужчиной средних лет в старой рыбацкой робе. Этот рыбак был уже третьим, с кем мальчишка заговаривал в последние несколько минут. Выглядело это странно — одет мальчик был прилично и на попрошайку нисколько не походил.

Тем временем разговор мужчины и мальчишки подошел к концу. Рыбак отрицательно покачал головой и пошел дальше. Лицо мальчишки было обескураженным, но он не уходил. Теперь Дональдсон, подчиняясь какому-то шестому чувству, стал наблюдать за мальчишкой специально. Вот тот подошел еще к одному мужчине, сказал ему несколько слов — тот что-то ответил и пошел дальше. Мальчишка остался на прежнем месте, оглядываясь по сторонам.

Дональдсон встал с места и двинулся к магазину.

Он решил, что нужно самому выяснить, в чем дело.

Так велел ему охотничий инстинкт, к которому цэрэушник привык прислушиваться. Да и логика, пожалуй, тоже. Вероятность того, что одно странное событие — исчезновение двух арестантов — связано с другой замеченной странностью, довольно велика. И уж, во всяком случае, пренебрегать ею профессионал не имеет права.

Дональдсон сейчас боялся только одного — что его подведет акцент. Он неплохо говорил по-русски — этот язык входил в обязательную программу подготовки агентов, которые должны были работать на Севере. Но мальчишка, хотя бы в первые секунды, не должен заподозрить в нем иностранца, а говорить совсем без акцента он не сможет.

Но эта проблема решилась проще, чем Дональдсон думал. Когда он подошел к дверям магазина, мальчишка обратился к нему сам:

— Дяденька, купите мне, пожалуйста, блок сигарет! Я вам деньги дам!

— Не рано тебе курить? — эту короткую фразу американец сумел произнести почти совсем без акцента. Мальчишка ничего не заметил, а если бы и заметил, мало ли какие у людей дефекты произношения бывают? Догадаться, что это акцент, можно было только обменявшись с Дональдсоном хотя бы парой предложений.

— Я не себе! Я папе покупаю! Ну почему мне никто не верит?! — в голосе мальчика звучала искренняя обида.

«Папе, говоришь? — подумал Дональдсон. — Интересно…»

— Хорошо, я куплю, — он снова сумел скрыть акцент.

Мальчишка радостно протянул американцу деньги. Дональдсон вошел в магазин, протянул купюру толстой женщине, стоявшей за прилавком.

— Блок каких-нибудь сигарет.

— И не стыдно тебе? — с неприязнью в голосе спросила продавщица, которой происходящее на улице было прекрасно видно через окно. — Ас виду — приличный мужчина! Ты думаешь, я не знаю, кому ты сигареты покупаешь?! Совести у тебя нет! Разве можно такому пацаненку курить?

— Он сказал, что для отца, — ответил Дональдсон.

— У него отец не курит, все знают.

— Я не знал. Я не местный, — на этот раз Дональдсон специально постарался, чтобы акцент звучал поотчетливее.

— Серьезно? Слушай, я и смотрю, что-то я тебя раньше не видела. А откуда же ты?

Вступать в долгий разговор с этой женщиной Дональдсон не был расположен.

— Издалека, — коротко ответил он. — Тогда сигарет не надо, — он забрал деньги и пошел к выходу из магазина.

"Интересно, — думал он. — Отец мальчишки не курит, а сигареты он покупает. Причем, если я еще хоть что-нибудь в людях понимаю, не себе. Так кому же?

Уж не Меллингу ли с Павловым?"

— Зачем ты мне солгал? — строго спросил американец, подходя к мальчику. — Твой отец не курит! На, возьми свои деньги!

Мальчишка чуть не заплакал от досады, но все же сдержался. Когда он забирал деньги, цэрэушник сумел кинуть взгляд в его сумку. Увиденное подтвердило его подозрения — сумка была набита продуктами: хлеб, колбаса, сыр, какие-то консервы, пакет макарон.

«Точно, его послали Павлов и Меллинг, — подумал американец. — Не бывает таких совпадений».

— Домой еду купил? — спросил Дональдсон, кивая на сумку.

— Да, — сверкнув исподлобья глазами, ответил тот. — А что?

— А точно домой? Может, для двух человек, которых я ищу?

Говоря это, американец внимательно всматривался в глаза паренька. И заметил его секундную растерянность. Теперь янки был полностью уверен в том, что не ошибается.

50
{"b":"30806","o":1}