ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, Яманиси-сан, — помощник поклонился и вернулся к собравшимся у борта водолазам.

Яманиси некоторое время смотрел, как они грузятся в шлюпку, а потом пошел в каюту, где находился монитор и прочие приборы.

Первое время подводные работы шли не слишком удачно. Водолазам никак не удавалось до конца прорезать толстую сталь главного люка субмарины. Но на этот раз Яманиси уперся — он понимал, что после всех происшедших на острове событий так просто в море его уже не выпустят. Значит, нужно использовать этот шанс, пока не поздно. Когда водолазы сообщили ему о том, что результатов пока нет, он совершенно спокойным и серьезным голосом пообещал им, что судно просто не примет их на борт, пока они не сделают свое дело. Все японцы, входившие в команду корабля, неплохо знали своего начальника.

Водолазы не были исключением. Они понимали, что Савада Яманиси вполне способен выполнить это обещание.

Человек, припертый к стенке, способен очень на многое. Когда японцы окончательно поняли, что обычными инструментами ничего сделать не удастся, они затребовали с корабля большой алмазный резак — как раз такой, каким вскрывал люк робот-батискаф.

Вообще-то этот инструмент был совершенно не предназначен для ручной работы. В первую очередь, он был опасен, а, кроме того, чтобы удержать резак в нужном положении, необходимы были усилия двух водолазов, третьему же, который должен был непосредственно им работать, просто не хватало места.

В общем, работать было неудобно, трудно и опасно. Но другого выхода у японцев не было, и они старались приспособиться к инструменту. Через несколько минут они заметили, что их усилия не напрасны.

— Яманиси-сан, у них получается! — радостно сказал радист, поддерживавший связь с водолазами. — Они говорят, что минут через десять закончат работу.

— Отлично! — кивнул Яманиси. — Передай им, чтобы были осторожны с инструментом. Еще одного такого резака у нас нет.

— Хорошо. Яманиси-сан, они еще передают, что слышат какие-то странные звуки. Громкий стук, гул.

— И что?

— Просят, чтобы мы посмотрели по приборам, все ли в порядке.

Яманиси нахмурился. Ему тоже совершенно не хотелось, чтобы с водолазами повторилось то же самое, что было с аквалангистами. Но на этот раз опасности было совершенно неоткуда взяться. Павлов и Меллинг бежали, а один из техников по его приказу постоянно следит за радаром. Ни один посторонний корабль не остался бы незамеченным.

— Пусть не обращают внимания, — сказал наконец Яманиси. — В воде звук распространяется далеко, мало ли что это за шум. Пусть лучше поторопятся с главным делом.

Радист кивнул и принялся передавать водолазам приказ начальника.

Глава 41

Катер Полундры и Меллинга огибал Медный. Как выяснилось в первые же несколько минут после того, как они начали удаляться от японцев, полученные суденышком пробоины серьезны, но, если старательно вычерпывать воду в четыре руки, катер не потонет.

Сейчас воду вычерпывали Полундра и Витька, а американец сидел за штурвалом. Полундра то и дело оглядывался назад и прислушивался.

— Дядя Сережа, куда мы сейчас плывем? — наконец решился спросить у него мальчишка.

— В Прибрежное, — ответил спецназовец. — Ты, Витя, пойдешь домой, а нам с Джейком придется маленько под охраной побыть. Пока наши во всем не разберутся.

Когда Витька это услышал, глаза у него в самом прямом смысле полезли на лоб. Несколько секунд он даже сказать ничего не мог от изумления — только беззвучно открывал и закрывал рот, как выброшенная из воды на берег рыба. За последние сутки он успел твердо поверить в то, что самое последнее, на что способен дядя Сережа, — это капитуляция. Он удивился уже тогда, когда катер начал уходить от японцев вместо того, чтобы продолжить с ними схватку, пусть и безнадежную. Но это еще можно было хоть как-то объяснить, — в конце концов, может быть, у взрослых уже готов план, как нанести по японцам следующий удар. Но теперь, когда Полундра сам сказал, что собирается сдаться и добровольно сесть под арест…

Теперь Витька не понимал решительно ничего.

— Почему?! — наконец выдавил из себя мальчишка, снова обретя дар речи.

— Мы уже сделали все, что смогли, — коротко ответил спецназовец.

— Не все! — крикнул Витька, распрямившись и забыв про прибывающую воду. — Они же теперь поднимут бомбы! Сделают, что хотели! Надо им помешать!

— Витя, вот увидишь, все, что нужно, мы сделали, — убедительно сказал Полундра, глядя мальчишке в глаза. — Давай лучше воду вычерпывать, а то до берега не доберемся.

Витька помотал головой. Ему очень хотелось верить, но он не мог. Сейчас он словно наяву увидел отца. Отца, за смерть которого японцы, похоже, так и не понесут никакого наказания.

— А папа? — тихо спросил он. — Вы же обещали, что отомстите за него!

— Я всегда выполняю свои обещания, — строго ответил Полундра. — Слушай, Витя, про отца ты вспомнил, а теперь подумай про мать. Ведь она сейчас не знает, где ты. Каково ей сейчас — совсем одной? Ты должен бы первым рваться на берег — хотя бы для того, чтобы успокоить ее, помочь ей.

Витька прикусил нижнюю губу. Про маму он и в самом деле совсем забыл, тут дядя Сережа прав.

— Но японцы…

— Ты же видел, как мы кидали бомбы. Поверь, это делалось не просто так.

— Но мы же не попали!

— Откуда ты знаешь? Поверь, туда, куда я целился, я попал. Промахнуться было бы трудно.

Витька недоуменно сдвинул брови и уже открыл было рот, чтобы задать следующий вопрос, но его опередил Меллинг.

— Сергей, — сказал американец. — Тут есть кое-что интересное.

Меллинг не только вел катер, но и внимательно прослушивал эфир.

— Что такое?

— Ваша станция передает сейсмическое предупреждение. Зафиксированы подводные толчки, всем судам рекомендуют вернуться в гавань.

— Ну что ж, мы это и делаем, — с довольным видом хмыкнул Полундра.

— Что он сказал? — спросил у спецназовца Витька, не понявший из разговора по-английски ни слова.

— То, что я и ожидал услышать, — ответил Полундра. — Ты, кажется, интересовался, почему я так уверен, что японцы свое получат? Слушай…

Когда катер двух капитанов подошел к главной бухте Медного, сначала его попросту никто не заметил. Всем, кому по долгу службы полагалось следить за прибывающими судами, сейчас было просто не до них. Сейсмическое предупреждение услышал не только Меллинг. У пристаней уже происходило невообразимое — постоянно прибывали новые и новые сейнеры, наиболее осторожные рыбаки старались вытащить свои суда на берег, в нескольких местах уже разгорались ссоры из-за наиболее безопасных мест, а в одном ссора уже перешла в драку. В общем, когда пограничники заметили Полундру и Меллинга, те уже успели поставить катер на якорь, выйти на берег и расстаться с Витькой, который побежал искать мать.

— Ядрена вошь! Это же этот… Ну, который с губы сдернул! Павлов! — выпучив глаза, воскликнул один из трех матросов, направлявшихся от одного из причалов к погранзаставе. — Он же в розыске!

Растерялись пограничники ненадолго — уже через несколько секунд на Полундру и американца были направлены три автоматных ствола.

— Стоять! — крикнул один из матросов.

— Сдаемся, сдаемся, — устало сказал Полундра, вялым движением поднимая руки. — Ох, ребята, знали бы вы, как приятно наконец у своих оказаться.

— Ты нам зубы не заговаривай, — решительно сказал мичман, старший из тройки. — У нас приказ…

— Так я ничего и не говорю. Приказ — дело святое.

Выполняйте. Надеюсь, — спецназовец широко зевнул, — вы нас отведете куда-нибудь, где можно поспать. И поесть. А то мы с товарищем уже так намаялись, пока вашу работу делали, что ноги еле держат.

— В каком это смысле нашу работу? — настороженно спросил мичман.

— Узнаешь еще, если начальство расскажет. Ну, давайте, ведите нас, что ли, куда положено!

Пограничники с удивлением переглянулись. Мичман пожал плечами:

58
{"b":"30806","o":1}