ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы взлетали, как утки…
Дикие гены
Очаровательная девушка
Дворец Грез
Он сказал / Она сказала
Город. Сборник рассказов и повестей
Земля лишних. Коммерсант
Единственная, или Семь невест принца Эндрю
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни
A
A

— И поведем. Пошли!

Уже когда они отошли довольно далеко от причалов, Полундра спросил у одного из конвоиров:

— Слышь, друг, скажи, а толчки подводные уже были или пока только ожидаются?

Вообще-то говорить с задержанным было не положено, но очень уж искренней была улыбка этого парня. Мичман не сдержался, ответил:

— Да, были уже, сейсмологи передавали. Пока слабые, но будут намного сильнее. А что?

— Просто интересно, — усмехнувшись, ответил Полундра.

Глава 42

Когда водолазы наконец вскрыли люк подводной лодки, Савада Яманиси не удержался и сам занял место за монитором. Теперь он мог видеть все то, что видели они, и лично отдавать приказы.

— Входите внутрь, — приказал Яманиси. — Сначала один, осторожно.

Темное пятно люка на экране приблизилось, закрыло собой все остальное, и тут же вспыхнул прожектор, осветивший внутренности субмарины.

— Двигайся вперед до третьего поворота направо, — приказал водолазу Яманиси. Он прекрасно знал, куда должен двигаться разведчик, чтобы добраться до бомб с ядом, недаром же еще в Японии все архивы по лодкам этого типа поднял.

То, что Савада Яманиси наблюдал сейчас на мониторе, здорово напоминало компьютерную игру-ходилку. Полутемные серые коридоры, неожиданные провалы поворотов, какие-то странные ящики. Не хватало только костей — но их тут быть и не могло. За шесть десятилетий соленая вода полностью разъела все скелеты японских моряков, погибших вместе со своим кораблем.

— Теперь вперед, — сказал Яманиси, когда водолаз свернул в нужную дверь. — Впереди будет люк, если он закрыт…

Но прежде чем Яманиси договорил, он увидел, что люк открыт. А за ним виднелся небольшой отсек, в котором лежало несколько десятков продолговатых предметов со знакомой ему по документам маркировкой. Это и были бомбы, начиненные ядом фугу.

— Есть! — хриплым шепотом сказал Яманиси, непонятно к кому обращаясь, то ли к водолазу, то ли к себе самому. Потом, немного помедлив, он продолжил командовать:

— Так, теперь возвращайся наружу и веди сюда остальных. Выносите бомбы наружу. И будьте предельно осторожны!

— Яманиси-сан, — голос водолаза был встревоженным. — Я слышу какой-то шум. Мы уже докладывали о нем, но теперь он стал сильнее. И, кажется, трясется дно.

— Глупости! — раздраженно ответил Яманиси. — Занимайтесь своим делом! — Он развернулся и приказал застывшему у дверей Като:

— Приготовить подъемник!

Сказав это, Яманиси снова повернулся к монитору.

Водолаз уже проделал половину пути обратно, к люку.

Вот он вылез наружу, подплыл к своим товарищам…

Неожиданно изображение на мониторе подпрыгнуло и перекосилось.

— В чем дело? — спросил Яманиси, и в тот же момент пол под ним накренился. Корабль качнуло так, как качает от сильной волны в шторм, но ведь море было совершенно спокойно!

— Яманиси-сан! — раздался голос водолаза, в котором звучал уже совершенно неприкрытый страх. — Дно трясется! Кажется, начинается землетрясение!

Изображение снова подпрыгнуло, на этот раз сильнее. Ощутимее оказался и толчок, качнувший корабль. На этот раз Яманиси не удержался и вместе со стулом отлетел в дальний угол каюты. Японец сильно ударился головой о стенку, но сознания не потерял.

Поднявшись, он шагнул к монитору, но пол словно ожил — он накренился так, что, если бы Яманиси не успел схватиться за прикрепленный к полу стол, то упал бы на стену, оказавшуюся почему-то внизу.

— Что происходит?! — крикнул он, с трудом дотянувшись до рации. Но ответа он не получил. Из наушников доносился только нарастающий гул, зато на экране монитора, величественно и как будто нехотя, разворачивалась картина подводной катастрофы.

В нескольких метрах от подводной лодки дно разрезала длинная трещина. Вода возле нее бурлила, словно в закипающем чайнике. Собственно, она и в самом деле кипела. Яманиси на секунду увидел одного из водолазов, безвольно повисшего в толще воды, и какую-то бурлящую белую стену, надвигающуюся на субмарину справа.

«Это же извержение! — промелькнула в голове японца паническая мысль. — Здесь же кратеры подводные есть!»

Яманиси был прав. Полундра знал, что делал, когда кидал глубинные бомбы полукругом вдоль подлодки.

Ведь спецназовец своими глазами видел курящиеся под водой кратеры, их было так много, что промахнуться было невозможно. Взрывы глубинных бомб разбудили спящие вулканы, и сейчас начиналось их извержение. Затопленная подводная лодка и японский корабль оказались как раз в эпицентре катастрофы.

Последнее, что увидел на мониторе Яманиси, была расширяющаяся трещина, в которую плавно соскальзывала субмарина вместе с оставшимися на борту бомбами. В следующую секунду корабль снова тряхнуло. Яманиси оторвало от стола и швырнуло на дверь. Он вышиб ее собой и выкатился в коридор.

«На палубу!» — подумал он и кинулся по коридору, а потом вверх по лестнице.

Он успел выбежать наверх. На палубе царила паника — его подчиненные пытались спустить на воду катер и спасательную шлюпку, они даже не заметили своего начальника. А над поверхностью моря один за другим вырастали огромные белые гейзеры, состоящие из смеси горячей воды и пара. Море испарялось, квадрат сорок один — восемнадцать стремительно заволакивал туман.

— Эй вы! Быстро… — закончить Яманиси не успел.

Очередной гейзер вспух прямо под килем корабля.

Судно перевернулось мгновенно. Яманиси повезло — он стоял недалеко от борта, и его отбросило в сторону, не накрыло сверху огромной волной, как большую часть команды. Но спустя несколько секунд Яманиси уже пожалел об этом. Вода была горячей.

Очень горячей — градусов семьдесят, не меньше.

И она продолжала нагреваться.

Сначала он пытался плыть, искал какой-нибудь предмет, за который можно ухватиться. Но извержение на дне все еще продолжалось, вулканы выбрасывали новые и новые массы раскаленной лавы, которая нагревала воду. Через несколько минут Яманиси уже не мог думать ни о чем, кроме охватившей все его тело боли. Он отчаянно закричал, но услышать его было некому. А под ним уже вспухал новый фонтан кипятка и пара — это вулкан выбросил лаву прямо под ним. Вода захлестнула японцу рот и нос, и перед глазами у него потемнело.

Яманиси повезло. Он потерял сознание и утонул, прежде чем успел свариться заживо. А когда его тело медленно опускалось на дно, навстречу ему кверху брюхом поднималась погибшая рыба, которую в России называют каменным окунем, а в Японии — фугу.

Извержение не пощадило и ее, хотя рыба-то как раз была ни в чем не виновата.

Глава 43

С моря дул свежий ветер. Он доносил запах соли, водорослей и рыбы, запахи, которые за последние годы стали для Джейка Меллинга особенно близкими.

«Интересно, — подумал американец, — если закрыть глаза, то можно отличить Медный от Атту? По запаху?» — мысль была вполне дурацкая, но она не давала Меллингу покоя. Он не выдержал, повернулся к стоящему рядом с ним Полундре.

— Сергей, как думаешь, сумел бы ты этот остров от одного из наших отличить, если бы тебе завязали глаза? По запаху.

Полундра удивленно хмыкнул:

— Вряд ли. Все эти острова похожи. А почему это тебя заинтересовало?

— Просто так. Чувствуешь, ветер с моря? У нас он совсем такой же.

— У нас многое одинаково… — задумчиво сказал спецназовец, глядя вдаль.

Они с Меллингом стояли на вертолетной площадке поселка Прибрежное. С той минуты, когда они ушли от японцев и сдались пограничникам, прошло ровно десять дней. За это время российские и американские власти сумели разобраться в том, что произошло, и сейчас оба друга были свободны, и Меллинг должен был вернуться к себе, на Атту. Вертолет ожидали с минуты на минуту.

— Да, — кивнул Меллинг. — А если вдуматься, так и вообще почти все. Ты, Сергей, если честно, мне очень сильно напомнил меня в молодости.

— Ну а как же, — усмехнулся Полундра. — Все моряки немного родственники. Особенно военные. Не знаю, доживу ли я до старости, но если да, то хотел бы я в восемьдесят лет быть таким, как ты.

59
{"b":"30806","o":1}