ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На взгляд непосвященного, было странно, что такой человек до сих пор ходит в таком скромном звании. В самом деле, успешных операций — куча, от наград — и не только российских — дома ящик стола трещит в самом прямом смысле, но, несмотря на это, он всего лишь старший лейтенант.

Однако было одно обстоятельство, этот факт объясняющее. Сергей Павлов никогда и никому не старался угодить. Он не скрывал своего мнения даже тогда, когда оно не совпадало с мнением начальства, и не боялся в сложных ситуациях брать инициативу на себя. А это на военной службе карьерному росту не способствует. Да и не только на военной, если разобраться.

«Интересно, чем он здесь заниматься будет, — подумал Селезнев, искоса поглядывая на знаменитого спецназовца, — Такого волка начальство по пустякам гонять не стало бы». Как офицеру, Селезневу была известна официальная версия — старший лейтенант Сергей Павлов временно прикомандирован к их части. Задачи, которые он должен выполнять, непосредственно связаны с японской научной экспедицией, которая вот-вот прибудет на Медный. Большего пограничникам знать не положено.

Сам Павлов прибыл на остров два дня назад. За это время он успел познакомиться с особенностями местного климата и прочей спецификой. И еще успел слегка сдружиться с командиром сторожевого корабля, капитан-лейтенантом Селезневым. Настолько, что сегодня, когда у обоих выдался свободный вечер, поехал с ним и его сыном на рыбалку.

— Сергей, а чем эти японцы заниматься-то будут? — Селезнев знал, что вообще-то такие вопросы задавать не положено, но, в конце концов, они сейчас в неофициальной обстановке. А если отвечать нельзя, Павлов так и скажет, не постесняется.

Но, видимо, цель экспедиции тайной не была.

— Стеллерову корову они ищут, — ответил Полундра. — Знаешь, что это за зверь?

— Еще бы, — кивнул Селезнев. Он служил здесь уже довольно давно и со всей местной экзотикой познакомиться успел.

— Кстати, как думаешь, найдут они ее?

— Вряд ли, — пожал плечами Селезнев. — Ее уже столько разных экспедиций искало… Только на моей памяти штук пять.

— Я слышал, что кто-то недавно здесь эту самую корову видел, — сказал Полундра. — Может, и правда, сохранилась она где-то.

— Да ну… — скептически протянул пограничник. — , С этой коровой у нас, как со снежным человеком в горах или с чудовищем из озера Лох-Несс. Местная достопримечательность. Многие мечтают ее найти.

Вот и получается, что свидетелей куча, а как до дела, так ничего найти не могут. Так что, я думаю, не осталось здесь никакой стеллеровой коровы.

— Пап, а Санька говорил, что видел ее, — неожиданно подал голос мальчишка. — А он-то врать не станет.

— Да перепутал ее твой Санька с тюленем обыкновенным. Или с моржом, — отмахнулся от мальчика отец.

— Нет, папа, — серьезно сказал парнишка. — Санька давно ее искал, книжек прочитал кучу. Он бы не перепутал.

— Вот-вот. Как раз такие, кто много книжек перечитал и всю жизнь ее найти мечтал, чаще всего и ошибаются.

— Ну почему же, — вступился за мальчишку Полундра. — Мало ли… Может, и не ошибся этот Санька.

Селезневу этот спор поднадоел.

— Ладно, вот приедут эти японцы и узнаем. Аппаратура у них, как я слышал, классная, — сказал он. — Кстати, Сергей, а я вот что-то никак в толк не возьму, зачем тебя-то к ним приставили?

— Безопасность их обеспечивать, — ответил Полундра, — Они все ж таки в российских территориальных водах работать будут, нужно, чтобы с нашей стороны кто-нибудь их оберегал. Ну, сам понимаешь, фактически это для галочки делается. Чтобы, если с ними случится неприятность какая, можно было отрапортовать: так, мол, и так, все меры были приняты, никто не виноват, виноваты объективные обстоятельства и неизбежные на море случайности.

Полундра говорил правду. Но не всю. Обеспечить безопасность японской экспедиции и в самом деле было его задачей. Но не основной. Ради этого человека с его опытом и послужным списком сюда бы не прислали. Главной его целью было грамотно и ненавязчиво проконтролировать, тем ли занимаются японцы, о чем заявлено. Руководству Северного флота было хорошо известно об упомянутой вскользь Селезневым аппаратуре. Было известно и то, что вся эта хитрая электроника позволяет не только реликтовое животное искать, но, при желании, и «снимать» информацию о передвижении российских подводных лодок, их классе, тактико-технических характеристиках и так далее. Ведь район Командорских островов — зона боевых дежурств и российских, и американских атомных субмарин.

Именно по этой причине проконтролировать экспедицию поручили Полундре. Для такого дела нужен был человек с богатым практическим опытом, который хорошо разбирался бы в морских приборах и смог бы, в случае чего, распознать неладное и принять меры. Боевой пловец, умеющий под водой все или почти все. Особиста для такого задания не отрядишь — большинство из них эхолот от барометра не отличит, а уж в более сложных приборах разбираются примерно так же, как неандерталец в квантовой физике.

Разумеется, впрямую сообщать японцам о том, что их работы будут проходить под контролем военных, никто не собирался. Поэтому Полундра должен был предстать перед японскими учеными не как боевой офицер, а как гражданское лицо. Эдакий экскурсовод по прибрежному шельфу. Для того чтобы успешно справиться с этой ролью, Полундра и прибыл на Медный заблаговременно.

Сергею было немного неприятно, что приходится скрывать свою главную задачу от товарища, но деваться было некуда. Военная тайна — дело серьезное. Впрочем, судя по понимающему лицу Селезнева, он кое-что и сам понял. В самом деле, в то, что лучшего подводного спецназовца Северного флота прислали всего лишь следить за безопасностью японских ученых, верилось с трудом. Но ни о каких своих догадках вслух Селезнев не сказал — не маленький, чай, понимал, что, если ему чего-то не говорят, значит, так надо.

— Все, давайте миски, — сказал Селезнев, пробуя уху. — Готово.

Следующие десять минут все молчали, а когда миски с ухой показали дно, разговор пошел уже на совсем другую тему.

— Дядя Сережа, а вы когда под водой плавали, видели когда-нибудь затонувшие корабли? — спросил мальчишка.

— Бывало, — коротко ответил Полундра. Ему в этот момент вспомнились вовсе не романтические средневековые фрегаты с пушками и золотом на борту, а совсем наоборот — кое-какие современные кораблики, которые он сам же на дно пускал или, наоборот, не давал пустить на дно. Воспоминания были не самые светлые — и уж никак не для ушей Вити.

— Расскажите что-нибудь! — глаза мальчишки горели.

— Он у меня романтик, — усмехнувшись и потрепав сына по голове, сообщил Селезнев. — Дома столько книжек и журналов про затонувшие корабли — скоро места на полках не хватит.

— Романтик — это хорошо, — сказал Полундра, напряженно думая, что бы такое рассказать мальчишке, чтобы не разочаровать его. Ведь нет никаких подходящих историй, а врать не хочется. Хотя нет… кажется, один подходящий случай есть. — Ну вот, например, могу рассказать, как мы в Тихом океане сокровища с затонувшего корабля доставали… — начал Полундра.

История, как ни странно, была совершенно реальная. Полундра понятия не имел, откуда в штабе Северного флота несколько лет назад стало точно известно место, где затонул один из испанских галеонов, возивших золото из Америки в Европу, но факт оставался фактом — его группа получила задание это золото поднять. История была вполне романтичная — долгие поиски, старый корабль, морские карты, золото… А если не упоминать о нескольких хватких ребятах с другого континента, которые остались лежать на дне рядом с выпотрошенным галеоном, так и совсем здорово. Непонятно, как американцы тогда пронюхали об операции, но помешать попытались. И остались там, на дне… Группа Полундры отступать не привыкла Рассказывая эту историю, Полундра заменил американских парней акулами и барракудами — чтобы скучно не было, и мальчишка слушал, раскрыв рот.

— Вырасту — точно буду подводником, как и вы, решительно заявил он, когда Полундра закончил.

6
{"b":"30806","o":1}