ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я бы и сейчас попробовал…

— Виктор! Я тебе попробую! — строго сказал Селезнев. — Забыл, что ты мне обещал?

— А вдруг ты разрешишь…

— И думать забудь!

— О чем это вы? — заинтересованно спросил Полундра.

— Да вот, понимаешь, Сергей, пару лет назад наш катер тут неподалеку зафиксировал что-то очень напоминающее затонувшее судно. Ну, гидролокатор у нас все-таки довольно приличный, вот случайно и наткнулись.

— А где именно?

— Рядом с северо-восточной оконечностью острова. Там, где птичий базар, совсем недалеко от берега. И вот с тех пор Витька туда нырнуть хочет и все исследовать. Я с него честное слово взял, что без спросу не полезет, и очень надеюсь, что слову этому можно верить, — он покосился на сына. — А, Виктор?

— Да можно, можно… — недовольно отозвался мальчишка. — Мне не разрешаешь, так сам бы туда нырнул! Ведь интересно же!

— Витя, я ж тебе объяснял. Никаких изыскательских работ без специального разрешения там вести нельзя. Это международный заповедник.

— Японцам почему-то можно!

— Не волнуйся, у них-то все разрешения есть, иначе никто бы их сюда не пустил.

Мальчишка замолчал, насупившись.

— Интересно, что это может быть за корабль такой? — вслух подумал Полундра.

— Да мало ли… — отозвался Селезнев. — Я местных жителей расспрашивал — ничего не знают. Правда, алеуты мне рассказали, что вроде бы в сорок пятом где-то на том конце острова автоматчики МГБ каких-то японцев расстреляли. Причем мне это не один человек рассказывал, ошибка исключена. Ну, а поскольку по воздуху они на Командоры попасть никак не могли, то, может быть, это их кораблик там на дне ржавеет.

— Точно их! — мальчишка, почувствовав интерес Полундры, снова оживился. — Мы с ребятами там, у самого моря, на краю птичьего базара пистолет нашли. Он, конечно, старый совсем, проржавевший, но Игорь все равно его потом в одной книжке про оружие нашел — это японский револьвер! Называется «намбу».

— Интересно… — протянул Полундра.

— Да! И еще мы там три пуговицы нашли! Тоже японские, наверное.

Отец мальчишки хотел было что-то сказать, но в этот момент ожила рация, лежавшая на его бушлате в нескольких шагах от костра.

— Селезнев! Слышишь меня? Селезнев! Прием!

— Я Селезнев, вас слышу, — отозвался капитан-лейтенант.

— Срочно возвращайся на базу! И сразу на катер.

— Что случилось?

— Радист зафиксировал сигнал бедствия.

— Откуда?

— Трудно точно сказать — сигнал совсем слабый.

Но, похоже, что по курсу норд-ост, со стороны Алеутских островов. Может, опять рыбаки влипли, выручать надо. Давай, скорей!

— Сейчас буду.

Капитан-лейтенант отключил рацию и шагнул к берегу, где стоял старенький катер, на котором они сюда приплыли.

— Витька, Сергей, скорее собирайте вещи, меня на базу срочно вызывают. Нужно успеть проскочить — шторм надвигается.

Ни Полундра, ни мальчишка не спорили и ни секунды не медлили. По всем приметам было видно, что скоро начнется буря, а в такой момент сигнал бедствия — это очень серьезно.

Глава 4

Джейк Меллинг был уверен, что успеет добраться до Медного. Ему было нужно всего несколько часов, а до начала шторма, по его расчетам, оставалось никак не меньше десяти. Но, как в очередной раз пришлось убедиться старому моряку, в море никогда и ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов. Он уже преодолел три четверти пути, когда сильный встречный ветер превратился в настоящий ураган. Волны с каждой секундой вздымались все выше и выше, клочья пены, сорванные с их высоких гребней, неслись с такой скоростью, что перелетали через корабль, даже не коснувшись палубы.

Одежда старого моряка мгновенно промокла, ему стало холодно. А спустя еще несколько минут хлынул дождь. Упругие струи под резкими порывами ветра хлестали Меллинга по лицу. Он встряхнул головой, опустил на лицо капюшон и крепче взялся за штурвал.

Однако это было только начало. С каждой секундой ветер все крепчал, сейнер раскачивался, как великанские качели, и все хуже слушался руля. А еще через пару минут рыбацкий кораблик накрыло по-настоящему; Ветер и дождь достигли такой силы, что стало трудно дышать, впереди не было видно ничего, кроме серо-белой мешанины струй и клочьев пены.

Меллинг упрямо не отпускал штурвала, но уже чувствовал, что сделать не может ничего.

Вообще-то шторм был не такой уж и сильный. Не больше семи баллов по международной шкале. Однако для одного-единственного человека, к тому же не на самом новом и мощном корабле, этого было достаточно. Окажись рядом с Джейком команда хотя бы из трех человек, возможно, корабль и удалось бы спасти. Но одному ему было никак не справиться с бурей. К тому же он уже давно не выходил в море, да и профессиональным рулевым не был, а ведь это особое искусство.

Все это в считанные секунды пронеслось в голове старого моряка, и он мгновенно принял единственно верное решение — нужно как-то добраться до радиорубки и дать сигнал бедствия. Скорее всего, он уже в русских территориальных водах, его почти наверняка услышат и помогут.

От штурвала до радиорубки было шагов десять.

Смешное расстояние, если пройти его нужно в спокойную погоду. Но в шторм эти десять шагов были нешуточной преградой. Дождавшись момента, когда ветер чуть поутих, Меллинг отпустил штурвал и кинулся вперед. Но, сделав всего два шага, он упал на палубу — новый мощный порыв сбил старика с ног и проволок до самого борта. Меллинг чудом успел ухватиться за один из протянутых вдоль борта канатов.

Перебирая по нему руками и не пытаясь больше подняться на ноги, он прополз еще несколько шагов. Теперь от двери рубки его отделяли всего метра три.

«Нужно правильно выбрать момент, — неожиданно спокойно подумал Меллинг. — Если успею проскочить между порывами, то порядок. А если нет — можно за борт улететь». Отставной военный моряк не раз попадал в сложные ситуации, к риску ему было не привыкать. Вот и сейчас он неожиданно почувствовал прилив сил и бодрости.

«Так, сейчас, пропущу этот порыв…»

Порыв ветра оказался настолько силен, что чуть не перевернул сейнер. Однако именно это помогло Меллингу удержаться — поднявшийся над водой противоположный борт прикрыл его от основной части воздушного потока. Но и того, что досталось на его долю, хватило, чтобы едва не выбросить старика за борт. Стиснутые на канате пальцы побелели от напряжения — еще пара секунд, и Джейк бы не удержался.

Ветер на мгновенье ослаб, и корабль тяжело качнулся обратно. Этим мигом и воспользовался старый моряк. Он рванулся к рубке, распахнул дверь и за какие-то доли секунды до следующего ураганного порыва успел проскользнуть внутрь.

Радиоаппаратура, к счастью, работала, и вскоре горящая красная лампочка известила Меллинга о том, что рация исправно передает на всех частотах международный сигнал бедствия.

«Только бы они успели, — пробормотал себе под нос Меллинг, чувствуя, как неумолимо накреняется под ним пол. — Только бы успели».

И они успели. Правда, уже в самый последний момент. Российский сторожевик вынырнул из серой мглы рядом с сейнером, когда через палубу того уже перекатывались волны, а все внутренние помещения были залиты водой. Держался кораблик на одном честном слове и в любой момент мог окончательно погрузиться под воду.

— Вон он! — воскликнул молоденький лейтенант, стоящий у штурвала сторожевика. — Товарищ капитан, вот он!

— Вижу, не ори, — хмуро отозвался пожилой капитан второго ранга, вглядываясь в терпящий бедствие сейнер. — Давай малый ход.

— Почему малый, товарищ капитан? — удивленно распахнул глаза лейтенант. — Он же того и гляди потонет!

— Ты что, хочешь, чтобы мы вместе с ним потонули? — раздраженно отозвался капитан. — Корабль уже не спасти. Если мы сейчас к нему прицепимся, обоих перевернет. Нужно людей спасать.

Лейтенант еще секунду помедлил — такое поведение казалось ему трусостью. Уловив это сомнение, кавторанг совсем рассвирепел:

7
{"b":"30806","o":1}