ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Говорит сторожевой корабль Российской Федерации. Слышу вас нормально. Майкл Сомтоу, вы нарушили воздушное пространство Российской Федерации. Просим вас покинуть его, Голос российского пограничника был спокойным и твердым, но вполне дружелюбным. Здесь, на Алеутских и Командорских островах, русские и американцы относились друг к другу вполне по-дружески. В самом деле — соседи, коллеги, почему бы не жить дружно? Тем более ребята что с одной стороны, что с другой служили в большинстве своем неплохие. Формальности формальностями, но нарушать чужое воздушное пространство никто никому не позволял, однако разрешались подобные инциденты спокойно, без лишнего бряцанья оружием, по-добрососедски, так сказать.

— Я шел на сигнал SOS, — сказал американец. — В этом квадрате терпело бедствие американское судно.

— Помощь вашему судну уже оказана. У вас есть информация — сколько человек было на борту?

— Один.

— Тогда полный порядок, — уже менее официальным тоном сказал русский радист. — Мы его вытащили. Сам корабль, правда, потонул, но тут мы ничего сделать не могли.

— Главное, что старину Джейка вы спасли. Как он?

— Пока без сознания. Врач сказал, что у него переохлаждение организма и сотрясение мозга.

— Сотрясение мозга?

— Да. Когда вытаскивали, он о борт головой ударился.

— Ясно. А куда вы его повезете?

— К себе, на Медный, в Прибрежное, куда же еще.

Положим в госпиталь на денек-другой, а как оклемается, вам передадим. Ну, после всех положенных формальностей, конечно.

— Каких формальностей?

— Ну откуда я знаю? Я же не дипломат. Каких положено. Он ведь все-таки в нашу сорокамильную зону заплыл. Неумышленно, конечно, из-за шторма, но все-таки. Какие-нибудь бумажки из-за этого писать точно придется.

— А сразу его забрать нельзя?

— Вряд ли. Говорю ж тебе, — во-первых, его срочно госпитализировать надо, а во-вторых, формальности уладить.

— Ладно. Но серьезных проблем у него не будет? — уточнил Сомтоу.

— Да нет, конечно. С какой стати? Не волнуйся — в шпионаже его обвинять точно не буду.

— Понятно. Спасибо, ребята, — сказал американец.

— Послушай, — в голосе русского радиста прозвучало неприкрытое любопытство, — а ты не знаешь зачем его перед штормом в море понесло?

— Не знаю, — честно ответил Сомтоу. — Может, он вам сам расскажет.

— Может быть. Ладно, конец связи. И, слушай, вылетай скорее из нашей зоны, а то непорядок все-таки.

— Нет проблем.

Вертолет набрал высоту, развернулся и полетел в сторону Алеутских островов.

По дороге на базу Майкл Сомтоу думал о Джейке Меллинге. А точнее, о своем ответе на последний вопрос русского радиста. В самом деле, зачем старика понесло в море? Ведь он же не новичок, признаки близкого шторма не мог не разглядеть. Значит, у него было какое-то неотложное дело. Хм… Интересно. Что же это за неотложное дело могло у него быть в русской сорокамильной зоне? Нет, конечно, в сами территориальные воды его мог и шторм забросить, как предполагают русские. Но все-таки еще до шторма он явно шел прямым курсом на Медный, иначе он бы никак в этом квадрате не оказался.

Сомтоу нахмурился. Да, все-таки когда американский сейнер терпит бедствие в нескольких милях от русского острова, это вызывает некоторые вопросы.

И наверняка эти вопросы возникнут не только у него, но и у тех, кому их задавать по должности положено.

Как бы бедняга Джейк не попал в неприятности.

— Черт, зачем же он туда поплыл? — вслух сказал Сомтоу.

Русскому он ответил, что не знает, и не покривил душой. Тогда он и в самом деле не знал. Но сейчас, когда Майкл задумался над этим вопросом, в голове у него появился намек на ответ, Сомтоу помнил, как на приеме в честь японской делегации старина Джейк обхаживал толстого узкоглазого штурмана. И как он явно разнервничался после разговора с ним. Хм… А ведь похоже, это и в самом деле не случайное совпадение. Именно после этого разговора Меллинг ушел из-за стола, и, как краем глаза видел Сомтоу, о чем-то разговаривал с шерифом. Да, кстати! И ведь не только с шерифом.

Еще он говорил с капитаном Мэкфилдом. Мэкфилд потом рассказывал, что у старика разыгралась паранойя и ему в каждом японце мерещится враг. Жалко, что он не рассказал о причинах этой паранойи подробнее. Единственное, о чем упомянул Мэкфилд, это то, что старик Джейк думает, что с экспедицией японцев что-то нечисто и что она может быть как-то связана с затопленной в конце Второй мировой войны возле Командорских островов японской субмариной.

Чем больше Майкл об этом думал, тем больше убеждался в том, что правильно разгадал мотивы поведения Меллинга. Он действительно что-то заподозрил, попытался предупредить официальные власти, но не добился успеха. И, видимо, решил принять какие-то меры самостоятельно. Да, не очень разумно, но следует учитывать, что Джейк был здорово навеселе — пока он этого бритого японца поил, ему и самому не меньше трех бокалов выпить пришлось.

А ведь он и до этого, наверное, пил.

Сомтоу нерешительно протянул руку к рации. Рассказать обо всем этом русским или нет? Некоторое время он колебался. С одной стороны, информация лишней никогда не бывает. С другой… Мало ли. Может, он не правильно догадался и только дураком себя выставит. Да и вообще, подозрения Джейка, даже если он правильно понял, в чем они заключаются, в самом деле напоминают паранойю, тут он согласен с капитаном Мэкфилдом. Повоевал старик в свое время с япошками, вот теперь и не может понять, что больше США и Япония не враги. Ведь как-никак шестьдесят лет прошло!

Сомтоу убрал руку от рации. Нет, нечего ерундой заниматься. В конце концов, у него есть начальство, которое и должно в таких случаях принимать решения. И его непосредственный командир капитан-лейтенант Мэкфилд знает о подозрениях Меллинга от самого старика, а не из каких-то своих домыслов. Если он сочтет это важным, то сам русским и сообщит.

Да и вообще его дело — национальная безопасность США, а к ней глупые выдумки старика Джейка никак не относятся.

Как показало время, в этом Майкл Сомтоу ошибался. И весьма сильно.

Глава 6

— Слушай, а зачем вся эта таинственность? — с легкой подначкой в голосе спросил Полундра идущего рядом с ним мальчишку. Они уже почти полчаса шагали по берегу моря. От дороги здесь уже ничего не осталось — под ногами вилась едва-едва заметная тропинка. Если не знать про нее, так и не заметишь.

— Так интереснее, — серьезно отозвался Витька. — Если я вам сразу обо всем расскажу, то скучно будет.

— Да ты психолог, — хмыкнул Полундра, в глубине души признавая правоту пацана. — Но смотри, эта твоя «интересная вещь» должна оказаться в самом деле интересной. Если ты мне хочешь какой-нибудь рыбий скелет показать или редкого краба, я разочаруюсь. Знаешь, сколько я морской экзотики перевидал? Особенно в северных морях.

— Не разочаруетесь, — упрямо мотнул головой мальчишка. — Вот увидите.

— Не морскую корову ты эту знаменитую случаем обнаружил? — спросил Полундра, уже в самом деле слегка заинтригованный.

— Нет, — в голосе мальчишки звучало искреннее сожаление. — Но, может, еще и ее найду. Как раз с помощью… — он осекся, вовремя сообразив, что чуть не проговорился.

Тропинка под ногами совсем пропала. Теперь они шли по каменистому берегу, на который, как могло показаться на первый взгляд, никогда не ступала нога человека. Здесь, на берегу моря, когда Прибрежное давно скрылось из виду, очень хорошо чувствовалось, насколько могуча и величественна природа и насколько мал, слаб и зависим от нее человек.

Когда Полундра подумал об этом, ему даже обидно на секунду стало за человечество. Он стал вспоминать о кораблях, на которых ему приходилось плавать, о «нерпе» — мини-подводной лодке, с помощью которой он мог делать под водой почти все. Но эти мысли сейчас на фоне огромного, величественного и неспокойного моря, на фоне серого каменистого берега казались какими-то неубедительными. Чувствовалось, что вся современная цивилизация по сути своей — случайность и что лет ей совсем немного.

9
{"b":"30806","o":1}