ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Раз и навсегда
Гребаная история
Черный кандидат
Миф. Греческие мифы в пересказе
Страстная неделька
Новая Королева
Долгое падение
Криштиану Роналду
A
A

– Поговори со своей Наташкой-то! – вдруг с настойчивостью в голосе сказал Митрофаныч. – Не дело это…

– Что не дело? – Старик резко обернулся, его щеки снова задрожали от гнева.

– Не кипятись, Сашка, ты знаешь, о чем я, – спокойно возразил здоровый и бодрый старик. – Весь городок уже говорит. Нехорошо это…

Лицо больного старика стало багроветь от напряжения, он тяжело задышал, но не произнес ни слова. В этот момент с той стороны, куда убежал мальчик, показалась стройная белокурая девушка, спешащая в сторону порта. Оба старика не сводили с нее глаз.

– Вон она идет, – проговорил Митрофаныч, одобрительно качая головой. – Красавица! Ну вылитая мать. И характер такой же…

Старик в ответ промолчал.

В этот момент белокурая девушка подбежала к старику в форме каплея, с искренней озабоченностью взяла его за руки.

– Папа, ты как себя чувствуешь? – заглядывая ему в глаза, спросила она. – Тебе не холодно здесь стоять?

– Ну, ладно, я пойду, – откашлявшись, сказал Митрофаныч. И, не дождавшись ответа, спокойно зашагал прочь от них в сторону порта.

В этот момент снова взвыли сирены, на этот раз чуточку ближе. Девушка с тревогой оглянулась в ту сторону, где были порт и причал.

– Ничего. Успеешь еще, – сказал старик, в свою очередь пристально заглядывая в глаза своей дочери. – Они лишь минут десять назад пролив прошли, еще с четверть часа будут по заливу бултыхаться…

– Отец, как ты себя чувствуешь? – повторила свой вопрос девушка.

– Нормально, – наконец ответил тот. – Ты мне другое скажи. Там, с этим отрядом, твой Сережка возвращается…

– Да, я знаю.

– Скажешь ему про Бориса?

Девушка вздрогнула, отвела глаза в сторону.

– Не знаю, – робко проговорила она. – Я попробую…

– Не тяни, поговори с ним. – Старик попытался заглянуть в глаза дочери. – Весь городок ведь про это знает. Ты не скажешь, ему другие скажут. Еще хуже будет!

Сирены взвыли снова – еще более протяжно и громко. Девушка с тревогой и выражением душевной боли на лице оглянулась в сторону порта.

– Я пойду, отец, – тихо проговорила она. – Мне пора…

– Скажи ему все, слышишь? – крикнул ей вслед старик. – Сегодня же все скажи!

Но девушка, не оборачиваясь, спешила прочь от него. И вот она уже смешалась с толпой других людей, также спешащих в порт встречать возвращающиеся из похода корабли.

* * *

Белокурая девушка пробиралась сквозь толпу людей, сгрудившихся возле самого бетонного заграждения, отделявшего причал, стоянку военных кораблей от остальной территории городка. Она почти не смотрела по сторонам, едва отвечая на робкие приветствия, что адресовали ей подростки, глазевшие на нее в немом восхищении, словно на какое-то заморское чудо. Столь же мало она замечала хмурые, неприветливые взгляды иных взрослых. Несмотря на то что каждый хотел быть поближе к заграждению, ее молча и безоговорочно пропускали вперед, она притискивалась и протискивалась, пока не оказалась у самых бетонных перил. Тогда она уперлась руками в эти холодные и мокрые от близости прибоя перила и стала напряженно вглядываться вперед, где посреди ровного и гладкого залива отчетливо виднелись силуэты военных кораблей.

Впрочем, с берега казалось, что корабли стоят на месте, застыли неподвижно посреди залива. И только по размытому следу за кормой и можно было заключить, что они все-таки движутся – осторожно, на самом медленном ходу подходят к родному берегу. Их было три: два больших, сумрачно-серых эсминца и еще один, поменьше, шедший последним и для постороннего человека своим видом неотличимый от гражданского судна.

Это небольшое и совершенно гражданское с виду судно было на самом деле гидрографическим судном Северного флота РФ. Такие суда есть во флотах всех стран, имеющих выходы к морю. Гидрографические суда на самом деле не несут никакого вооружения, если не считать табельного, положенного любому военнослужащему. Его задача – вовсе не воевать с кораблями противника.

Официально заявленная задача гидрографических судов – выполнение лоцмейстерских работ, промеры глубин, съемка береговой полосы, изучение морского дна, или, как говорят специалисты, ложа океана. Хотя судоходство существует, казалось бы, не одну сотню лет, не следует думать, что Мировой океан досконально изучен и все морские тайны разгаданы и описаны в книгах. На деле это изучение только начинается, для этой цели и созданы плавучие лаборатории, нашпигованные всевозможной аппаратурой, способные не только исследовать новые, малоизученные еще уголки океана, но и наблюдать за уже хорошо знакомыми, оживленными морскими трассами.

Впрочем, изучением океана занимаются не только военные гидрографические корабли, но и гражданские океанографические службы. Приписанные же к различным военно-морским флотам суда не случайно подчиняются напрямую ГРУ, Главному разведывательному управлению штабов этих флотов. Фактически всякое военное гидрографическое судно выполняет разведывательные, шпионские функции, следит не только за морским дном или береговой полосой, но и судами иностранных государств, плавающих в этих водах, благо оборудование позволяет сканировать любые объекты не только над и под водой, но даже и высоко в небе. Шпионские функции гидрографических судов не секрет ни для кого во флоте, однако никто не может помешать их присутствию в нейтральных водах Мирового океана.

Гидрографическая служба любого военного флота или флотилии РФ – во многом шпионская структура. Цели и задачи в дальних походах: радиолокационная разведка и контрразведка, составление подробных карт акваторий зарубежных военных баз, наблюдение за морскими учениями зарубежных флотов. Кроме того, во время походов все гидрографические суда – плавучие штабы флотского спецназа, который обеспечивает безопасность стоянки в зарубежных портах. Игнорирование норм безопасности на рейде может привести к трагедиям, вроде взрыва линкора «Новороссийск» в Северной бухте Севастополя в 1956 году, когда более семисот человек погибли и около ста пятидесяти пропали без вести. Есть версия, что он, бывший линкор итальянского флота «Чезаре», отошедший СССР по репарациям, был взорван итальянскими боевыми пловцами, недобитыми фашистами.

Теперь самое время сказать, что именно к этому типу судов, напичканных сложнейшей электронной аппаратурой, приписано, быть может, наиболее элитное подразделение на российском флоте – морской спецназ, или боевые пловцы. До девяносто восьмого года их готовили в учебке, расположенной в небольшой бухточке на Черноморском побережье Крыма, возле поселка Балаклава, потом – на Каспии и на Балтике. Есть еще учебка в Очакове, но она теперь принадлежит Украине. Еще не так давно на Черноморском флоте была дислоцирована 17-я Отдельная бригада спецназа ВМФ, являвшаяся головным боевым соединением среди аналогичных частей Военно-морского флота РФ. Основным направлением ее деятельности было проведение специальных и разведывательных мероприятий в глубоком тылу противника. Офицеров-спецназовцев специально учат технике выполнения сложнейших погружений на предельные и иногда даже запредельные глубины, когда водолаз в самом прямом смысле рискует жизнью. В Балаклавской учебке в числе прочего обучают способам тайного, несанкционированного проникновения на территорию иностранных государств, пользуясь морским побережьем. Надо ли говорить, что к боевым пловцам Военно-морского флота предъявляют высочайшие требования по части здоровья, физической подготовки и выносливости, умения обращаться с оружием практически всех видов и модификаций. Кроме того, боевой пловец должен быть настоящим интеллектуалом, иметь в своей памяти подробную карту всего мира, точные таблицы таких специфических навигационных вещей, как морские течения, приливы и отливы, глубины океана в различных его точках. Также боевой пловец обязан знать устройство всех судов планеты, начиная от парусной рыбачьей лодки и кончая авианосцем.

Отряд именно таких боевых пловцов служил на гидрографическом судне Северного флота. Теперь, когда это судно готовилось вместе со всеми пришвартоваться в родном порту, его команда, согласно морской традиции, выстраивалась на верхней палубе. И стоящий на берегу наблюдатель мог видеть ряд ничем, может быть, и не выделяющихся внешне, но очень крепких парней в форме Военно-морского флота России.

2
{"b":"30807","o":1}