ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старлей Павлов, все еще не веря в серьезность утверждения своего командира о продаже родного судна, смотрел на него во все глаза, и суровое лицо его становилось все более и более мрачным.

– И кому же теперь судно достанется? – спросил Полундра со сдержанной злостью. – Я ведь так понимаю, его не на самом деле на металлолом разрезать собираются?

– Правильно понимаешь, – отозвался кавторанг. – Судно потому и продается, что оно нужно целиком, как оно есть, со всем оборудованием, аппаратурой, снаряжением.

– И кто покупатель?

– Какая-то фирма в Мурманске. – Кавторанг вздохнул, выпустил облако табачного дыма. – Большего я, как ни пытался, выяснить не смог. Сам понимаешь, дело это темное. Кого попало в него не слишком-то посвящают…

Полундра некоторое время смотрел на своего командира молча, потом сказал тихо, но со злостью:

– Подонки!

Кавторанг, соглашаясь с ним, кивнул. Оба они немного помолчали.

– Только ведь ты сам посуди, – снова заговорил Мартьянов, втыкая окурок в стоящую на столе пепельницу. – Эмоции эмоциями, проклинать наших деятелей в полосатых штанах можно сколько угодно. Однако ведь свершившегося не изменишь, верно? И нам теперь в новых условиях предстоит думать, как мы сможем свою жизнь устроить…

– Командование и будет думать, – без особого интереса возразил старлей. – Откомандируют на берег, прикажут какой-нибудь пакгауз с гнилым канатом сторожить. А не нравится, скажут: пиши рапорт…

– Вот я к тому и веду, – заметил, одобрительно кивая головой, кавторанг. – Лучше уж на гражданке достойную работу иметь, хорошо получать, чем во флоте делать вид, что служишь.

Мгновение Полундра смотрел на своего командира непонимающими глазами.

– Ты куда это клонишь, командир? – озадаченно произнес Полундра. – Я морской офицер, служить охранником к какому-нибудь толстомордому бизнесмену не пойду!

– Погоди, Сергей, не горячись, – спокойно возразил кавторанг. – Конечно, честь морского офицера для тебя самое главное, я в этом никогда не сомневался. Только ведь дело очень серьезное, можно даже сказать, критическое. А в критических ситуациях надо разумом решать, разумом, а не эмоциями. Погоди, не перебивай меня! – нетерпеливо воскликнул он, видя, что Полундра открыл рот и хочет что-то возразить. – Ты пойми, ты обладаешь уникальным опытом работы на больших глубинах, твоя физическая подготовка выше любых нормативов на два порядка. Таких людей, как ты, в стране можно по пальцам пересчитать. Такие специалисты не только во флоте, на гражданке они тоже ох как нужны.

– Нужны? – переспросил Полундра с досадой. – Спасателем на пляже для особо обеспеченных господ работать? Всяких не умеющих плавать салаг из воды на бережок вытаскивать?

– Не валяй дурака, Сергей! – строго сказал кавторанг. – Ты прекрасно знаешь, что водолазные специалисты на гражданке востребованы где угодно – в строительстве водных объектов, например. Как будто только в военных целях приходится под воду опускаться!

– Это что же значит, командир? – На лице Полундры мелькнула горькая усмешка. – Ты что же, меня на гражданку списываешь?! А сам-то?.. Наверное, на повышение пойдешь…

– Слушай, старлей, придерживай язык! – в голосе кавторанга зазвучал металл. – Я тебя, сопляка, старше и по возрасту, и по званию! И если завел речь о гражданке, то не потому, что погубить тебя желаю. Напротив. Да если ты хочешь знать, я сам рапорт об увольнении уже написал и начальнику штаба флота отнес!

– Вы? Вы тоже уходите на гражданку? – Полундра не скрывал своего презрения. – Вы, человек, тридцать лет отдавший флоту…

– Погоди, не кипятись, – осадил его кавторанг. – Я тебе сказал, что иной раз на гражданке служить и почетнее, и выгоднее, чем, как ты сам говоришь, на берегу пустой пакгауз сторожить, делая вид, что служишь во флоте. И ты пойми: если бы я не имел хорошего варианта на гражданке, я бы с флота не увольнялся. Имей в виду, у меня и для тебя кое-что предусмотрено.

– Я обойдусь…

– Погоди, старлей, не спеши! – снова осадил его кавторанг. – Кто знает, как жизнь обернется. Теперь для многих на флоте трудные времена настали. Многие не хотели бы, да вынуждены сменить китель на гражданскую одежду…

Его взгляд непроизвольно упал на стоявшую на столе фотографию. Как оказалось, Полундра смотрел туда же.

– Как ваш старинный друг Баташев? – не без иронии в голосе спросил старлей. – Вы ведь с ним вместе во Фрунзенском учились…

– Было дело, – согласился кавторанг. – А что? Собственно, с Игорем вышел не такой уж плохой вариант. Он, как из флота ушел, очень даже неплохо устроился. Теперь он обеспеченный человек, очень доходный бизнес, два личных «Мерседеса», под Питером себе особняк выстроил…

– Знаю, вы мне рассказывали, – кивнул в ответ Полундра. – Только про этого Баташева слухи мрачные ходят. Будто он на самом деле бандюга бандюгой. Из своих бывших сослуживцев организовал банду, которая занимается тем, что терроризирует торговые точки. Рэкет в чистом виде. «Красная волна» оргпреступности.

– Ладно, ладно, – с досадой оборвал его Мартьянов. – Оргпреступность, «красная волна»!.. Запомни: Игорь Баташев мой старинный друг. Понимаешь ты это? А слухам, знаешь ли, только бабы верят!

– Так точно, товарищ кавторанг…

– Вот и отлично! – Мартьянов улыбнулся. – Во всяком случае, то, что я тебе предложу, не будет иметь никакого отношения к оргпреступности. И к Игорю и его бизнесу тоже. Это я тебе обещаю!

Полундра молча кивнул.

– Я тебя сейчас очень прошу пока ничего не решать, – продолжал кавторанг. – Погоди, не возражай. Полной уверенности у меня пока нет, но я знаю, что работа может оказаться очень стоящая и как раз по нашему профилю. Я знаю, ты мужик надежный, не подведешь…

– Но учти, командир, – сурово возразил старлей. – Катать олигархов на яхте по Финскому заливу я не собираюсь! И обучать их навыкам подводного плавания тоже!..

– Об этом нет и речи, – спокойно заявил кавторанг. – На эти дела и без тебя желающие в очереди стоят. Ладно, старлей, свободен. – Приподнявшись со стула, кавторанг протянул Полундре руку. – Пока отдыхай, решай свои личные дела. А когда дело утрясется, я найду тебя. До встречи!

И кавторанг снова углубился в свои бумаги, принялся что-то писать, а Полундра, поднявшись со стула, ссутулившись, медленно вышел из кабинета.

ГЛАВА 6

В небольшом, расположенном на берегу Баренцева моря военном городке имелось только два культурных центра. Первый из них – гарнизонный дом офицеров – был устроен давно, еще в советские времена, и считался менее интересным из двух. В небольшом трехэтажном, сильно обшарпанном здании днем работали всякие кружки, музыкальная школа, а вечером в кинозале на старенькой аппаратуре иногда крутили надоевшие до чертиков, затрепанные фильмы. По-настоящему же крутым местом в городе, где собиралась неформальная его элита, считался ресторан, расположенный хотя и подальше от комендатуры гарнизона, однако еще в той части городка, что считалась центральной. Гарнизонное начальство, не совсем беспричинно опасавшееся буйств военных моряков, разгоряченных алкоголем и желающих особенно лихо отметить свое возвращение домой, терпело не более одного такого объекта в городе, хотя в свое время объявлялось много желающих открыть здесь небольшие кафе, закусочные, рюмочные. Все подобные предложения гарнизонное начальство решительно отвергало, желая сосредоточить лихую жизнь городка в одном месте. Ресторан в военном городке был единственный, зато зал его отличался огромными размерами и мог при желании вместить в себя целиком экипаж небольшого судна. В этом ресторане происходили все торжественные мероприятия городка, свадьбы, банкеты. К этому ресторану направлялись всякий раз возвратившиеся после плавания моряки, чтобы отдохнуть душой и расслабиться телом.

Мартовский вечер на берегу Баренцева моря был студен и ветрен, ярко освещенную неоновой вывеской площадку около ресторана, казалось, продувало насквозь. Однако толпившихся на ней подвыпивших мужчин, одетых в штатское, в которых по выправке нетрудно было узнать моряков, устраивавших себе культурный отдых, это ничуть не беспокоило. Такие люди привычны к холодным, дующим в открытом море ветрам. Сильнее ветер досаждал девицам вульгарной внешности, дефилировавшим мимо стоящих группами моряков, от порывов его они заметно поеживались, тем более что профессия обязывала носить весьма открытые, демонстрирующие разные части тела костюмы. Изредка та или другая привлекала чье-нибудь внимание. С ней вступали в разговор, после чего мгновенно образовавшаяся парочка, для виду еще немного потусовавшись возле ресторана, вскоре исчезала где-то в темных переулках военного городка. Однако казалось, что толпа гуляющих матросов от этого не становится меньше.

9
{"b":"30807","o":1}