ЛитМир - Электронная Библиотека

Новиков обстоятельно перечислил места, в которых воевал, хотя все они были занесены в его послужной список.

— Нахлебался, — резюмировал подполковник.

Выставил на стол зеленую бутылку с желтой этикеткой.

— Виски… — любовно погладил Пирогов пузатую емкость. — «Джэй энд Би». Моя печень другого не переносит.

Разлив виски по пластиковым стаканам, командир центра помрачнел.

— Перессорились с половиной мира, — медленно процедил подполковник. Скоро и в собственной стране бардак устроим.

Из окна было видно, как на плацу маршировали солдаты.

Коротко стриженные, одетые в камуфлированную форму с подвернутыми по локоть рукавами, они самозабвенно горланили:

Если Родина приказ
Вдруг отдаст нам необычный,
Как и в прошлом, есть у нас
Опыт службы заграничный…

Пирогов прикрыл створку окна.

— Слушай внимательно… — доверительно начал он. — Черные нас ненавидят. Я прополз на брюхе почти по всей Африке южнее Сахары. Был советником в Бенине, Анголе, сопровождал поставки оружия в Эфиопию и Мозамбик. Для них белый человек остается биологическим врагом. Марксистско-ленинская идеология нужна им как кожура от банана. Ты знаешь, что такое трайбализм?

— Межплеменная вражда, кажется, — продолжил Новиков.

— На ней замешена вся политика в Африке. Одни племена объявляют, что они за коммунизм, другие — что за капитализм, третьи — за черта лысого. Это умные «блэки»! Они получают оружие от благодарных учителей. Глупые тоже желают воевать автоматами, огнеметами и реактивными установками. Но они колеблются, чье оружие лучше: американское, советское или китайское. И пока не определятся, воюют копьями да стрелами. А когда выберут, черные объявляют себя бастионом социализма, капитализма, третьего пути на континенте и требуют немедленных поставок вооружения. Катаются в Союз да в Штаты, твердят о верности, требуют оружие — иначе, мол, их живьем съедят враги и некому будет отстаивать правое дело. Мотай на ус, Новиков!

— Интересный у вас взгляд на мир, товарищ подполковник.

— А ты в Афгане не дошел до этих выводов собственным умом? Веришь в интернациональный долг?

Виктор решил платить откровенностью за откровенность.

— Была вера, и вся вышла. Погасла… — горько усмехнулся старлей.

— Это точно… — Подполковник потер виски и подумал про себя: «Научишь на собственную голову, а затем воевать против них и отправишься…»

Приставленный к Новикову переводчик Миша Суров оказался ровесником новоиспеченного инструктора. Этот выпускник престижного вуза уже успел четыре года проработать в Африке и окончательно спиться.

Блаженно закатив глаза, Миша Суров сидел на кровати, опустив ноги в большой таз с водой. Оттуда, словно перископы подводных лодок, торчали бутылочные горлышки.

Миша меланхолично поворачивал бутылки пальцами ног.

Отклеившаяся этикетка прилипла к щиколотке переводчика.

— Охлаждаю! — объяснил свои действия Суров. — Готовлюсь к вашему приходу. Новиков?

— Точно!

— Виктор?

— Да.

— Ваш чичероне, Майкл Суровый.

— Не понял.

— Чичероне — переводчик. Проводник по этим джунглям. Простите, кроме поганого пойла под романтическим названием… — Миша отодрал этикетку, «Напий козацкий», ничего раздобыть не удалось. Объект режимный, в Одессу не наездишься.

— Давай на «ты», — предложил Виктор. — Жить, как я понимаю, и служить будем вместе…

* * *

— Погуляли? — усмехнулся командир учебного центра, обходя офицеров, построившихся на утреннем разводе.

Распухшая физиономия Виктора Новикова говорила сама за себя. Остальные участники вчерашнего импровизированного банкета выглядели как огурчики. Только синие круги под глазами выдавали собутыльников.

— Ты, Новиков, за этими лейками не угонишься! Понял? — Подполковник укоризненно взглянул на Мишу Сурова. — Особенно не рекомендую тебе соревноваться вот с этим, — он ткнул жестким пальцем в пузо переводчика.

Тот ойкнул, согнулся и жалобно простонал:

— Сгущаете краски, Валентин Степанович! Я употребляю исключительно в лечебных целях…

Среди офицеров послышались смешки, и приглушенный шепоток пронесся по строю.

— Отставить! — вполголоса бросил командир центра.

Тишина мгновенно воцарилась на плацу.

«Авторитетный мужик, — с уважением подумал Виктор. — Слушаются его с полуслова. А ведь головорезы подобрались отчаянные…»

В памяти обрывками всплывала вчерашняя застольная беседа. Ничем не примечательные на первый взгляд офицеры перенесли такое, что обычному человеку и в страшном сне не приснилось бы.

Джунгли Никарагуа, покрытые густым молочным туманом тропических болот, сумрачные ущелья Гиндукуша, испепеляющий зной пустынь Эритреи, горящий Бейрут, китайско-вьетнамская граница — куда только не заносило этих мужиков.

К утру в голове Виктора перепутались все географические названия, имена друзей и врагов Советского Союза, рецепты экзотических спиртных напитков, калибры автоматов, пистолетов, марки взрывчатых веществ. Но одна фраза, оброненная капитаном, застряла в мозгу:

— Никому и нигде мы не нужны…

-..Товарищ подполковник! Пью я по необходимости.

Застарелую лихорадку выгоняю. Единственное верное средство, — гундосил Суров на потеху собравшихся.

— И долго гонять собираешься? — подыгрывал начальник центра, не прерывая представления.

— Пока не загнется! — браво отвечал переводчик.

— Ты или лихорадка?

— Кто первым успеет!..

Состав курсантов центра был поистине интернациональным: группа кубинцев, низкорослых сальвадорцев, черноволосых палестинцов, эфиопов и представителей стран тропической Африки.

Старшего во вверенном Виктору подразделении звали Жоаким. Имя досталось ему от колониального прошлого страны, когда его Мозамбиком владели португальцы. Массивные мускулы бугрились под военной формой без знаков различия.

Жоаким сносно говорил по-русски. Знакомясь с Новиковым, он врастяжку произнес:

— Привет…

— Это старший лейтенант Новиков, — представил Виктора переводчик, с видимым усилием вспоминая португальский. «Козацкий напий» все еще давал о себе знать. — Он будет вашим старшим инструктором.

Жоаким радостно закивал курчавой головой:

— Очень хорошо… Мы будем настоящий солдат… Да?..

— Ответь! — подтолкнул в бок Виктора переводчик. — Рявкни что-нибудь. Дай им почувствовать, что ты начальник!

— Товарищи! — выдавил из себя Новиков и вдруг остро почувствовал всю никчемность своего положения.

Перед ним стояли совершенно чужие, непонятные люди.

А он неизвестно зачем и во имя каких идей будет обучать их совершенным способам убийства, научит владеть самой совершенной техникой, пользоваться первоклассным оружием.

«Зачем это нам? Разобраться бы с тем, что у себя дома творится…»

— Не тяни, Виктор! — вновь зашептал Миша. — Товарищами их замполит пусть величает. Порезче… Не упускай инициативы, а то они на голову сядут.

Жоаким прислушивался к шепоту Сурова и широко улыбался.

Но тут слова инструктора хлестнули потоком:

— Курсанты! Я, старший лейтенант Виктор Новиков, прибыл к вам из разведбатальона десантного полка. Я оставил отличных парней в самом горячем месте и очень беспокоюсь за них. Надеюсь, мне не зря пришлось сделать это.

Специальная подготовка требует полной самоотдачи, дисциплины и трудолюбия. Страна послала вас в Советский Союз с надеждой получить настоящих защитников, знающих, как и чем отразить агрессоров и уничтожить их! Наука побеждать дается не каждому. Упорство — ключ к военному искусству…

— Шпаришь, что твой народный депутат, — похвалил Суров, однако не преминул остудить ораторский пыл Виктора:

— Но вряд ли до них доходит. Посмотри, зевают…

Негры и впрямь переступали с ноги на ногу, потягивались, демонстрируя полное равнодушие к речи Новикова.

18
{"b":"30808","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
17 потерянных
Всплеск внезапной магии
Свой, чужой, родной
Фатальное колесо. Третий не лишний
Девушка из кофейни
Кодекс Прехистората. Суховей
Шестнадцать деревьев Соммы
Прощай, немытая Европа