ЛитМир - Электронная Библиотека

— Авдеенко, интереснее анекдота придумать не сумел? — проворчал Святой.

Телевизионный экран занимала тоскливая физиономия диктора, зачитывающего текст обращения к гражданам СССР…

Двадцатого у воинских частей, расквартированных во Фрунзе, начали собираться толпы людей.

— Оккупанты, убирайтесь домой! — скандировали взвинченные алкоголем молодые парни. — Отдайте нам оружие и убирайтесь!

Отряды милиции, части ОМОНа, присягнувшие на верность президенту республики, блокировали военные городки.

— Еле до вас добрался, — выдохнул сержант Голубев. Он сидел у стола на колченогой табуретке в полной боевой выправке. — Комбат злой как черт. На всех орет, что делать, не знает! Никаких указаний из округа нет! Полный бардак…

— А в городе как? — спросил Святой, придвигая к сержанту кружку со свежезаваренным чаем.

— Молодняк беснуется! Остановили «газик» командира сто сорокового полка. Выволокли командира из машины, погоны сорвали… Может быть хуже, чем в Оше… — мрачно заключил Голубев, сдвинув свой берет на затылок. — И около вас толпа собирается. Товарищ старший лейтенант, возвращайтесь в часть! по-мальчишечьи жалобно попросил сержант. — Сейчас надо всем вместе быть.

— Не могу, Голубев! Виноградов приказа вернуться не давал?

— Нет. Не давал! — подтвердил Василий.

— Видишь. Я же на «губе». — Святой прислушался к нарастающему рокоту толпы, доносившемуся со стороны КПП.

— Авдеенко, где ваш капитан? — крикнул он солдату, стоявшему у входа.

— С делегацией разбирается! — ответил тот.

— Какая еще делегация?

— Киргизы пришли городок под охрану брать. Пятеро ментов местных и эти… — Солдат обвел рукой вокруг головы. — С красными повязками.

— Так какого ты стоишь!.. — рявкнул Святой. — Автомат на плечо — и к капитану! Бегом!

— Есть! — Авдеенко метнулся к пирамиде, достал свой автомат. — Рожок пристегивать?

— Ну, воин, ты даешь! — хмыкнул бывалый Голубев. — Нет, гвозди будешь забивать!

Авдеенко вернулся вместе с капитаном. По полуоторванному погону, болтавшемуся на правом плече, можно было понять, что офицеру досталось.

— Взбесились они, что ли?! — Командир дивизиона вытер пот со лба. Требуют пропустить на территорию части. Сдать ключи от боксов и убираться.

Святой наматывал на ногу портянку.

— Вася, подай сапог! Капитан, выведи парочку бэтээров и пулеметы на прямую наводку поставь. Будут ломиться — трассерами поверх голов… Незаменимое средство.

— Тебе легко советовать! — вздохнул артиллерист. — А киргизы говорят у них приказ руководства. Двадцать минут дали… Пойду обратно, солдаты одни остались.

— Давай, капитан. Но волынку зря тянешь. Начнут бить, вспомнишь про бэтээры… — пророчески предсказал ход событий Святой.

Капитан ушел, а взводный принялся накручивать ручку полевого телефона, соединенного через коммутатор с гарнизонным начальством. Трубка попискивала какими-то внеземными сигналами.

Штурм части киргизы начали спустя двадцать минут после выдвижения ультиматума. Толпа смяла жиденькую цепочку солдат-артиллеристов. Из окна КПП было видно, как люди с красными повязками бьют солдат.

У здания КПП стоял гусеничный артиллерийский тягач МТЛБ. Наверху тягача находилась сложная радиолокационная система артиллерийской разведки. Система занимала три четверти поверхности МТЛБ, а перед ней стояла башенка со станковым пулеметом. Ленты в пулемете не было, но солярка в топливных баках имелась.

— Ну что, Василий, наведем порядок?! — Святой глянул на сержанта.

— Так точно, товарищ гвардии старший лейтенант!

— Собери наших, — голос Святого твердел, — и всех спецназовцев к воротам у КПП.

Двигатель завелся с пол-оборота. Машина выглядела угрожающе. Непонятное громоздкое сооружение, зачехленное брезентом, наводило на мысль о секретном оружии.

На толпу тягач произвел должное впечатление. Нападающие сгрудились, разглядывая машину.

Обезоруженный капитан вместе с группой солдат отступил к спасительной броне.

Из толпы выступил милицейский майор:

— Я уполномоченный руководством республики! Отведите бронетранспортер в сторону! Не мешайте действиям властей.

И тут Святой допустил ошибку. Он купился на милицейскую форму. Вместо того чтобы оставаться внутри МТЛБ, он высунулся наружу.

— Ваше руководство приказывало солдат избивать? — Святой рукой указал на испачканного в пыли и крови капитана.

Милиционер важно выпятил губу.

— Много болтаешь! Выходи из машины.

Красноповязочники были вооружены обрезками труб, арматурой и прочим традиционным набором погромщиков, хорошо знакомым по Ошу.

Взводный окинул взглядом толпу и нашел Голубева.

— Хрен тебе собачий на воротник! — не слишком вежливо отозвался Святой. — Давайте, ребятки, собирайте свои железяки и валите отсюда.

Толпа разразилась бранью, перемешанной с угрозами:

— Вылезай… уши пообрываем… Русские, убирайтесь вон из Кыргызстана!

Метко брошенный камень рассек Святому бровь. Святой от боли на долю секунды потерял сознание, сползая внутрь МТЛБ. Это послужило сигналом для атаки. Капитана артиллерии словно засосало в толпу. Десятки рук рвали офицера на части.

Пронзительный крик капитана доносился через броню резким вибрирующим звуком. Дробью стучали камни, крошась о железо тягача.

Кто-то пытался сунуть палку с горящей паклей в смотровой люк машины. От едкого дыма Святой закашлялся. В люк просунулась зверская рожа. Рогожин изловчился и двинул по ней каблуком.

— Переговоры закончились фиаско! — прошептал Святой, нащупывая ручки управления. — Потанцуем, ребята!

МТЛБ — мощная, очень маневренная машина с прекрасными ходовыми качествами. Но она предназначена для бездорожья, грязи полевых условий, стремительного броска по любой почве. Бетонные плиты не ее стихия. Гладкая поверхность для артиллерийского тягача что лед для коровы.

Вокруг МТЛБ шла рукопашная схватка. Численное преимущество было на стороне киргизов. Умение орудовать автоматным прикладом, саперной лопаткой и просто крепко стиснутым кулаком отличало спецназовцев.

Сквозь муть триплексов Святой увидел: парни отбили капитана. Вырубив из толпы самых агрессивных, солдаты принялись оттеснять нападавших к забору.

В поле обзора оптических приборов тягача попала какая-то группа людей. Святой прильнул к окулярам. Стая налетчиков пробовала совладать с Голубевым. Он походил на медведя, отмахивающегося от надоедливых шавок. «Псы» отлетали в стороны, но на смену выбывшим спешили новые.

Святой не вмешивался. Тягач должен был стать последним аргументом. Пока его двигатель работал на холостом ходу.

Своим подчиненным командир мог быть доволен. Человек шесть медленно отползали от Голубева, оформленные по всем правилам рукопашного боя. Еще четверо и этого сделать не могли, мирно распластавшись на бетоне. Василий по-медвежьи основательно лупил обнаглевших молодчиков.

В каждом бое наступает переломный момент. Схватка еще продолжается, но ты уверен — победа в кармане. Святому казалось: это мгновение настало, и можно глушить двигатель, выбираться наружу, помогать добить противника.

У милицейского майора, руководившего операцией, по-видимому, имелась портативная рация. Слишком уж быстро на помощь киргизам прибыло подкрепление.

Грузовик, набитый людьми в бронежилетах, с оружием и резиновыми дубинками, буквально влетел на площадку перед КПП.

Святой видел — левая сторона машины врезалась в группу, где был Василий. Люди сплелись в стонущий от боли комок. Некоторые вставали, бежали от грузовика, а его солдат лежал неподвижно, с неестественно вывернутыми ногами. Но самое страшное заключалось в том, что водитель грузовика, сдав назад, переехал через Голубева.

МТЛБ стронулся с места. Гусеницы нашли точку опоры.

Педаль акселератора была вдавлена до упора.

Святой таранил грузовик!

Острый нос многотонного тягача снес дверь кабины и часть кузова. Удар был настолько силен, что людей выбросило из машины. Они посыпались, как гнилые яблоки под порывом осеннего ветра.

32
{"b":"30808","o":1}