ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут игра шла всерьез. Сосредоточенные люди вглядывались в экраны мониторов, нервно курили, запивая табачную горечь скверно приготовленным кофе. Игрока окружали зрители, дававшие бесплатные советы, как объегорить хваленую заморскую технику.

Святой не понимал, зачем бывший сержант привел его в это нижнетагильское «Эльдорадо». Да и вел себя Николай как-то странно. Он слабо интересовался выпадающими комбинациями, не глядя, опускал жетоны. Зато внимательно изучив фабричную маркировку на боковой панели автомата, Серегин удовлетворенно заметил:

— Тайваньская дешевка!

Следующим этапом стало наблюдение за игроками. Эксспецназовец проявил талант психолога пополам с классным детективом.

— Смотри! — Движением глаз он указал на средних лет мужчину, истерично барабанившего по клавиатуре короткими пальцами-сосисками. «Клиент» весь взмок. Блики огоньков отражались в капельках пота, делая кожу лица похожей на шкуру меняющего цвет хамелеона.

Время от времени он затягивался сигаретой. По двум пепельницам, заполненным бычками, Николай определил:

— Часа два мучается, не меньше.

— Маньяк! — неодобрительно пробормотал Святой. — Лучше бы пива сходил выпить. Взопрел весь. Коля, что нам тут надо? Объясни! Меня тошнит от дыма. — Он демонстративно помахал рукой. — Накурено здесь! Крематорий!

Серегин молча продолжал изучать игроков, задерживаясь на некоторых заинтересовавших его экземплярах. Затем он отослал Святого к ларьку за сигаретами и пивом.

— Битый час сидим. Просадили кучу денег… — проворчал Святой и со злостью зашвырнул за игральный автомат смятый пластиковый стаканчик.

— Сто двадцать восемь рубчиков, — спокойно уточнил Серегин.

Он давно снял галстук, пристроил плащ на спинку стула, — И даже туфли у него болтались на носках, оставляя пятки свободными.

Парня с жетонами Николай подзывал небрежным пощелкиванием пальцев или поистине купеческим окриком:

— Петруша, подавай!

Девочку из ларька за торчащие во все стороны белобрысые космы он окрестил довольно обидной кличкой «мой маленький дикобразик», купил ей шоколадку и пачку «Мальборо».

— Воду для кофе кипяти, а не помоями заливай! — попросил Николай, вручая подарки.

Святого мутило от душной атмосферы зала, от выпитого кофе, пива и водки за ужином. Наконец он не выдержав, схватил своего благодетеля за шиворот и попытался поднять его с места.

— Не дури! — вырвался тот. — Самое важное впереди! Занимай четвертый автомат с правого края и никого не подпускай к нему. — Он вручил Святому жетоны. — Начнем работать!

В течение следующего получаса Николай опустошал содержимое игральных автоматов. Выигрышные комбинации складывались сами собой. Журчащий ручеек кругляшей непрерывно сыпался в специальную выемку внизу автомата.

Святой ходил за Серегиным, тщетно пытаясь разгадать причину неожиданного везения.

— Машина — дура! — понемногу делился Николай. — Работает волнами. Отлив — дурит тебя безбожно, а потом устает! Выдает максимальный выигрыш, и это, по моей теории, называется приливом. Когда идет отлив, пусть с машиной соревнуются олухи. Ввалят под сотню тысяч рубчиков и уходят! Тогда наступает мой черед! Главное — не прозевать момента! — Святой азартно прищелкнул пальцами. — Петруша! Меняй жетоны!

Зал опустел. Остались лишь несколько самых отчаянных игроков, которые, видимо, решили спустить все свое состояние. Парень за столом подвязывал стопки купюр резинками.

Девочка из ларька блаженно потягивала через соломинку баночное виски с содовой.

С автомата Серегин, по приблизительным подсчетам Святого, снимал тысяч восемьдесят. Подходил он только к определенным местам, намеченным заранее. Коля действовал как заправский грабитель.

— Платы у тайваньских аппаратов паршивые! — продолжал он делиться секретами ремесла. — Пиратские, скопированы с американских оригиналов, но качество «желтое». Немного сложнее сингапурские, хотя и они дерьмо.

В окошечках выскакивали то короны, то карты. От мельтешения картинок у Святого рябило в глазах.

— Ты что, шулер? — спросил он.

— Шулера людей накалывают, а я машины! — объяснил Николай, доводя до кондиции очередной игральный автомат. — Можешь считать меня терминатором! Сейчас доработает, пропустим по пивку, и я покажу высший пилотаж! хвастливо пообещал Серегин. — Петруша! Приготовь денежки для работника умственного труда! Крупными купюрами, пожалуйста!

Накачанный вышибала подозрительно посмотрел на удачливого клиента.

— Чего пялишься? — дружелюбно поинтересовался Николай. — Сглазишь!

Верзила безмолвно удалился.

— Перейдем, командир, к настоящему уровню игры! — объявил Серегин и выбрал автомат, запрограммированный на покер.

Размяв пальцы, словно хирург перед сложной операцией, Николай продолжал рассказывать о маленьких секретах оригинального метода зарабатывания денег.

— Какая логика у конструкторов?

— Понятия не имею! — признался Святой.

— Логика одна! — наслаждаясь собственной проницательностью, говорил Николай. Пальцы его летали над клавиатурой. — Выудить «капусту» из кармана клиента! Как действуют каталы?

— Берут на крючок! — предположил Святой.

— Совершенно верно. Позволяют выиграть пару маленьких ставок. Клиент наживку заглотнул! Мелочевка дает надежду на крупный выигрыш. Так и машина.

Автомат был полноправным партнером Серегина. Он сдавал, точнее, высвечивал пятерку карт, менял, беря из колоды нужное количество, вел торги, требуя доплачивать в банк, то есть опускать жетоны, пасовал или открывал карты.

Иногда Николай прерывался.

— Отлично, «фул хауз» на «элэш», две пары ты уже выдавал!

Он беседовал с машиной, а затем возвращался к рассуждениям о превосходстве человеческого ума над механическим:

— Инженеры-программисты в принципе обычные люди.

Логика их проста, как шомпол: надо удержать клиента у автомата. Машина позволяет себя обыгрывать и предлагает увеличить ставку. Нормальный человек, естественно, соглашается, выставляя на кон крупную сумму. Вот тут-то он и попался. Везение проходит, и машина выигрывает!

— Типичный прием хорошего каталы, — вспомнил лагерных специалистов по игре в «буру» или «секу» Святой.

— Но железо остается железом! — Серегин выразительно постучал по голове. — Серое вещество, если оно не разложилось от алкоголя и безделья, превосходит кусок кремниевой пластины, напичканной самой отборной информацией. Оно постоянно бурлит, ищет способы улучшить материальное благосостояние хозяина и находит. Ну как?!

— Гениально! — язвительно ответил Святой и огляделся.

Исчезнувший пять минут назад вышибала вернулся в сопровождении троих гориллоподобных верзил с бычьими шеями и оловянными глазами. Громилы были одинаковыми, словно сошли с одного конвейера. Четверка переговорила с доходягой у входа, по-хозяйски заглянула в ларек, выбрала дорогое баночное пиво. Затем неизвестные науке существа расположились возле входа…

— Какой способ подсказывает нам серое вещество? — самозабвенно, как глухарь на токовище, излагал Серегин.

— Сматываться отсюда! — подсказал Святой, не выпуская из вида качков. Он не боялся их, но неприятностей не хотел.

— Ответ отрицательный! — проквакал Николай голосом робота из мультика. Отвлечь от экрана его мог разве что ядерный взрыв. — Я должен вести себя вопреки логике машины. Выигрывая, я не увеличиваю ставку, а, наоборот, уменьшаю. Машина шизеет от такого оборота дела. Действует вопреки заложенной программе и выдает максимальный выигрыш! Второй вариант — сразу ставить на кон большую сумму. Тоже срабатывает!

Теория подтверждалась реальным результатом. Автомат разродился потоком жетонов. Серегин сумел собрать голубую мечту всех игроков в покер — четыре туза плюс джокер против.

— Опробуем второй вариант? — спросил он, собирая раскатившиеся по полу кругляши жетонов.

— Коля, ты выиграл достаточно… — тихо произнес Святой. — У дверей четыре амбала. Если я залечу в ментовку, на взятки наверняка потребуется гораздо больше.

53
{"b":"30808","o":1}