ЛитМир - Электронная Библиотека

— Степа, пойди в дом, забери мой кейс с документами!

— А где он? — каким-то овечьим голосом проблеял водитель.

— В прихожей, под вешалкой. Да двигайся, твою мать… — смачно выругался генерал, выражая недовольство нерасторопностью отставного прапорщика.

Переставляя негнущиеся ноги, водитель шаркающей походкой пересек дворик. Он ежесекундно вытирал лоб, лоснившийся от пота, и озирался на ворота. Поравнявшись с группой людей, Степан сделал слабую попытку улыбнуться.

Три пары глаз впились в лицо шофера точно оптические прицелы.

— Чего? — пролепетали губы водителя бессмысленный вопрос.

— Спасибо за службу, Степа! — тихо произнес генерал, уступая дорогу долговязому убийце.

В холодных акульих глазах Банникова читался приговор, вынесенный водителю и не подлежащий обжалованию.

Длинное тело киллера вдруг сложилось пополам, точно плотницкий метр, а затем распрямилось в молниеносном прыжке. Шофер отшатнулся, закрывая грудь руками. Парализованный страхом, бывший прапорщик позабыл все навыки рукопашного боя, позабыл и про пистолет в наплечной кобуре. Он даже не пытался оказать сопротивление, тараща побелевшие от ужаса глаза.

Сиплый вопль вырвался из глотки Степана:

— Не убивайте!

С последним звуком вопля тонкое лезвие ножа полоснуло по горлу водителя. Рассеченная кожа с треском разошлась, и в этот надрез Лютик вогнал двадцатисантиметровый клинок, с силой провернув рукоятку.

Из глотки шофера фонтаном ударила кровь. Он упал на каменные плиты, которыми был вымощен дворик. Из распахнутого в немом крике рта Степана вывалился покрытый кровавой пеной язык.

Долговязый вновь переломил туловище пополам, чтобы посмотреть на угасающие искры жизни в глазах жертвы.

Лютик обожал именно этот неповторимый момент.

— Все, Петр Михайлович, каюк — констатировал факт смерти убийца и невпопад заметил:

— А Степашка нынче побриться поленился. Рожа щетинистая!

Пальцем, не боясь запачкаться кровью, он дотронулся до щеки водителя.

Схватившись пятерней за рукоять и прилагая недюжинное усилие, киллер вытащил застрявший в шейных позвонках нож. Осмотрев инструмент. Лютик вытер лезвие о рубашку водителя и спрятал нож в специально подшитый к карману кожаный чехол.

— Может, не стоило мочить Степу? — то ли рассуждая, то ли спрашивая, равнодушно произнес парень в черном, захлопывая капот машины.

Банников отрицательно покачал головой:

— Лишний свидетель… Стали бы таскать на допросы, замучили бы беднягу. А так все проблемы позади. Теперь Степа подотчетен господу богу, а не Федеральной службе безопасности. И достовернее все будет выглядеть!

Цинизма у генерала было хоть отбавляй.

Его собеседник не согласился:

— По натуральности, Петр Михайлович, водила нам очков не прибавит. И часы вы зря нацепили. Заряд настолько мощный, что идентификация останков практически невозможна. А лабораторные исследования займут много времени. Возможно, месяцы и месяцы. Впрочем, вы, как обычно, правы в главном: лишние свидетели — лишняя головная боль.

Пока они беседовали. Лютик произвел замену. Ухватившись за ворот рубашки, он выволок труп бомжа, усадив его у колеса автомобиля, а истекающий кровью шофер занял привычное место за баранкой.

Итак, декорации к предстоящему спектаклю были поставлены. Исполнители главных ролей приготовлены. Оставалось поднять занавес.

Солнце встало в зенит, когда компания под, предводительством Банникова покинула территорию виллы. Они вышли через калитку напротив хозпостроек. По протоптанной дорожке, окруженной густой порослью кустов и молодого ельника, троица спустилась по отлогому склону холма в низину. Там они остановились.

Из низины открывался чудный вид. Вилла казалась игрушечным средневековым замком. Красная черепичная крыша проглядывала сквозь зеленые кроны деревьев.

— Идиллическая картинка! — мечтательно произнес Владик, достав пульт дистанционного управления.

Высоченный убийца, по росту превосходивший остальных на голову, сгорбился, закрыв ладонями уши. Включив питание пульта, парень в черном посмотрел на мигнувший сенсорный индикатор.

— Может, хотите сами с прошлым расстаться? — Он протянул коробочку Банникову.

— Не тяни резину, подрывник-минер! Впереди дел невпроворот.

Ногтем указательного пальца Влад нажал на кнопку. Посланный радиосигнал активизировал детонатор. Пластит, любимая взрывчатка террористов и спецслужб, разорвал внутренности лимузина. Машина оторвалась от земли, как стартующий в поднебесье летательный аппарат. Дьявольская мощь огня обуглила трупы, впрессовывая человеческие останки в металл. Полыхающий остов «СААБа» протаранил металлические ворота и скрылся в клубах черного дыма.

Смрадный костер заполыхал перед фасадом виллы.

Взрывная волна повредила здание: повыбивала стекла, сорвала черепицу и разрушила мраморное ограждение фонтана. Кое-где, не выдержав огненного смерча, обрушились бетонные плиты забора.

Грохот взрыва многократным эхом разнесся по округе.

Волна жара докатилась и до низины. Люди, устроившие это светопреставление, непроизвольно присели, подчиняясь инстинкту самосохранения. Долговязый, потрясенный мощностью разнесшей вдребезги «СААБ» адской машины, испуганно вскрикнул:

— Ну, бля, ты, Влад, даешь!

Стряхнув с плеч опавшую листву, подрывник довольно усмехнулся:

— Как заказывали!

Черный столб дыма медленно, но неотвратимо карабкался в поднебесье. Его вершина расплывалась грязным пятном на фоне лазури, качалась на распухающей ножке. Потрескивающие звуки начинающегося пожара сливались с диким гомоном встревоженных птиц.

Зрелище завораживало. Первым очнулся Банников. Он невольно ткнул кулаком в бок долговязого:

— Хватит таращиться! Учись у Владика работать. Шикарно и с размахом!

Киллер восхищенно цокнул языком, отдавая должное коллеге. Повернувшись в противоположную от пожарища сторону, троица быстрым шагом двинулась к выходу из тенистой низины. Они шли по-волчьи, след в след, не оборачиваясь.

Спустя минут пятнадцать Банников со спутниками выбрался из леса. У обочины шоссе их ждали неприметные подержанные «Жигули» шестой модели с дугами багажника на крыше. Такой вид транспорта предпочитают дачники и не слишком обеспеченные горожане. Гаишники отводят взгляд от подобных колымаг, потому что у их хозяев деньги на взятки не водятся.

Банников и парень в черной джинсе заняли задние места.

За рулем, поерзав, устроился долговязый. Вставив ключ в замок зажигания, он запустил стартер. Колеса «шестерки» провернулись, выбросив из-под протекторов струйки придорожного желто-серого песка.

Когда машина тронулась с места? генерал с шумом выдохнул воздух:

— Что, Влад, первый этап преодолели?

Парень закурил сигарету, выпустив дым через ноздри.

— Контора[8] вычеркнет вас из списка живых.

— Твои слова да богу в уши, — угрюмо произнес Банников и замолчал.

Не так мечтал Петр Михайлович покинуть Россию. Но обстоятельства складывались не в его пользу. Он действовал слишком самоуверенно и нагло, добывая заказанный товар.

Влиятельные покровители намекали, что генерал зарвался и последствия могут быть самыми плачевными.

А потом Банникову сказали прямым текстом:

— Тебе, Михалыч, лучше испариться. В Кремле новый хозяин. Он ворье на дух не переносит, а ты слишком далеко зашел. Сматывай удочки, пока цел. Наворовался!

Покровители тряслись за свои шкуры и чиновничьи кабинеты. Банников, торгующий ворованным вооружением, совершал государственное преступление и, следовательно, в друзья при изменившейся обстановке не годился. Кто не друг, тот враг. А врага, по железно действующему правилу, надо уничтожать. Петр Михайлович сам всегда поступал таким макаром. Теперь настал его черед. Но матерый контрразведчик, умеющий плести паутину интриг, сделал опережающий ход, надеясь оставить противников в дураках.

От сделки Петр Михайлович, однако, не отказался. Товар ждал покупателя, а личные банковские счета Банникова — пополнения.

вернуться

8

Контора (жаргон.) — ФСБ.

66
{"b":"30808","o":1}