ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй «кирпич» был обзором военных новинок авторитетного английского журнала «Дифенс уикли».

— Поглядим! — нараспев пробормотал Святой, неся книги к столу с намерением отвлечься от бесполезных размышлений.

Как кадровый военный, он не мог пройти мимо информации о достижениях человечества в области уничтожения себе подобных. Обе книги, судя по излому корешков, открывались чаще всего в одном и том же месте — на статьях о новейшем летающем чуде конструкторской мысли. Этим чудом был самый современный вертолет, который на Западе проходил под романтической пиратской кличкой «Черная акула» — «Блэк шарк», а на родине именовался скромненько, но со вкусом — «КА-50».

Заголовок в «Дифенс уикли» отдавал бульварщиной, несолидной для издания такого ранга: «„Черная акула“ — геликоптер двадцать первого века», и внизу шрифтом помельче: «Русские создали машину, превосходящую по мощи американский „Апач“. Отечественный каталог был скромнее — „КА-50“ — атакующий вертолет». И никаких комментариев, только фотографии поистине устрашающего винтокрылого монстра.

— Обалденная бестия! — произнес Святой, перелистывая страницы. — Звено «Черных акул» размолотило бы Пандшер в пух и прах. Продавать такую машину за границу — преступление! — Он и сам не заметил, как стал размышлять вслух. Головастые ребята… Это же надо такую компоновку придумать — четыре подвески присобачить. Ну и зверюга!

Настоящая акула!

Он прищурил глаза, представляя полет вертолета, его ныряющий атакующий заход и залп — лавину огня, нисходящую с небес, перед которой ничто не способно устоять.

Тут в кабинет неслышно вошел его хозяин и застал Святого врасплох.

— Разведчиком становятся раз и навсегда! — с порога сказал Федченко, видя, как спешно захлопывает Святой фолиант «Военного обозрения». — Нюх вас не подвел. Открыли в нужном месте! «КА-50» хоть и включен в список экспортных наименований, но в некоторые страны его поставки запрещены, задумчиво произнес генерал-майор, поглаживая ладонью обложку русского каталога. — В принципе передрать и наладить его производство невозможно, но… наши заокеанские коллеги придерживаются противоположного мнения. — Он заложил руки за спину и принялся расхаживать по кабинету. — Я был на заводе, — говорил генерал так тихо, что Святому пришлось податься вперед. Его цеха способны выдавать сотни вертолетов в год: для армии, на продажу, а госзаказ обрекает рабочих на нищету.

Собрали десяток машин — и стоп! Отключают рубильник — деньги из государственной мошны кончились. Директор носится по коммерческим банкам, кредиты под сумасшедшие проценты выбивает, чтобы работягам по буханке хлеба в день выдавать. Дети по помойкам объедки собирают. Я не преувеличиваю! До чего мы дошли! Город невелик, со всех сторон окружен тайгой. Завод «Прогресс» — единственное крупное предприятие. Нет работы — нет зарплаты. Народ на подножный корм переходит. Кто охотой занимается, кто женьшень выискивает и китайцам перепродает, благо до Владивостока три часа лета… Абсурд! Вертолет двадцать первого века — и дети по помойкам! От нас они требуют защиты экономических интересов России! — Генерал закурил и неопределенно указал тлеющей сигаретой в потолок. — А сами черт-те что в стране устроили! Действуют по принципу курятника — сбрасывать нечистоты на головы тех, кто жердочку пониже занимает!

— Вроде вас? — спросил Святой.

Генерал утвердительно крякнул.

— Я вам еще чтива подкину! — сказал Матвей-Федорович, открывая ключом ящик стола. — Ознакомьтесь!

Стопка папок, отмеченных грифами «Совершенно секретно» и «Только для служебного пользования», шлепнулась перед носом Святого.

— Читать придется в моем присутствии! — усталым голосом произнес генерал-майор. — Инструкции, сами понимаете. Хотя я вам полностью доверяю. Можете выборочно, только то, что заинтересует. — Федченко, ссутулившись, отошел к окну.

«Директору СВР. Начальнику ближневосточного направления. Источник Кедр подтвердил полученную ранее информацию о продаже Сирии пятисот килограммов химических реагентов, которые могут быть использованы для создания боевых отравляющих веществ. Груз прибыл транзитом по неустановленному маршруту, предположительно проходящему через Украину и Балканы. Сделку осуществило совместное российско-латвийское предприятие, генеральный директор Банников П.М., при содействии председателя Комитета по конвенциональным проблемам и биологическому оружию при президенте РФ Купевича Д.И. — ДАМАСК…»

Святой вчитывался до рези в глазах, лихорадочно перелистывая бланки оперативных донесений резиденту? Службы внешней разведки.

«…Партия стрелкового оружия советского производства, предназначавшаяся исламистским сепаратистам штата Пенджаб, задержана службой безопасности Индии в порту Бомбей при выгрузке с борта контейнеровоза „Стерлинг“, принадлежащего панамской компании и зафрахтованного российской фирмой „Митекс“. Этот инцидент может вызвать серьезное напряжение во взаимоотношениях наших стран. Необходимо немедленно дать объяснение случившегося по дипломатическим каналам с привлечением официальных должностных лиц. — ДШВД».

«… Агент Дэн сообщает о готбвности неустановленного объекта произвести поставки военного снаряжения в обход санкций ООН для вооруженных формирований самопровозглашенной республики Сербска Краина. Предварительная договоренность достигнута. — БЕЛГРАД».

За окном сгущались сумерки, отчего бумага из белой становилась пепельно-серой. Буквы расплывались, а виски Святого раскалывались от напряжения. Ядовито-оранжевая мымра приносила стаканы с кофе, но он не замечал ни ее, ни нового посетителя.

— Отвлекитесь, Дмитрий Николаевич! — сказал генерал-майор, поставил стул и сел напротив.

Незнакомец последовал его примеру. Две пары глаз уставились на Святого.

— Ваш визит в Ясенево не случаен, — монотонно произнес Федченко. Настало время расставить точки над «i». По ходу беседы вы можете задавать любые вопросы мне и представителю Федеральной службы безопасности Носову Геннадию Павловичу. — Он указал на моложавого мужчину с цепким взглядом полицейской ищейки. — Для начала вернусь к словам о верности клятве солдата-спецназовца, которую вы вложили в головы своих подчиненных, и сами, судя по недавним поступкам, подчиняетесь ей до сих пор. Честь превыше всего!

Его перебил эфэсбэшник:

— Не надо лишнего пафоса! Меня мутит от пустых слов, в расчет принимаются конкретные шаги. Мы проштудировали вашу биографию от корки до корки. Наблюдение велось за вами с тех пор, когда вы вернулись в страну. Мы умеем ценить профессионалов и закрывать глаза на некоторые погрешности в биографии. Кстати, небезызвестный генерал Банников собирался упрятать вас за решетку при первой же возможности. Вам еще повезло. Рогожин. Он расправлялся с мешавшими ему людьми куда круче.

Святой не понимал, к чему клонит эфэсбэшник.

— Скуридин мог бы вам подробней об этом рассказать, — неожиданно произнес тот.

— Скуридин? Владик? — ошеломленно переспросил Святой.

— Он сотрудничал с ФСБ, — пояснил Носов. — Оказал немало ценных услуг и был нашим лучшим двойным агентом. Не вдаваясь в подробности, скажу: мы ему многим обязаны! — Последнюю фразу он произнес с надрывом.

— Николай говорил, что Скуридин — киллер, платный убийца, обслуживающий мафию…

— Да, невинным агнцем его не назовешь, — небрежно обронил Носов. — Но он добровольно принял решение сотрудничать с нами!

Святой почувствовал, что от него что-то скрывают.

— На меня вывел Скуридин? — спросил он.

— Нет, порекомендовал Черкасов! — ответил эфэсбэшник.

Святой окончательно запутался. Все казалось ему какой-то фантасмагорической кашей, винегретом из отдельных несвязанных фактов, фамилий и событий. Он застонал, обхватив голову руками.

— Собирайтесь, Рогожин! У нас не так много времени!

Твердый голос генерал-майора Федченко подействовал на Святого отрезвляюще, а рассказ разведчика был логически строен, и фрагменты складывались в простую и страшную картину.

73
{"b":"30808","o":1}