ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Интересно все же, – сказал Константин, – почему вы меня не спрашиваете, зачем я тут вообще появился? Вас же это интересует?

– А вы скорее всего не сможете ответить на этот вопрос, – спокойно ответил Макеев. – Мне иногда бывают очень понятны поступки людей, хотя они нередко и сами себя не понимают.

Он немного помолчал и зло добавил:

– И мне слишком часто совершенно непонятны действия моего бывшего начальства. Впрочем, не стоит об этом. Это мое, личное, вам это не интересно. Не буду вам навязывать свое общество. Мне кажется, что вы устаете от общения с людьми.

– Бывает, что очень сильно устаю, – согласился Константин. – Но не сейчас. Сейчас мне все же кое-что очень интересно…

– Знаете, Константин Петрович, – ответил Макеев. – Если вам действительно интересно, что сейчас творится в Запрудном, разговор на улице у нас не получится. К себе я вас пригласить не могу, я живу, знаете ли, с соседями, вернее, комнату у них снимаю. Боюсь, они тоже могут вас узнать. Если вас это мало волнует, то должен вас предупредить, что вы совершаете ошибку. Запрудный сейчас опасный для вас город, поверьте мне на слово.

– Вы меня сильно-то не пугайте, – усмехнулся Константин. – Особой ценности в своей жизни я не вижу. Хотя и помирать пока не собрался. Словом, спасибо за предупреждение. В таком случае, поехали ко мне, в Москву, – предложил он. – Я вижу, вы в этом городе – гость, не правда ли? А живете скорее всего в Москве?

– Да, – ответил Макеев. – В Запрудном меня держит что-то самому мне непонятное. Я словно пытаюсь найти ответ на вопрос, который даже сформулировать не могу.

– Тогда поехали, – решительно сказал Константин. – У меня тоже вопросов хватает. Таких же, на которые нет ответа.

Глава 6

…Часа через два Константин с бывшим майором милиции сидел в квартире на южной окраине Москвы и пил с ним виски «Канадиен клаб» с содовой.

Макеев казался ему каким-то странным человеком. Ведь мент же! Из той же самой породы, что и полковник Сапронов. Но он говорил и рассуждал совсем как Константин, и Панфилову не составило труда найти с ним общий язык. Через десять минут они были уже на «ты», и Константину казалось, что он встретил давнего хорошего приятеля, которого знал всю жизнь.

О казино бывший майор Макеев заговорил сам, предполагал, наверное, что Константина именно этот вопрос больше всего интересует.

– Директора, которого ты поставил, убрали фокинские бандиты, – рассказывал он.

– Я тогда – самый первый бандит, – усмехнулся Константин. – Последнее время запрудненская братва подо мной была.

– Ну хорошо, пусть братва, а не бандиты, – согласился Макеев. – Как ни назови, а все равно организованная преступная группировка. Дело не в этом. Это все слова. Короче, убили твоего директора прямо дома. Выследили и зарезали в подъезде. Он с охранником последнее время ездил, охранника тоже зарезали, не успел выстрелить ни разу. Злые они были на тебя, хорошо ты их достал, докладывали мне, вот на директоре твоем и отыгрались.

– Я-то думал, надолго прижал гадов! – сказал Константин. – Быстро они головы подняли. И опять из-за меня кого-то убили.

– Почему из-за тебя? – удивился Макеев. – Из-за денег, конечно, а не из-за тебя.

– Ну, не из-за меня, так из-за моих денег, – упрямо повторил Константин.

Макеев только пожал плечами.

– Надолго их прижать невозможно, – убежденно сказал Макеев. – Я этот вопрос специально изучал. У меня диссертация по ОПГ лежит незащищенная.

– Диссертация! – удивился Константин. – Я-то думал, что ты мент, а ты ученый, оказывается. Надо же, кандидат ментовских наук.

– Слушай, давай договоримся, – предложил Макеев. – Я буду называть членов организованных преступных группировок «братвой», а не «бандитами», а ты будешь называть работников правоохранительных служб «милиционерами», а не «ментами», «мусорами» или «легавыми».

– Да вас как только ни называй, вы от этого не меняетесь, – пробормотал Константин. – Ладно, не пыхти, договорились!

– И науки мои не ментовские, а юридические, – не мог успокоиться Макеев. – Захотел практикой свои теории проверить. Сам сюда напросился. Только мои теории начальству не понравились.

– А что у тебя там за крамола такая была? – спросил Константин.

– Ничего особенного, – все еще обиженно проворчал Макеев. – Долго рассказывать… Да вот, хотя бы всего один пример. Я там привел статистические данные по организованной преступности в Москве и Московской области и сравнил их с результатами наших внутренних расследований фактов коррупции в органах милиции. Зависимость оказалась прямо пропорциональная. Конечно, это никому у нас не понравилось и меня с радостью отпустили в Запрудный. Знали, сволочи, что здесь меня гораздо легче из органов выкинуть. Дорого мне этот эксперимент обошелся.

– А ты не расстраивайся – не велика потеря, – усмехнулся Константин. – Подумаешь, горе, из ментов выгнали. Радоваться надо.

Макеев недоуменно посмотрел на Панфилова, потер мгновенно покрывшийся капельками пота лоб ладонью, но готовую сорваться с языка фразу проглотил.

– Ладно, – сказал он, уже полностью беря себя в руки. – Замнем для ясности… Так вот. Меня к тому времени отсюда уже сняли, вернее, я в отпуске был. А на моем месте уже новый начальник командовал, я даже и не знал еще, что меня уволить из рядов решили. Этот новый, майор Кондрашов, сразу сообразил, что можно хорошо руки погреть на твоей брошенной собственности. Если с умом подойти. Формально она тебе принадлежит, но тебя нет, и никаких вестей о себе ты не подаешь. Он решил какого-нибудь родственника твоего найти, и на него твою собственность оформить, ну, вроде как управляет он ею в твоих интересах.

– Родственника? – переспросил удивленный Константин. – Нет у меня никаких родственников. Не могли они никого найти.

– Вот и они с такой проблемой столкнулись, – подтвердил Макеев. – Но выпутались. Разыскали какого-то парнишку, молоко на губах не обсохло. И объявили его твоим сыном, мол, родила от тебя какая-то баба.

– Сыном? – опять переспросил Константин. Он был явно растерян.

Макеев внимательно на него посмотрел.

– Ну, тебе виднее, кем он тебе доводится, – сказал он. – Только мальчишечке идея понравилась. Он какие-то документы разыскал, вроде бы письма твои к его матери. Долго с юристами шушукался, короче, оформили его опекуном твоего имущества. Он и казино теперь опекает. А его опекает майор Кондрашов. Доходят до меня слухи, что девяносто процентов выручки не Андрею этому попадает, а в карман майора Кондрашова.

– Как ты его назвал? – спросил Константин. – Андрей? А мать его как зовут?

– Померла его мать недавно, – вздохнул Макеев. – Убил ее какой-то маньяк вместе с подружкой. Татьяной ее вроде бы звали…

– Значит, Андрей… – повторил Константин. – Вот оно, значит, как. Мать не захотела… А этот, видишь, в наследники мои решил… И что же он, этот Андрей-то, как он, вообще?..

Константин и сам, наверное, не мог бы объяснить, о чем он конкретно спрашивает, но Макееву и не нужно было объяснять. Он умел отвечать на вопросы, которые трудно сформулировать.

– Завидует он тебе, – усмехнулся он. – Наследником Жигана себя считает. Братву в Запрудном прикармливать начал. Ну, те делают вид, что признают его. Но это все театр. Там сопливый еще мальчишечка. У них там Егерь сейчас верха качает. Он деньги у этого сопляка берет, а за спиной у него смеется. Банк твой он закрыл – не понимает в этом ни уха ни рыла. Еще я слышал, свою команду какую-то набирает. Зачем, не знает никто. Такие же, как он, дохляки, тренируются целыми днями, железо нянчат. Живет он, кстати, в твоем же доме, где ты раньше жил. И на твоей машине, конечно, ездит.

Макеев замолчал, сделал небольшую паузу и спросил неожиданно:

– Так это сын твой, что ли?

Константин покачал головой.

– Нет, – сказал он медленно. – Не сын. Но мать его я любил.

Макеев пожал плечами.

– Ну, это дело, конечно, твое, – сказал он. – Но я так понимаю, раз уж ты в Запрудном появился, то хочешь, наверное, назад вернуть все, что у тебя раньше было? Так, что ли?

12
{"b":"30811","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я ленивец
Здесь была Бритт-Мари
Возвращение
Свинья для пиратов
Русалка высшей пробы
Ключ от твоего мира
Тени сгущаются
Чужое тело
Тетушка с угрозой для жизни