ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Царский витязь. Том 2
Разбуди в себе исполина
Гости «Дома на холме»
Призрачное эхо
Единственный и неповторимый
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Ветер над сопками
Шаман. В шаге от дома
A
A

– Так, так, разумем.

– Ты номера его не запомнил?

– Не, пан милициянт.

– От же люди! – раздосадованно воскликнул младший лейтенант, не замечая сам, что повторяет любимое выражение капитана Костенко.

– Ниц не могем зробить, – развел руками поляк.

– Ладно, – мотнул головой гаишник, – я сам тоже хорош, на номера внимания не обратил. Хотя погоди, погоди… А они вообще были?

Ему удалось припомнить, что номерной знак «КамАЗа» был забрызган грязью.

– Эх, что же делать-то? – Стрельцов растерянно обернулся, проведя рукой по коротко стриженным волосам. – Что делать? Уйдут же сволочи.

На обочине дороги, неподалеку от трупа капитана Костенко, Стрельцов увидел несколько темных пятен.

– Я тебя все-таки зацепил, паскуда, – процедил он сквозь зубы.

– Цо пан милициянт поведзял? – недоуменно спросил поляк.

– А, так… – младший лейтенант подошел к водителю. – Слушай, пан, садись в свою гаргару и езжай вперед. Понятно? Вперед, – для пущей убедительности Стрельцов махнул рукой вдоль шоссе. – Увидишь милицию, остановись и расскажи, что здесь убили капитана Костенко. Понимаешь?

– Так.

– Запомни фамилию – Костенко.

– Так, зразумялэм – Костэнко.

– А я предпринимаю меры… – Стрельцов замолк на полуслове и бросился на середину шоссе. – Стой, стой!

Он замахал руками, останавливая мчавшуюся навстречу ему черную «Волгу».

Водитель легковушки, увидев размахивающего руками милиционера, сбросил скорость и затормозил.

– Подожди! – закричал ему младший лейтенант и снова бросился к поляку-водителю.

– Так ты понял, что надо сказать? Убит капитан Костенко, а я преследую преступников. Ну, я не знаю, как это по-вашему.

– Ты поехал… за криминальниками, – мешая русские слова с польскими, сказал поляк.

– Во-во, точно, – Стрельцов хлопнул собеседника по плечу. – Ну все, давай, друг, жми.

Младший лейтенант снова бросился к «Волге» и, распахнув дверцу, плюхнулся на место пассажира рядом с водителем.

– Давай разворачивай, – торопливо сказал он.

– Чего?

– Разворачивай, говорю. Ты что, не видишь?

– Что я должен видеть?

Стрельцов нервно заерзал в пассажирском кресле.

– Это капитан Костенко, мой напарник.

– Что с ним?

– Застрелили.

– Кто?

– Кто-кто, конь в пальто, – Стрельцов разнервничался не на шутку. – Некогда объяснять. Я тебя сейчас вообще из этой тачки выкину на хрен, а «Волгу» твою конфискую.

– Успокойся, командир, – примирительным тоном сказал водитель «Волги», – я-то не видел, что твоего капитана грохнули.

– Я тебе грохну, я тебе грохну! – в ярости завопил Стрельцов. – Разворачивай, поехали. По дороге все расскажу.

– Ладно, как скажешь.

«Волга», заурчав мотором, тронулась, описала на шоссе полукруг и внезапно остановилась.

– Ты чего?

Водитель выразительно посмотрел на труп.

– А с ним что делать? Так и будет лежать на обочине?

– Фу ты, твою мать, – Стрельцов и сам понял, что совершил ошибку, пытаясь в спешке организовать погоню. – А что ты предлагаешь?

– Кто, я? – искренне удивился водитель «Волги», крепкий молодой мужчина лет тридцати.

Его чистое открытое лицо не портили даже несколько шрамов.

– Ну да, ты. Если бы ты не сказал, я бы про него вообще забыл.

Водитель как-то странно посмотрел на младшего лейтенанта и, хмыкнув, покачал головой.

– Ну дает, жизнь… – многозначительно произнес он. – Это ж твой напарник.

– Да знаю я, знаю.

– Вон, – водитель «Волги» кивком показал на дорогу, – «горбатый» едет. Его останови и попроси присмотреть.

– Точно! – обрадованно воскликнул Стрельцов.

Выскочив из «Волги», он остановил проезжавший по дороге «Запорожец», за рулем которого сидел седовласый пенсионер в зеленых очках.

Вытащив плохо соображающего дедулю из машины, Стрельцов сбивчиво объяснил ему ситуацию и строго-настрого приказал ему находиться на месте происшествия до прибытия милиции. Закончив с пенсионером, гаишник бегом вернулся к «Волге».

– Поехали, они не успели далеко уйти.

– У тебя хоть оружие есть? – включив передачу, но не торопясь трогаться с места, спросил водитель «Волги».

– Конечно, табельный «макаров».

Младший лейтенант вытянул из кобуры пистолет и повертел им перед носом.

– Я одного подстрелил.

– Да иди ты? – недоверчиво произнес собеседник.

– Они же, суки, и в меня стреляли. Но я им тоже показал.

– А патроны у тебя остались?

Стрельцов несколько мгновений хлопал глазами и неожиданно заорал:

– Стой!

– Да я и так стою.

Младший лейтенант, матерясь под нос, снова выскочил из «Волги» и бросился к распростертому на обочине телу капитана Костенко.

Топтавшийся возле него пенсионер в зеленых очках с изумлением наблюдал за молодым лейтенантом, который склонился над трупом и сунул руку в пустую кобуру.

– Есть! – закричал он с такой радостью, как будто прямо у него на глазах капитан Костенко ожил.

Неся над головой обойму с патронами, как Данко – факел, Стрельцов снова направился к черной «Волге». Наблюдая за ним, владелец машины вполголоса произнес:

– Сколько ментов на своем веку видел, а такого придурка встречаю впервые.

Когда гаишник наконец занял место рядом с водителем, его глаза лучились искренней радостью.

– Вот, целая обойма.

– Одна? – скептически отозвался его визави.

– А что, мало? – недоумевал младший лейтенант.

Водитель недоуменно пожал плечами.

– На три секунды настоящего боя.

– Ты откуда знаешь?

– Читал…

– Ладно, – хорохорясь, заявил Стрельцов, – мы еще посмотрим, кто кого.

– Ага, – скептически протянул водитель, – смотри.

– Да ты давай, давай, дави на педали, – возбужденно сказал гаишник. – У меня обойма в моем «макарове». Или, может, сдрейфил?

Не сказав ни слова, водитель рванул с места так, что младшего лейтенанта вдавило в спинку кресла.

– Ну ты гонщик, – полувосхищенно-полунедоверчиво сказал он. – Тебя как звать-то?

Водитель, не отрывая взгляда от дороги, произнес:

– Панфилов.

– Это фамилия, а имя?

– Константин, – он немного помолчал и добавил: – Петрович.

– Значит, Константин Панфилов.

– Точно.

Глава 3

– Это же такой генерал в войну был, в Великую Отечественную, – наморщив лоб, сказал младший лейтенант Стрельцов.

– Вроде был.

– А ты случайно не родственник знаменитого полководца?

– Случайно нет.

«Волга» скоро бежала по шоссе, быстро набирая скорость.

Стрелка спидометра уже миновала отметку «сто километров», но Константин не сбрасывал газ. Сто десять, сто двадцать, сто тридцать…

– Эй, эй! – неожиданно воскликнул Стрельцов.

– Что?

– Ты куда так гонишь?

– Сам же сказал – быстрей.

– Я же не знал, что ты такой лихач, – с некоторой опаской произнес младший лейтенант.

– Тогда оштрафуй меня за превышение скорости.

– Шутки у тебя какие-то…

– Я не шучу.

– Ты всегда такой серьезный?

– Я же не таксист, чтобы балагурить.

Константин немного сбросил газ, и стрелка спидометра замерла на отметке «сто десять». После этого он, совсем как таксист, спросил:

– Куда ехать-то?

– Да хрен его знает! – откровенно выпалил гаишник. – Ты когда сюда ехал, «КамАЗ» видел с фурой? Грязный такой.

– Видел, он меня чуть не снес. Я еще подумал, что водила с утра не проспался после вчерашнего.

– Это они и есть.

– Почему они? Я в кабине видел только одного, за рулем.

Стрельцов нервно заерзал в кресле.

– Как одного? Почему одного? Их там двое в кабине и еще один в кузове… как минимум. Того, который находился в кабине вместе с шофером, я ранил.

– Значит, он лежал, – заключил Константин.

– Нет, ну правильно! – воскликнул младший лейтенант. – Все так и должно быть. Я его ранил, а он лежит в кабине. Ты его не заметил.

Милиционер заметно повеселел.

5
{"b":"30812","o":1}