ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты даешь, Панфилов! А еще говорят – отлично, Григорий, нормально, Константин. Ты мне это, смотри, – он шутливо погрозил ему пальцем.

– Мне вот что интересно, – усмехнулся Константин, не обращая внимания на перемены в настроении собеседника, – у вас там, гм… в конторе, правилам хорошего тона учат?

– А что? – насторожился Стрельцов.

– Вообще-то гаишник представляться должен, но ты, как я посмотрю, молодой и неопытный.

– Кто, я неопытный? Да я… Ну вообще-то, – Стрельцов вначале возмутился, но затем ему пришлось согласиться с доводами собеседника. – Вообще-то я в Госавтоинспекции недавно, хотя на срочной во внутренних войсках служил.

– Вэвэшник, значит.

Константин еще со времен своей службы помнил несколько обидных вариантов расшифровки этого сокращения, но предпочел промолчать.

– Бывший. А теперь младший лейтенант Стрельцов Георгий.

Он переложил пистолет из правой руки в левую и протянул ладонь для рукопожатия.

Константин сделал вид, будто не заметил этого жеста, и намеренно переложил руку на рычаг переключения скоростей.

– Пристегнись.

– Что? – не понял Стрельцов.

– Пристегнись, говорю. На обгон идем.

– Да ну его, – отмахнулся младший лейтенант.

Константин осуждающе покачал головой:

– Я всегда знал, что первые нарушители правил – гаишники.

– Чего?

Константин резко повернул руль влево, обходя грузовик-молоковоз, неизвестно откуда взявшийся на дороге.

Он сделал этот маневр намеренно, желая преподать небольшой урок Стрельцову. Гаишника по инерции швырнуло вначале влево, потом вправо, из-за чего он едва не выронил пистолет.

– Ты точно гонщик, – ошеломленно произнес он, выпрямляясь. – Раллист!

– Это что-то новенькое, – прокомментировал Константин, – pаллистом меня еще не называли.

– А как тебя называли?

– По-разному, – уклончиво ответил Панфилов.

«Волга», накручивая километры, стремительно мчалась вперед.

Младший лейтенант Стрельцов затих в ожидании скорой встречи с преступниками. Панфилов обгонял одну машину за другой, но «КамАЗа» на широкой ленте шоссе не было.

Гаишник, вытягивая шею, нервно всматривался в каждую машину, видневшуюся впереди.

– Да где же они?

Константин скосил глаза на пистолет, плясавший в руке Стрельцова.

– Пушку убери, – сказал он. – Не ровен час нажмешь на курок. Мне еще жить охота.

– Не бойся, – напряженно вымолвил младший лейтенант, – он у меня на предохранителе.

Он все-таки пристроил «макарова» между ног, не выпуская из рук.

– Что за херовина? – снова вырвалось у него. – Куда он мог деться?

– У них фора была в пару минут.

– Мы бы их уже догнали. Это же грузовик, «КамАЗ», а не летучий корабль.

– Значит, испарились, – спокойно сказал Панфилов.

– Нет, нет, подожди. Тормози.

– Зачем? – спросил Константин, сбрасывая газ.

– Молоковоз видел?

– Конечно, мы же его минуту назад обогнали.

– А откуда он там взялся?

– То есть?

– Там же был съезд с дороги, развязочка такая, помнишь?

– Помню.

– Они наверняка туда свернули.

Без лишних слов Константин развернул машину, направляя ее к тому месту, о котором говорил младший лейтенант Стрельцов.

– Что-то я здесь этой развязки не замечал, – сказал он, выводя автомобиль на узкое шоссе, зажатое между зеленеющими полями с полосками лесных насаждений.

– А что, часто доводится ездить по Кольцевой?

– Бывает.

– Ты сам-то откуда?

– Из Запрудного.

– Я тебе по секрету скажу, – заговорщицки подмигивая, произнес Стрельцов, – это партийные начальники дорогу заказали. Отдельную, специально для высшего персонала своих дач.

– Там партийные дачи?

– А ты не знал? – с недоверием глянул на него гаишник.

– Нужны они мне, – презрительно хмыкнул Константин. – Ты лучше скажи, зачем они туда поперли? Там же наверняка охрана. Может, ты ошибся?

Вопрос этот явно поставил Стрельцова в тупик.

– Ну, до дач еще далековато… И потом, они же все за заборами… – глядя на дорогу, говорил он.

Неожиданно вопрос о дачах отпал сам собой. Стрельцов встрепенулся, вскинул руку и закричал:

– Вон, вон они!

– Вроде эти, – с сомнением сказал Константин, – только что им здесь делать? Что-то я не пойму.

– Да ты знаешь, сколько здесь всяких стежек-дорожек, потеряться хотят.

– Может, и так.

Константин нажал на педаль акселератора, догоняя «КамАЗ», но грузовик неожиданно свернул на малозаметную проселочную дорогу, которая вела между лесопосадками к деревянному мостику через узенькую речушку.

Одинокий рыболов, дремавший возле удочки на берегу, заросшем пышной зеленой травой, с изумлением наблюдал за невиданным в этих местах зрелищем.

Грузовик с громадным полуприцепом-фурой, издавая невероятный грохот, несся по проселку.

Дорога после прошедшего совсем недавно дождя уже просохла, и позади фуры вздымались клубы пыли.

В этой пыли мелькала черная «Волга», пытавшаяся пристроиться в хвост грузовику.

Водитель «КамАЗа» отчаянно выкручивал руль, стараясь не пропустить легковушку.

Из правого переднего окна «Волги» то и дело высовывался молодой парень в милицейской форме с пистолетом в руке.

Все это напоминало сцену из детективного фильма, с той лишь разницей, что действие происходило не на широких просторах какого-нибудь Техаса, а рядом с дачными поселками советской элиты.

В голове рыбака, в прошлом ответственного работника Министерства торговли, а ныне заслуженного пенсионера, при виде грохочущего «КамАЗа» возникла мысль о нерасторопности милиции.

И лишь заметив милиционера, преследующего нарушителя спокойствия вельможных окрестностей, пенсионер немного успокоился.

Дорога на противоположный берег речушки лежала через неширокий деревянный мостик.

Казалось, ни один водитель грузовика, хотя бы из инстинкта самосохранения, не решился бы пересечь это хлипкое сооружение.

Но сейчас у шофера, сидевшего за рулем «КамАЗа», не оставалось другого выхода.

Его напарник, скрючившись от боли, лежал на боковом сиденье. Пистолет марки «ТТ» он держал в залитой кровью ладони.

«КамАЗ» со страшным грохотом промчался по деревянному настилу. Задние колеса фуры при этом подпрыгнули и разнесли вдребезги несколько досок, не выдержавших такой тяжести.

Фура едва не застряла в образовавшихся дырах. К счастью для водителя «КамАЗа», ведущие колеса тягача уже оказались на твердой почве.

Страшно взревев мотором, грузовик все-таки смог выдернуть полуприцеп и благополучно миновать это препятствие.

Лишь в самый последний момент Константин успел увидеть, что произошло на мосту.

Если бы у него в запасе имелось хотя бы несколько секунд, он смог бы повернуть в сторону или затормозить. Но сейчас времени на раздумья не хватало.

– Держись, мент! – заорал он.

Панфилов что есть силы сжал руль обеими руками и вдавил педаль акселератора до упора.

Подпрыгнув на деревянном мостке, словно на трамплине, черная «Волга» ласточкой перелетела на противоположный берег.

Когда передние колеса машины ударились об утрамбованную ленту проселочной дороги, Стрельцов вылетел из пассажирского кресла и едва не продырявил головой лобовое стекло.

Лишь каким-то чудом он успел выбросить вперед левую руку и упереться ею в пластмассовую панель.

Еще мгновение – и задние колеса «Волги» также встретились с землей.

На сей раз Стрельцов ничего не успел сделать.

Младшего лейтенанта подбросило вверх, и он врезался головой в обшивку салона.

– У, бля.

Константин, отчаянно вцепившийся двумя руками в рулевое колесо, услышал глухой стук и сдавленное ругательство. Не имея возможности повернуть голову и толком рассмотреть, что же случилось, он боковым зрением уловил какое-то движение.

На всякий случай он скинул газ и плавно, насколько позволяли условия, затормозил.

Двигатель «Волги» недовольно фыркнул и заглох. Заднюю часть машины развернуло, и она остановилась почти поперек дороги.

6
{"b":"30812","o":1}