ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь попаданки
Я скунс
Печальная история братьев Гроссбарт
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Сестра
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Академия Грейс

Значит, Косоротая блядь рассчитывал получить с Ольгиных денег свою уплывшую к Скифу долю?..

Следующая мысль буквально подбросила Кострова, красные круги перед глазами разлетелись на мелкие осколки.

– Знал еще Инквизитор! – прошептал он. – Лубянка зафиксировала мой звонок из офиса в Цюрих.

Без сомнения, его люди нашпиговали дворец Мучника "жучками" подслушки. Обычное дело – муж подозревается в покушении на жену. День и ночь слушают мразь Косоротую: в машине, в туалете, даже в сауне.

Слухачи не могли не доложить Инквизитору о готовящемся киднеппинге. Он знал, но не стал останавливать молокососов. "Сербские волкодавы" еще с Белграда у него под колпаком, но Инквизитор не стал останавливать и их… Знал ведь, что "волкодавы" возьмут след, потому что знал о ясновидении Скифа. А может, ясновидение тут ни при чем, люди Инквизитора сами навели "волкодавов" на ту глухомань.. Так вот что означал твой странный взгляд. Инквизитор, там, в ресторане "Президент-отеля"! – запоздало понял Костров. – Я все гадал, почему он дал мне спокойно улететь из Москвы… Ты, как компьютер, все просчитал!.. Просчитал, изверг, что без Ольги и сына моя жизнь в любой стране будет сущим адом. Ах ты, зверь лютый!

Последний раз поцеловав Того, Костров закрыл его лицо простыней и как лунатик вышел из обители смерти.

Над березами все еще заполошно галдело воронье, а в голых корявых ветках выводил зимнюю тоскливую мелодию ветер.

"Ветер оплакивает моего Тотошу", – подумалось Кострову, и он повернулся к появившемуся в дверном проеме Гнату:

– Вы сказали, Стецюк, что поступаете в мое полное распоряжение?..

– Так точно. В полное… На десять дней. Готов выполнить любой ваш приказ.

– Любой?

– Так точно.

– Сколько стоит ликвидация всех причастных к убийству моего мальчика?

– Все причастные уже оплачены.

– Коробовым? – вскинул глаза Костров.

– Вам не надо знать кем, – отрезал Стецюк.

– Приказываю тебе, Гнат Стецюк, ликвидировать Мучника и Скифа – лично. Засечного и Алексеева – можешь нанять бандитов…

– Есть лично Скифа и Мучника. Товарищ генерал, мне кажется, кроме известного казака, вы забыли еще одного – лично.

– Кого я забыл?

– Вы не считаете, что история смерти вашего сына написана почерком Инквизитора?

"Этот странный человек умеет читать мыло!'" – с мистическим страхом подумал Костров и хрипло выдохнул:

– Ты тоже так думаешь и можешь самого его… Инквизитора?

Десять лет назад Гнат Стецюк, закончив Институт военных переводчиков, получил назначение в КГБ.

И, к его гордости, не переводчиком, а настоящим оперативным сотрудником. В мечтах он уже видел на своих плечах погоны с большими звездами. После семи лет безупречной службы в Управлении КГБ во Львове его откомандировали на спецзадание в Афганистан. На месте выяснилось, что задание состояло в сопровождении верблюжьих караванов от Гиндукуша до Памира. Гнат быстро понял, что в тюках, болтающихся на верблюжьих горбах, был опиум, по-пуштунски – чаре. Он искренне считал, что участвует в тайной операции КГБ, необходимой для чего-то его стране, и даже гордился этим. Но когда Инквизитор перекрыл верблюжьи тропы, выяснилось, что Гнат, сам того не ведая, помогал делать грязные "наркодоллары" каким-то высокопоставленным проходимцам.

Кому именно, он не знал и по сей день. Инквизитор тогда лично сорвал с него капитанские погоны. С тех пор год за годом Гнат копил ненависть к Инквизитору и готовился к расправе над ним.

– Так ты можешь Инквизитора? – повторил вопрос Костров. – Отвечай, Стецюк!

– Десять суток я в вашем подчинении, – сухо ответил Гнат. – Приказывайте.

– Приказываю, – выдохнул Костров. – Адресами фигурантов тебя снабдит в Москве полковник Романов.

– Я знаком с полковником Романовым.

– Он же снабдит тебя оружием югославского производства.

– Предпочитаю работать своим оружием.

– Югославским, Стецюк!.. Акции должны создать иллюзию расправы хорватских секретных агентов над сербскими военными преступниками. Операция будет называться "Сербский след".

– Понимаю… Есть оружием югославского производства!

– Как я узнаю о твоих делах?

– Из газет.

– Больше не задерживаю тебя, Стецюк!

"Ужас, как он похож на Инквизитора! – подумал Костров, включая двигатель. – Будто зеркальное отражение изверга. Интересно: от бога или от дьявола они оба?" – подумал он и не нашел ответа.

– Кто в эту жизнь послан богом, а кто сатаной, какое до этого дело мне, несчастному старику, потерявшему единственного сына? – горестно вздохнул он. – Главное, чтобы мой мальчик был отомщен!

108
{"b":"30815","o":1}