ЛитМир - Электронная Библиотека

Из Цюриха папаша на нее жал, по пять раз в день звонил, срывались сделки на астрономические суммы. А Ольга уперлась и ни в какую. Тогда ее предупредили…

– Взорвали машину с шофером?

– Да.

– Кто взрывал?

– Гураев Иван. Отморозок из Львова. Рассчитывали, что одумается, а вышло: коса на камень. Ты появился – ей как шлея под хвост… Костров испугался, что она вот-вот в прокуратуру с повинной явится.

Тогда бы всей их шайке конец… Ольга не глупая, понимала, в какие игры играет… "Наружку" костровскую провела и улизнула на день в Швейцарию. А там со своим адвокатом перевела на тебя все, что было на ее счетах.

– На мою дочь.

– А нужна Коробову твоя дочь?.. У него самого наследник есть от немки, почти ровесник твоей дочери.

Об этом ты подумал?

– Складно поешь, Гена, но чтобы отец руку на родную дочь…

– Я и не говорю, что с Ольгой он сам… Заинтересованные и услужливые, вроде Кострова, всегда на стреме… Смотри, даже подшустрили, чтобы ее смерть раз-раз и списали на аварию с самолетом. Уж он-то, при его бабках, мог и из Цюриха раскрутить расследование.

– Почему не раскрутил?

– А нужна была его шайке и ему самому эта раскрутка?.. Следствие ведь неминуемо вышло бы на контрабандную торговлю оружием. Скандал в газетах… Тут, блин, не до родственных чувств…

– Все равно… Отец же он.

– Малахольный ты! – скривился Романов. – Помнишь, в Афгане Хабибулла Ольгу умыкнул?.. А ведь тогда это все было подстроено им, самим Коробовым…

– Не понял? – вытаращился Скиф.

– Я и говорю, малахольный, – усмехнулся Романов. – Слушай сюда: Хабибулла Коробову на границу пять караванов с опиумом пригнал, по миллиону баксов за караван. Коробов ему тогда фактически дочь в заложницы отдал под те пять миллионов. А всю операцию осуществил Костров.

– Не верю!

– Веришь – не веришь, а я сам тогда по рации передавал в ставку Хабибуллы о твоих с Ольгой прогулках по базарам и сообщил ему о выезде из гарнизона автобуса, в котором его люди и сцапали ее. С Хабибуллой-то я еще по Высшей школе КГБ был знаком…

Кстати, Коробов кинул его тогда, как пацана, на те пять миллионов баксов.

– Ты сам передавал Хабибулле?.. – вырвалось у Скифа.

– Сам… По приказу моего непосредственного начальника генерала Кострова, Представляешь, что бы с Ольгой было, если б тогда ты не вызволил ее?.. В гарем к нему десятой женой пошла бы или продал бы ее Хабибулла какому-нибудь грязному аравийскому бедуину… Вот и суди теперь об отцовских чувствах господина Коробова.

– Ольга об этом знала? – ошалело выдохнул Скиф.

– Осенью этой узнала… В Цюрихе Хабибуллу случайно встретила. Ты его тогда лишь ранил. Вот и пошла баба вразнос… Ты ж теперь Коробову – кость поперек горла.

– Не врублюсь!..

– Толкую же тебе, что у него на Ольгины баксы свой наследник растет. Без тебя он с внучкой без помех разберется…

– Ну, Алексеева и попа Мирослава за что? – взорвался Засечный.

– Всей информацией я не владею, но просчитать кое-что несложно, – осмелился посмотреть на него Романов. – Основная цель Коробова, конечно, Скиф.

Но чтобы у вас с Алексеевым и у правоохранительных органах лишних вопросов не возникало, решили убрать вас всех троих руками якобы хорватских секретных агентов, совершивших акты возмездия… Попа, по-видимому, убрали как свидетеля.

– Через Житомир на Пензу! – хмыкнул Засечный. – При чем тут хорватские агенты?

– При том… Мучника и Алексеева с попом, всех – оружием югославского производства.

– А Мучник где хорватам дорогу переехал?

– Говорю же, удобный момент заодно на вас его труп повесить, – пожал плечами Романов. – Чтобы потом не возникал… Ольга ведь перевела на девочку часть и его активов.

– Мы Мучника – югославским оружием, а нас им же – липовые хорватские агенты?.. – Скиф, катанув желваки, схватил его за плечо. – Фуфло толкаешь!..

К хорватам мы ни с какого боку… Нормальный народ, не отмороженный… Их генералиссимус Тито вояка был что надо. А лихим хорватским парнем Олеко Дундичем мы в суворовском училище просто бредили… По всему, "хорватским агентом", убившим Алексеева и Мирослава, был ты сам, отвечай, гад!

– Отвечай, или сброшу на хер! – вскипел Засечный.

Романов засучил ногами, стараясь отползти подальше от люка:

– Клянусь детьми, не я! – закричал он, увидев ярость в его кошачьих глазах. – Коробов ликвидатора-"суперпрофи" из Швейцарии прислал. Такие с нами даже в контакт не входят.

– Что же твой долбаный "супер" не довел "акты возмездия" до конца? – наклонился над ним Скиф.

– Миром правит случай… Мучника, как фраера, жадность сгубила. Рассчитывал, видать, вернуть свою долю, а получил дырку в голове… Это он подбил сына Кострова похитить девчонку и потребовать у тебя за нее Ольгино состояние. А лопухнулись они на том, что ты из-за своего фальшивого паспорта в Швейцарию выехать не мог. Когда мы ту шахту расшифровали, Коробов туда сразу направил Кастрата – ликвидатора с такой кличкой. По его приказу на моих глазах в вертолет загрузили килограммов сто пластида… Думаю, Кастрат имел of Коробова приказ ликвидировать всех вас в той шахте. Всех, и девочку тоже… Но вы непостижимым образом опередили его и боевиков Гураева…

– Чмо ты позорное, Романов, – вздохнул Скиф. – Надо было тебя еще в Афгане пришить, не смердел бы теперь…

– Как я мог помешать ликвидатору? – пробормотал тот. – Молите бога, что Тото Костров по-глупому влез в эту историю… Кастрат вас и в Москве перебил бы всех…

– Лапшу на уши он тебе вешает, Скиф, – сказал Засечный. – А ты их ему подставляешь.

– Нет, Семен, он не врет, – откликнулся тот. – Знаешь, почему он правду говорит?..

– Почему?

– Мы для него вроде бы уже покойники. А перед покойниками можно и душу наизнанку вывернуть.

Ты пошарь-ка в салоне, уверен, что-нибудь интересное найдешь.

Засечный зыркнул бешеным взглядом на Романова и, не откладывая дела, принялся шарить по углам и багажным полкам.

Романов заерзал и, привстав, будто размяться, неожиданно метнулся к пистолету в двери. Скиф врезал ему коротким слева. Он рухнул на деревянную решетку пола. Скиф прижал его коленом и перетянул руки за спиной брючным ремнем.

130
{"b":"30815","o":1}