ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 45

Мартовское солнце яркими снопами ворвалось в кабинет Инквизитора. Свежий ветер из распахнутых окон развеял флагами портьеры и прошелся по бумагам на столе.

"Дожили до весны. Скоро на кабаний гон выезжать, – подумал Инквизитор и сразу погрустнел, вспомнив своего незабвенного бладхаунда Рамзая. – Не трави душу, Егор. С охотой отставить!" – приказал он себе.

Помощник, поставив на стол чай и печенье на блюдечке, хотел было закрыть створки окон, но Инквизитор остановил его.

– "Конторе деда Никанора" свежий ветер всегда был на пользу, – пошутил он.

У него сегодня было немного свободного времени, и он решил разобрать бумаги в ящиках стола. Под руку попался плотный объемистый пакет. Инквизитор взвесил его на ладони и усмехнулся, вспомнив, как попал к нему этот пакет.

Полтора месяца назад его разбудил среди ночи начальник Управления ФСБ по одному из южных регионов России.

– Товарищ генерал, – доложил он. – Сегодня неизвестным лицом в управление подброшен объемистый пакет с надписью: "Весьма срочно. Дело государственной важности. Москва. В ФСБ России, генералу Дьякову. Вскрыть лично". Мы проверили его в том числе на взрывчатку и токсичность. Вроде бы все чисто.

– Какие соображения насчет неизвестного лица, Сергей Фомич? – спросил Инквизитор.

– С утра возле казенного дома, говорят, крутился какой-то здоровенный бородатый мужик, вродь бы кавказской или цыганской национальности…

– Цыганской, говоришь?..

– Вроде бы… Ищем, ищем его, Егор Иванович.

– За пакетом, Фомич, к тебе завтра прилетит майор Кулемза. Отдашь ему. И вот еще что, Фомич, не ищи ты того цыгана. И твои опера, ежели встретят его по случаю, пусть не узнают его…

– Лады, Егор Иванович. Тебе виднее…

На следующее утро Кулемза вылетел в южный город. На Лубянке доставленный им пакет, не вскрывая, снова исследовали и не обнаружили в нем ничего такого. Вскрыв в кабинете пакет. Инквизитор нашел в нем летный планшет с проложенным курсом на Загреб, магнитофонную кассету и синюю папку с инструкциями на сербском языке по обслуживанию и боевому применению зенитных ракет класса "земля – воздух". Внутри синей папки была еще прозрачная пластиковая папка для файлов с сопроводительными документами на ракеты. Инквизитор вставил в магнитофон кассету, и в кабинет ворвался гул самолетных турбин. Потом послышались голоса Романова, Засечного и Скифа…

Полдня Инквизитор потратил на прослушивание кассеты и изучение документов, потом вызвал Кулемзу и, держа за уголки папку для файлов, сказал:

– Здесь столько "пальчиков", Кулемза, что, похоже, на целый роман хватит. Сними их и идентифицируй с "пальчиками" очень серьезных людей, поставивших подписи вот на этих документах. И вот еще что.., у нас служил такой полковник Романов.

– Служил.

– Возьми его сегодня, Кулемза, но аккуратно возьми, без шума. Хочу с ним поговорить.

На следующий день Инквизитор уже смог побеседовать с Романовым тет-а-тет. Вначале Романов возмущался произволом в отношении себя, требовал адвоката и наотрез отрицал всякую свою связь с мифическим подразделением "Феникс". Но когда Инквизитор дал ему прослушать кассету и показал синюю папку с его "пальчиками", он буквально впал в транс.

Во время следующих бесед Романов много говорил и никак не мог наговориться… Он уже никуда не спешил и просил только одного – надежной защиты.

Но нового о Хозяине Империи он ничего сообщить не мог. Так же как и нового чего-то а нелегальном подразделении "Феникс". Вся его информация была вчерашнего дня. Инквизитору было ясно, что после провала операции "Аист" Коробов Романову не совсем доверяет.

Собственно, Романов сам понимал это. Понимал и то, что свободу и саму свою жизнь ему теперь надо усердно отрабатывать…

И вот сейчас, взвешивая в руке папку, Инквизитор затаенно улыбнулся.

"Нужно собирать неопровержимые улики. Если все подтвердится, тогда эта папка громыхнет взрывом такой мощности, что вылетят из своих высоких кабинетов многие их сидельцы, подрядившиеся за доллары готовить погибель своей стране, – подумал он. – А пока пусть она полежит еще в надежном месте. Не пришло еще то время…"

В дверь просунулась скуластая физиономия теперь уже подполковника Кулемзы.

– Товарищ генерал, Романов снова просит вас о встрече, – доложил он. – Предлагает завязать двойную игру против "Феникса". Мне кажется, предложение дельное…

Инквизитор поморщился.

– Попробовать можно, Кулемза, но знаешь, на Востоке говорят: "Предавший раз – предаст и сто раз".

Инквизитор ожидал такого предложения от Романова, но считал, что "клиент пока не созрел" и форсировать его "двойную игру" не стоит, потому что в ней будут поставлены на кон десятки человеческих жизней. Они принадлежат разным людям: предателям и негодяям, разворовывающим страну, людям, запутавшимся в хитросплетениях политических интриг, разуверившимся во всем и во всех, и тем людям, для которых служение Отечеству не девальвированное, как "деревянный" рубль, понятие, а смысл и единственно возможный способ жизни.

– Времени на наших харчах у Романова много, – сказал Кулемзе Инквизитор. – Пусть свои предложения изложит на бумаге, а там покумекаем…

Кулемза вышел из кабинета.

Инквизитор вынул из ящика стола пачку карточек с наклеенными на них фотографиями.

Придвинув к себе металлический поднос, щелкнул зажигалкой и поднес к огню карточку с фотографией Серафима Мучника. Следом в огне исчезли карточки Тото Кострова, Гната Стецюка, Ивана Гураева, Ленчика из Почаевска, Кобидзе, Лисьей мордочки, Гундосого, Мерина, Хряка, Бабахлы, Хайло, Прыща.

Перед ним оставалось еще несколько карточек.

Карточку старого воровского пахана Ворона он отложил в отдельный ящик. Хотел было туда же положить карточку экс-генерала КГБ Кострова, но чему-то усмехнулся и щелкнул зажигалкой…

Долго держал Инквизитор перед собой карточку с фотографией Ольги Коробовой, совсем уж было поднес к ней зажигалку, но, передумав, выдвинул ящик стола и положил ее рядом с карточкой бывшего афганского полевого командира Хабибуллы, а ныне – одного из крупнейших мировых торговцев нелегальным оружием и наркотиками.

134
{"b":"30815","o":1}