ЛитМир - Электронная Библиотека

В дверь заглянул сияющий помощник:

– К вам гость, товарищ генерал-лейтенант.

– Коли гость, пусть заходит.

Помощник посторонился. В кабинет, опираясь на палочку, вошел полковник Максим Шведов. Из-за его спины выглядывал ухмыляющийся Кулемза.

– Разрешите, товарищ генерал? – спросил Шведов, что-то пряча под курткой. Инквизитор, обняв его за плечи, усадил на стул перед столом.

– Не рано ли поднялся, герой? – спросил он по-стариковски ворчливо.

Шведов смущенно улыбнулся:

– Дело у меня к вам.

– Какое еще дело, когда тебе завтра снова на операционный стол ложиться.

– Вот мое дело! – Шведов вытащил из-за пазухи и положил на стол ушастый пухлый комочек с красными глазами и победно торчащим хвостиком. – Дочь вашего Рамзая вот произвела на свет сие челрачное чудище заморское… Так сказать, внука… Прошу любить и жаловать его, Егор Иванович.

А "чудище заморское", нисколько не смущаясь генеральских погон, для начала надудонило в поднос с пеплом, потом принялось исследовать широкий генеральский стол. Наступив себе на ухо, перевернулось, показав розовый животик, и, встав на толстые лапки, со шкодливым интересом уставилось на Инквизитора.

– Ррррр! – сказало оно, будто здороваясь. – Ррррры!

Инквизитор протянул ему указательный палец.

"Чудище" тут же вцепилось в него своими молочными зубками и, упершись всеми четырьмя, стало тянуть на себя.

Кулемза толкнул Шведова и показал подбородком на генерала.

Обычно непроницаемые глаза Инквизитора были влажными и светились какой-то почти детской радостью.

– Ну, здравствуй, внук! – сказал он и поднес щенка к лицу. Тот исхитрился и с ходу цапнул его за нос.

Шведов и Кулемза впервые услышали смех Инквизитора.

Положив щенка в ладонь кверху животиком, он поднял на Шведова погрустневшие глаза:

– Два раза нельзя войти в одну реку, Максим, но… но пусть внук тоже будет Рамзаем.

Шведов кивнул в ответ и спросил, меняя тему:

– Какая-нибудь информация о Скифе не поступала, Егор Иванович?

– Как в воду канули сербские войники, – ответил тот. – Питон почему-то решил, что это наша Контора скрывает от него его внучку, и потребовал вернуть ее. Стал осаждать МИД грозными письмами, а властные инстанции звонками. Пришлось нашему человеку в Швейцарии кое-какие бумаги ему показать… И… заверенную копию посмертного письма его дочери.

– И что Питон на это?..

– Больше не требует внучку! – засмеялся Кулемза.

– А девочку-то нашли, Егор Иванович? – спросил Шведов.

Инквизитор переглянулся с Кулемзой.

– Жалею, что не успел познакомить вас со Скифом, – вздохнул Шведов.

– Еще познакомимся, – улыбнулся Инквизитор. – Уверен, рано или поздно сам придет к нам твой Скиф.

А за девочку не беспокойся, Максим, ликвидаторов из "Феникса" мы к ней близко не подпустим…

Шведов облегченно улыбнулся.

* * *

Держа похрапывающий теплый комочек у груди, Инквизитор подошел к окну, вдохнул в себя свежий весенний воздух и процитировал:

– "…Да, Скифы – мы! Да, азиаты – мы, с раскосыми и жадными очами!.." Скифы… Понимаешь, какое дело, Максим: твой Скиф уменьшил мою стариковскую тревогу… Время сейчас поганое. Можно сказать, подлое время. Нечисть из всех щелей выползла. Но ясно одно: пока есть Скиф и такие, как Скиф, как ты, как Кулемза, государству Российскому быть. Все его хулители, растлители и разорители в конце концов о русского человека, как волны о скалы, разобьются.

– Я уверен в этом, – кивнул Шведов. – Только уж слишком русский человек терпелив и молчалив.

– "Альтисима квэквэ флюмина минимо солу ля буатур", – сказал по-латыни Инквизитор и перевел:

– "Самые глубокие реки текут с меньшим шумом". И никогда не меняют русла…

135
{"b":"30815","o":1}